Украина-Венгрия. Ревизия отношений

Дмитрий Тужанский, Сергей Сидоренко, "Европейская правда"  27 ноября 2017 21:14  190165723 0167308
Украина-Венгрия. Ревизия отношений

Виктор Орбан раскрыл карты: как будет нарастать конфликт Украины и Венгрии, пишет Европейская правда.

Больше двух месяцев Виктор Орбан публично игнорировал украинскую тему, хотя его команда за это время развернула мощную медийную и дипломатическую кампанию против закона об образовании – вплоть до блокирования диалога на уровне Украина-НАТО.

Однако с недавних пор венгерский премьер резко изменил поведение: он не только несколько раз очень откровенно высказался об отношениях с Украиной, но и лично включился в противостояние с Киевом.

В последних заявлениях венгерский премьер сообщил Украине, что проблема – не только в образовательном законе. Украинско-венгерские отношения переживают комплексный, глубокий кризис, который закон об образовании только обнажил.

Это прежде всего кризис взаимных ожиданий и обещаний, который наверняка будет долгим и может обостриться в любой момент.

Конец молчания и единство с шантажом

В украинских СМИ с начала сентября было немало жестких и критических заявлений из Венгрии, но только специалисты обратили внимание на важную деталь: первое лицо страны, премьер-министр Виктор Орбан, старательно избегал комментариев по этому вопросу. Роль "ястреба" была отведена главе МИД Венгрии Петеру Сийярто – именно от него звучали слова про "нож в спину" и блокирование по линии НАТО/ЕС.

Но за последние недели Орбан вступил в игру и стал главным ньюсмейкером в этом вопросе, не менее бескомпромиссным. Как сообщала "Европейская правда", премьер Венгрии в первые дни своего участия в конфликте заявил, что ему безразлично, соответствует ли стандартам украинский закон, и подтвердил, что будет блокировать сближение Украины с ЕС и НАТО.

Еще через неделю венгерский лидер попытался привлечь на свою сторону генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда и распространил сообщение о его поддержке. Правда, до сих пор остается неясным, были ли искажены слова генсека – в его офисе воздержались от комментариев по этому поводу.

Итак, что же заставило Орбана внезапно присоединиться к конфликту с Украиной?

Первая причина – то, что официальный Киев за два месяца не изменил позицию.

Украина не поддалась на огромное давление, несмотря на угрозы пересмотра Соглашения об ассоциации с ЕС и блокирования диалога Украина-НАТО. В этих условиях дальнейшее молчание Виктора Орбана могло быть расценено уже как слабость и беспомощность.

Украина-Венгрия. Ревизия отношений (2faa101-500)

Вторая причина – приближение решения Венецианской комиссии, которое ожидается 9 декабря.

Венгерский премьер должен был подготовиться ко всем сценариям. В том числе к тому, что "Венецианка" не поддержит позицию Венгрии. Именно поэтому Орбан четко объяснил: вердикт европейских юристов, каким бы он ни был, не изменит мнение Будапешта, давление на Украину продолжится.

Третья причина – это, конечно же, выборы в Венгрии.

Свое молчание в отношении Украины Виктор Орбан прервал накануне 27-го конгресса правящей партии "Фидес", на котором его переизбрали руководителем и фактически выдвинули в премьеры.

К слову, значение "украинского вопроса" не стоит преувеличивать, оно далеко не номер один в предвыборной повестке дня в Венгрии. Эта тема не слишком интересна СМИ и не столь выгодна правящей команде, как, скажем, борьба с Соросом или продолжающееся противостояние с Брюсселем. Но она важна лично для премьера.

За последние четыре года команда Орбана действительно приложила немало усилий на украинском направлении. Это и усиление дипломатической команды, и создание отдельной должности спецпредставителя правительства Венгрии по Закарпатью, и инфраструктурные (и не только) кредиты.

Удалось даже добиться определенных шагов навстречу со стороны Киева.

После встреч с Владимиром Гройсманом в Будапеште и с Петром Порошенко на Мальте Виктор Орбан искренне надеялся, что Украина станет его историей успеха в расширении прав венгерской общины, которую он сможет "продать избирателям" во время кампании 2018 года.

