Мишель. Последний друг буйволов

Богдан Логвиненко  27 декабря 2015 12:28  407112907 1114009
Мишель. Последний друг буйволов

Путешественник, журналист, культурный менеджер и просто молодой украинец Богдан Логвиненко ездит по миру и собирает истории об интересных людях. Его большое путешествие по Закарпатью не могло не завести в совершенно особое село - Нижнее Селище, что в Хустском районе. Итак, рассказ об одном из его жителей. А, точнее, о нескольких... Слово - Богдану:

О Мишеле мне рассказали что к поездке по Закарпатью. Несколько дней назад началась экспедиция #carpaty1516, в которой мы ищем интересных и замечательных людей в разных уголках украинских Карпат. От встречи с Мишелем я ожидал чего угодно, мы встретились с активистами Нижнего Селища, сообществом Лонго Май, но с первых минут встречи с Мишелем мы просто влюбились в него и все как один подтвердили: "Мы вернемся еще к нему."

Он встретил нас у своей новой конюшни, только несколько дней как недостроенной на новом месте, в селе Чумалево. Мы пошли пить чай. Это была первая ночь, которую Мишель провел на новом месте. Для животных он построил огромный ангар, а для себя - маленькие две каморки. В одной из ячеек стоят две кровати, печь с печкой, на печи можно что-то приготовить. Сбоку лежит дерево, Мишель конструирует из досок и кирпичей стол. У нас всего три чашки на пятерых. Мы садимся говорить о том, для чего он здесь и так кажется, что ему самому очень хочется об этом рассказать. Мишель светится, из него просто прет невероятная сила и свет, он говорит чистым закарпатским говором, иногда некоторые слова выпадают из нашего понимания, он сразу же это замечает и говорит соответствие на английском. Так мы разговариваем.

Мишель. Последний друг буйволов (Мішель1)

"Это моя хыжа" - говорит Мишель

О Мишеле здесь знают все. "Тот немец шо буйволов разводит?» - спрашивал нас его сосед. Мишелю через неделю исполнится 33, он из города Киел, на севере Германии, между Гамбургом и датским рубежом. Его родители - бизнесмены и имеют собственные предприятия, а брат недавно тоже открыл свою фабрику. Мишель пошел другим путем, он учился в Фрайбурге, городе на границе с Францией и Швейцарией. Получил образование лесника-эколога, но не хотел оставаться и работать в собственной стране.

- Мне показалось, что в Украине я смогу найти еще те эко-условия наших предков, потому что в Германии их уже нет. Люди должны жить у природы, это то, что я хочу показать на своем примере, мы должны быть ближе.

Мишель сначала приехал в коммуну Лонго Май и помогал в Нижнем Селище. Потом начал интересоваться буйволами. Оказалось, что в начале ХХ века только в трех окрестных селах было несколько тысяч буйволов. В каждом дворе, в каждой хате держали буйволиц как коров. Но потом пришли коммунисты и забрали всех буйволов в колхозы. Люди остались без домашнего хозяйства. Все насильно коллективизировали. Никто даже представить не мог, как это может повлиять на домашнее животное.

- Есть разные буйволы. Этот - Карпатский, он умный. У него совсем другое сознание, чем в Болгарского, например. Карпатский буйвол - это друг. Буйволица никогда не даст молока, если вы не друзья. С ней надо общаться, это не глупая корова или коза, у нее свой характер. Его нельзя бить. Карпатский буйвол - это украинский слон. Он все помнит, у него свой характер. Вы будете приходить к ней за молоком, а она будет вам говорить: Эй, человек, ты чего хочешь? Какого молока? Ты что, ребенок мой или мой друг? Для чего тебе молоко?

Эти буйволы в колхозах не давали молоко вообще, коммунисты их просто вырезали на мясо.

В 90-х в окружающих селах осталось около сотни буйволов. Их популяция постоянно уменьшалась. Мишель приехал сюда семь лет назад и начал искать буйволов от двора ко двору. Нашел несколько фондов, которые помогли, несколько председателей села дали ему землю, оставшуюся от уже ничейных колхозов и Мишель начал собирать буйволов с окраин. В Чумалево у него уже вторая ферма, первая в Стебливке. Мишель говорит, что в Чумалево лучше, так как значительно дальше от людей и здесь почти нет мусора.

- Когда буйвола здесь зарезают - внутри до десятка килограмм пластика в желудке. Буйволы болеют здесь именно от этого. Здесь проблема даже не в том, что почти нет квалифицированных ветеринаров, а в том, что люди засоряют природу, не задумываясь не только о внешнем виде своих земель, а и о том, что убивают своих же животных, свою историческую фауну.
Мишель говорит, что разведение буйволов - это не бизнес. Его спасает производство сыра и буйволиного молока. Килограмм сыра стоит 200 гривен. А самых буйволов никто не покупает. Им нет цены.