Но высокие ожидания стали, цитируя венгерского премьера, "историей тяжелой и печальной".

Принятие закона об образовании в Украине, по мнению Будапешта, грозит началом обратного процесса – сворачиванием автономии венгерской общины (подчеркнем, речь идет об автономии культурной, а не территориальной!).

Поначалу проблемы на "украинском фронте" несли для Орбана как имиджевые, так и электоральные угрозы, но вторая проблема понемногу теряет актуальность. Виктор Орбан сейчас чувствует большую электоральную уверенность, его рейтинги растут. 47% венгров хотят оставить действующего премьера (данные института Nézőpont), а рейтинг партии "Фидес" вырос до 40%, что является рекордом с 2011 года (данные компании Medián).

Это сделало команду Орбана и его лично неуязвимыми на украинском направлении. Поэтому премьер Венгрии, похоже, решил лично возглавить диалог с Киевом. И судя по всему, будет действовать в присущем ему жестком и контроверсионном стиле.

Понять его логику крайне важно для украинской стороны.

Чего хочет Виктор Орбан?

Премьер Венгрии в своих последних заявлениях сказал, что его мало интересуют дебаты о том, соответствует ли украинский закон об образовании европейским стандартам, но в то же время подчеркнул, что если Украина стремится в ЕС, то ей придется следовать "базовой идее и ценностям" ЕС, которые якобы запрещают сужать права нацменьшинств.

И не удивляйтесь, что венгерский премьер не уточняет, где зафиксирован такой запрет. Речь идет о его личном видении ценностей ЕС.

В этой контроверсионности заключается логика действий Виктора Орбана – лидера страны, который постоянно ведёт споры с Брюсселем из-за норм национального и европейского законодательства.

Орбан, похоже, действительно верит, что Венгрия сегодня стоит на страже настоящей Европы, а интересы венгерской нации – основа стабильности как в Карпатском регионе, так и на континенте в целом. Таким образом, противостояние с Киевом он переносит в комфортную для себя плоскость мировоззренческой борьбы венгерской нации за собственную идентичность, права и лидерство.

Именно на этом строится современная Венгрия Орбана. Это его стратегическая линия, которая нивелирует другие факторы.

В то же время, судя по всему, венгерский премьер не намерен превращать Украину в еще одного откровенного "врага Венгрии", вроде Джорджа Сороса, мигрантов или брюссельской бюрократии.

В своих заявлениях Орбан говорит, что дружба с Киевом остается – хотя и "остыла". Он продолжает подчеркивать беспрекословную заинтересованность в сильной, независимой и европейской Украине. А еще подчеркивает, что образовательный закон – это лишь одна из точек напряженности.

Премьер Венгрии вспомнил о трех других темах, очень чувствительных для Будапешта: законопроекты по вопросам гражданства, языка (оба зарегистрированы в Раде) и вопрос возвращения церковного имущества. Два последних вопроса, наряду с образовательным, с давних пор звучат в украинско-венгерском диалоге. Они являются частью "совместной декларации", которую Петр Порошенко согласовал с одним из лидеров венгерской общины Закарпатья Ласло Брензовичем еще перед президентскими выборами 2014 года.

Украина-Венгрия. Ревизия отношений (3f4f1ea-politychnyi-dogovir-poroshenko-zakarpattya-brenzovych-ugorschyna-1)

Именно на это "соглашение" – несмотря на отсутствие у него юридического статуса – ссылается Будапешт, когда говорит о нарушении договоренностей со стороны Порошенко.

А значит, не стоит тешить себя надеждами, что сегодняшние действия Будапешта нацелены именно против образовательного закона.

Противоречий значительно больше.

Стратегическая цель Будапешта – провести ревизию украинско-венгерских отношений. Тактическая – сохранить существующий объем прав венгров в Украине. Конечно, на Закарпатье они не имеют того уровня автономии, как, например, венгерская община в Воеводине (Сербия), но даже нынешние права венгерского меньшинства в Закарпатье достаточно широки.

И этим тоже объясняется осторожность венгерского премьера в украинском вопросе. Он оставляет плацдарм для компромисса. К примеру, упомянутый выше Ласло Брензович до сих пор является членом президентской фракции, а фракция венгров КМКС входит в неформальное пропрезидентское большинство в Закарпатском облсовете.

Да и на международном уровне речь не идет о полном блокировании украинских инициатив: официальный Будапешт по-прежнему поддерживает антироссийские санкции ЕС, а в ноябре проголосовал за резолюцию ООН по Крыму.

Еще один мотив не сжигать мосты с Украиной – выборы в Венгрии.

Они и в дальнейшем будут оказывать давление на Орбана, не только электорально, но и имиджево. Венгерская дипломатия помнит, как в 2009 году тогдашнего президента Ласло Шойома показательно не пустили в Словакию в самый разгар конфликта с этой страной (кстати, тоже из-за языкового закона).

А Орбан и его соратники наверняка планируют до выборов приехать в Закарпатье, чтобы лично пообщаться с тамошней венгерской общиной.

Между прочим, то, что Виктор Орбан лично взялся за решение вопроса, открывает дверь к диалогу на высшем уровне – между ним и Петром Порошенко. Хотя для того, чтобы этот диалог имел хоть какую-то добавленную стоимость, Киеву необходимо четко определить свою стратегию в украинско-венгерском конфликте.

Стратегия для Киева

Стоит отметить, что официальный Киев и лично Порошенко сегодня находятся в более выгодной позиции, чем премьер Венгрии и его команда.

У украинской стороны есть в запасе ряд рычагов, включая законопроекты, о которых упомянул венгерский лидер. В то же время рычаги Будапешта довольно ограничены. Как ни прискорбно для нас, но перспективы реального сближения Украины с ЕС и НАТО сейчас туманны, а поэтому блокирование нашего диалога с Брюсселем – это, конечно, неприятно, но на данном этапе не имеет большого практического значения.

При этом сдержанная позиция Киева в конфликте с Венгрией добавляет Украины солидности.

Но чтобы такой подход был эффективным, нужен план действий, активность в его воплощении и гибкость. И если в ситуации с образовательным законом такой план есть, то в других проблемных вопросах Киеву не хватает и стратегии, и тактики.

Тактически Киеву выгодно активно действовать именно сегодня, не откладывая – 

и потому, что сейчас наша позиция сильнее, и учитывая предвыборную ситуацию в Венгрии.

Каким бы ни было наше отношение к Орбану в разгар нынешнего конфликта, но Украине выгодно, чтобы по итогам предстоящих выборов он получил конституционное большинство. Потому что главный конкурент его партии "Фидес" на том же электоральном поле Венгрии – пророссийские правые из партии "Йоббик", часть из которых не скрывают территориальных претензий к Украине.

Если в новом парламенте Орбану придется с кем-то договариваться и блокироваться, то это, скорее всего, будет именно "Йоббик". Нужна ли Украине такая коалиция? Вопрос риторический. Поэтому вполне удачным может быть даже мнение о том, чтобы немного подыграть Орбану перед выборами.

Второй аргумент – то, что уже после венгерских выборов команда Орбана будет еще менее уязвимой в украинском вопросе, ему не надо будет учитывать мнение избирателя. Зато Киев, наоборот, станет более уязвимым, поскольку у нас начнется своя кампания, а каждый венгерский укол на евроинтеграционном направлении может обернуться электоральными потерями для Петра Порошенко.

Украина-Венгрия. Ревизия отношений (d915b5c-orban-borders-brussels-videosmall)

Открытым останется и вопрос электоральной поддержки со стороны нацменьшинств, в частности венгерского, которое обычно очень "дисциплинированно" на выборах. И тогда Порошенко точно вспомнят обещания, которые раздавались до и после его избрания президентом.

Но возможно ли сдержать эти обещания, не потерять поддержку Закарпатья и одновременно не предать украинские национальные интересы? Наш ответ – да. Хотя это будет непросто.

Сегодня Украина, по сути, проводит перезапуск и оформление своей государственности. Конфликтные ситуации с Венгрией (и не только с ней) на этом пути неизбежны и закономерны.