- Я могу назвать любую цену. Нормальная цена - около двух тысяч евро. Но и за пятьсот евро буйвола никто не купит. Или покупают, полгода с ними помучатся и зарезают на мясо. Звонят и говорят: "возьми назад, человек, своих тупых буйволов." Последние два года у меня не купили ни одного. Все говорят, что Карпатский буйвол - тупой. Но он не тупой, наоборот - он как человек. Он не будет вам делать бизнес, он может вам помогать в хозяйстве, но не более. У меня с десяти буйволов на этой ферме молоко дают всего три буйволицы. Остальные - все еще мне не доверяют.

Мишель. Последний друг буйволов (Мішель2)

Мишель гладит Регину

У каждого его буйвола есть имя. Бычка зовут Ромка. Мишель говорит с ними по-закарпатски. Мы подходим к их пастбищу и он нас знакомит, рассказывает о каждом из буйволов, знакомит с быком, советует к нему не подходить. У нас ощущение довольно смешанные, буйволы чистят себе копыта и тяжело дышат, выглядит это так, как они берут разгон на корриде, что уже запрещена. Мишель предлагает на самой спокойной буйволице покататься верхом. Мы все вчетвером отказываемся.

Мишель очень разумно подходит к организации процессов на своей ферме. Недавно он создал племенную книгу, генетический резерв в центре Закарпатья - на «Салдобош", а также активную сеть питомников с пятью генетическими линиями. Мишель пытается показать людям, как можно держать буйволов, что для этого нужно, какие условия. Он пытается восстановить исторический цепочку. Он организовывал встречи с теми, кто держал буйволов пять лет назад, когда он начал заниматься этим делом.

- Я понял, что здесь вообще никто не знает, как за ними надо ухаживать. Я, немец, давал местным семинары по уходу за животным, обитающим здесь полторы тысячи лет.

Тем не менее, у Мишеля здесь есть и бабушка, которую он называет своим учителем. Это она передала ему множество знаний о местном земледелии и животноводстве. Мы зашли к бабушке Гаск, которая живет в нескольких километрах от ближайшего дома и просит немца хотя бы раз в день ее навещать. Она невероятно живая, хотя и имеет 80 лет и о ней будет следующая история.

Мишель. Последний друг буйволов (Мішель3)

Мишель и бабушка Мария

Мишель постоянно принимает у себя волонтеров. Говорит, что это очень тяжелая работа. С ними бывает труднее, чем с животными, поведение которых бывает более предсказуемо. Волонтеры приезжают на слишком короткий срок, только начинают вливаться в процесс, как уже нужноехать. Некоторые из волонтеров начинают бухать, как только Мишель уезжает на несколько дней с фермы. Говорит, что сейчас у него самый длинный период вообще без людей. Мы идем на старую ферму и помогаем перевести Мишелю стадо коз. Там у него есть домашняя гуцульская корова и карпатская мохнатая свинья по имени Саша, что ведет себя как собака.

Мишель. Последний друг буйволов (Мішель4)

Мишель кормит гуцульскую корову

Мишель разводит также местных лошадей подвида гутан. Карпатских мохнатых свиней осталось 500 штук, из них пятдесят у Мишеля. Половину популяции карпатских буйволов, если не больше, держит именно он.

Он настолько светлый и настолько любит грязь, в которой ковыряется. Здесь нет ни капли асфальта, глина налипает огромными кусками на обувь, в этом он видит и свой позитив, поскольку люди сюда редко доходят. Единственная дорога существует в монастырь рядом и мусор время от времени прибывает именно оттуда.

- Я многого не знал, попав сюда. Возил из села людей в монастырь. У меня свой УАЗик здесь старенький. А они у меня воровали, сливали бензин. Вот я заправился на 500 гривен, заехал, завез в монастырь, возвращаюсь к машине - а бензина нету. А мне тогда говорят: ты что, человек, в машине бензин оставляешь? Что, глупый? Аккумулятор оставляешь? Ума нет? И все знают, кто ворует и кто крышует.

Мишель разыскивает тех, кто желает присоединиться к нему. Он пять лет прожил здесь без душа и нормальных условий. Но теперь говорит, что условия будут, потому что ежегодно к нему приезжают родители, у которых серьезный бизнес в Германии и им трудно привыкнуть к его грязи. Дел у Мишеля куча, планов множество. Вот так немец, у которого нет ни одного украинского корня, остался здесь и изучил местный язык, научился разводить местных животных и делать какой-то небольшой бизнес в тяжелых условиях нашей постсоветской системы ограничений и запретов. Его удивляет равнодушие местного населения, но он верит в лучшее. Он какой-то посланник на эту землю, свет идет из его глаз, у него тихий и очень приятный голос и огромный пыл, что чувствуется с первой же минуты встречи. Молоко и сыр, которые мы купили у Мишеля, оказались очень вкусными.

Найти информацию о ферме, записаться на волонтерство или приехать в гости можно на странице Saving Agrobiodiversity in Transkarpathia.

Не будьте равнодушными к нашей истории. Распространите информацию о Michel Jacobi и его большом деле-миссии. Не дайте Мишелю остаться последним другом буйволов в Украинский Карпатах.

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментарии (1)

шоні   12.01.16 1:59

Кіль -- правильне написання міста

Всего комментариев 1
]]>