Это надо помнить, оценивая нынешние споры.

К слову, в Будапеште это понимают, даже когда безапелляционно требуют соблюдения предыдущих обещаний. Спецпредставитель правительства Венгрии по сотрудничеству с Украиной Иштван Грежа прямо говорит, что Венгрия оставляет путь к диалогу; и то, что Орбан не разрушает мосты, дополнительно подтверждает такую ​​возможность.

Следовательно, тактика мелких уступок с обеих сторон может скорректировать существующую повестку дня двусторонних отношений.

Где есть место для компромисса?

Итак, стоит задуматься, в чем Киев может тактически уступить, выполнив то, что уже обещано Венгрии, и чего должен требовать в ответ на эти уступки, чтобы выиграть стратегически?

И самое главное – как не перейти черту, за которой компромисс становится похожим на сдачу национальных интересов? Перечислим одну за другой "болевые точки" наших отношений с Венгрией.

Во-первых, это вопрос языка образования.

Здесь позиция Украины четкая: возврат к прежнему состоянию, когда ученик с 1 до 11 класса учился на венгерском, не представляется возможным. Сохранение "статуса кво" не идет на пользу никому – ни государству, ни самим ученикам, которые не по своей вине теряют шанс на социализацию в других регионах Украины, на вступление во львовские, харьковские или киевские вузы и тому подобное.

Но путь к компромиссу есть даже при нынешней редакции закона об образовании.

Его норма о том, что часть предметов может преподаваться на языке меньшинства, дает достаточную гибкость, ведь там не сказано, о какой "части" идет речь – об одном предмете, о 40% или даже больше 50%?

Чтобы зафиксировать этот компромисс, нужно как можно скорее подготовить закон о среднем образовании и необходимые подзаконные акты. Здесь действительно не обойдется одним только законом; в каждой школе должна оставаться гибкость. Кто-то выберет билингвальное образование (когда один предмет преподается на двух языках), где-то – нет достаточно квалифицированных учителей...

И здесь важно не только то, каким будет текст закона, но и то, как он будет готовиться и приниматься. Это должно быть публичный экспертный диалог с максимальным привлечением нацменьшинств. Последние несколько месяцев Лилия Гриневич утверждает, что готова возглавить и гарантировать этот процесс. Но здесь важна политическая воля всего политического руководства Украины.

Второй вопрос – закон о гражданстве.

Напомним, с марта этого года в парламенте лежит как "неотложный" президентский законопроект об упрощенном порядке лишения гражданства тех, у кого нашли второй паспорт.

Вопрос – действительно деликатный. И проблема не только в том, что его принятие повлечет за собой новый всплеск нашего конфликта с Будапештом. Еще более серьезными будут последствия этого решения для жителей Закарпатья.

То, что "неотложный" законопроект лежит в парламенте без движения, не случайно. В конце марта Порошенко провел встречу с Орбаном, где венгерскую сторону интересовал именно этот вопрос. Тогда премьер Венгрии сообщил, что они достигли компромисса, хотя не уточнил, в чем он будет заключаться. Похоже, речь шла об анонсированной Андреем Парубием правке, которая позволит украинцам иметь второй паспорт, если они не работают во власти – то есть не являются госслужащими или чиновниками местного самоуправления.

Вопрос, конечно, очень деликатный. По сути, речь идет об узаконивании объективной реальности с двойным гражданством, которое уже стало массовым явлением в Украине.

Но никто не мешает ограничить действие такого "разрешения", не распространяя его на граждан страны-агрессора.

В то же время такое решение даст власти реальные инструменты для контроля за паспортами других стран у украинцев, в том числе у чиновников.

Третье – это вопрос так называемой венгерской Притисянской стратегии.

Это – еще более деликатный вопрос, чем гражданство.

Речь идет как о восстановлении мажоритарного избирательного округа, который существовал до 2002 года, а также о создании объединенных территориальных общин в пределах компактного проживания венгров вдоль реки Тиса (Береговский и Виноградовский, а также частично Ужгородский и Мукачевский районы).

Для венгерского меньшинства этот вопрос – крайне важный, он звучит каждый раз с приближением выборов. Но и в нем возможна гибкость.

В "соглашении" Порошенко и Брензовича от 2014 года это звучит так: "обеспечить парламентское представительство венгров Закарпатья". А это значит, что даже в случае изменения избирательной системы ключевые партии способны и даже заинтересованы в том, чтобы удовлетворить меньшинства.

Что же касается образования ОТГ на Закарпатье, то этот процесс необратимый. Децентрализация и админреформа остаются среди ключевых украинских реформ. Поэтому для Киева есть смысл включить этот вопрос в перечень взаимных обязательств с Будапештом.

В то же время необходимо решить вопрос с объемом "культурной автономии" венгров в Закарпатье. Венгерская община Закарпатья даже сейчас имеет высокий уровень самоуправления. Недавнее проявление этого – венгерские флаги на админзданиях Берегова. Это вроде бы не противоречит украинскому законодательству.

Задача Киева – упорядочить эти проявления в диалоге с венгерским меньшинством, пусть даже при участии Будапешта. Украина должна очень четко и недипломатично говорить, что у автономии закарпатских венгров есть предел: она может быть культурной, но не территориальной. Украина является унитарным государством, и любые попытки поставить это под сомнение недопустимы.

Вопрос "языковой автономии" стоит выделить отдельно, под четвертым номером.

Здесь пространство для компромисса практически отсутствует. Трудно представить, какими могут быть уступки Киева в вопросе замены языкового закона Колесниченко-Кивалова, к написанию которого очень активно подключилась венгерская сторона и по которому венгерский язык получил статус регионального в Берегове.

Перед Киевом стоит очень непростая задача: убедить Будапешт, что этот закон абсолютно не вписывается в украинские интересы и угрожает украинской государственности. Украине нужен новый закон, который, скорее всего, несколько ограничит статус региональных языков.

Правда, этот вопрос может быть отложен в долгий ящик, ведь учитывая ситуацию на Донбассе, у Порошенко вряд ли будут стремиться принять новый языковой закон. По крайней мере, до завершения избирательного цикла в Украине.

И, наконец, пятое: Киев должен изменить свое отношение к нацменьшинствам.

Сейчас этот вопрос воспринимается как "вторичный", региональный, возложенный на местных руководителей. На самом деле это – вопрос стабильности страны, а также отношений со странами-членами ЕС и НАТО, который влияет на наши отношения с этими союзами.

Поэтому в ответ на описанные выше уступки Киев должен рассчитывать и настаивать не только на снятии Будапештом блокады евроатлантической интеграции Украины, но и на большем – на лоббировании интересов Украины в европейских структурах.

Кроме того, Киев должен не только привлекать представителей меньшинств к диалогу о решениях, которые их касаются, но также требовать от Будапешта четкой координации в чувствительных для нас вопросах – в частности, связанных с так называемой концепцией автономии для заграничных венгров, ведь она иногда несет угрозу для современной Украины, особенно на фоне войны с Россией.

Конечно, возможен и другой сценарий: украинско-венгерские отношения останутся "замороженными" на нынешнем уровне надолго.

По меньшей мере – до серьезных изменений в украинской власти. Или венгерской.

В этом случае следует быть готовыми к периодическим конфликтным ситуациям, в частности вокруг идеи автономии закарпатских венгров. А это уже вопрос стабильности отдельного региона – Закарпатья, расшатать ситуацию в котором сегодня, как показывают последние события, не так уж и трудно. Даже без российского вмешательства.

Этот сценарий требует от официального Киева совсем другой политики, прежде всего региональной, чем та, что есть сейчас. Этим путем в свое время пошли Словакия и Румыния, но их опыт не получится  перенести в Украину, ведь у них не было войны с Россией и уже в то время они вместе с Венгрией состояли в ЕС и НАТО.

Поэтому нам, как всегда, придется изобретать свой путь.

И при этом помнить о том, что решения должны быть тщательно взвешенными. Уступки в вопросах национальной безопасности могут слишком дорого стоить государству. Опыт последних лет наглядно это доказывает.

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>