Дворянское гнездо. Имение графов Плотени в Великих Лазах видело скрипку Страдивари, семейные измены и советский произвол

Татьяна Литерати, "Старый замок"  6 мая 2012 11:14  73211380 011716
Дворянское гнездо

В Великих Лазах о семье графов Плотени знают многие, однако достоверных данных о жизни помещиков найти не так просто. Из поколения в поколение передаются легенды о старом графе Фердинанде, которого еще называли на венгерский манер Нандор, его англичанке жене Евгении и многих детях, которых судьба разбросала по всему миру.
Жители села удивляются: полвека никто не интересовался судьбой и историей старого дворца, а в последние годы отбоя от любопытных туристов, историков, краеведов и журналистов нет. Вот только сетуют, что многие, не до конца разобравшись с родственными связями Плотени, сейчас занимается мифотворчеством, поэтому история графской семьи обросла слухами, легендами и даже целыми скандалами.

Граф Плотени был одним из самых почитаемых скрипачей XIX века
Один из них касается мифа, что во дворце Плотени в свое время гостил знаменитый композитор Ференц Лист, хотя он умер в 1886 году, тога, как дворец построили 10 лет спустя – в 1896-м. Впрочем памятная доска с соответствующей надписью все же установлена ​​на фасаде здания, там же в прошлом году (в рамках празднования 200-летия со дня рождения композитора) открыли его бюст. Собственно, утверждать однозначно, что Ференц Лист не бывал в этих краях, нельзя, ведь он мог гостить у родителей Фердинанда Плотени, которые проживали в Великих Лазах. И все же утверждение, что он посещал именно этот особняк, выглядит просто нелепо.

Дворянское гнездо  (Ploteni_3)

Неоднозначность начинается в истории Фердинанда Иоганна Плотени с самого его рождения. Одни источники утверждают, что он родился в Великих Лазах, куда его отец Иоганн (Johann) Плотени и мать Эмилия Винтер переехали, вероятно, из Мукачево по месту работы отца (он был горным мастером). По другой версии, Фердинанд родился в городе над Латорицей. Зато дата в обоих случаях сходится - 29 августа 1844 года. Однозначно также, что он не имел дворянского титула с рождения, получив его значительно позже - за личные заслуги.
Фердинанд обладал блестящим музыкальным талантом и прекрасно играл на скрипке. Где именно он получил начальное музыкальное образование - неизвестно, но сохранилась легенда, что во время посещения в 1862-м Закарпатья  всемирно известный скрипач Эде Ремни заметил способного 18-летнего юношу и сделал его своим учеником. Вместе с Ремни Фердинанд Плотени как аккомпаниатор объездил всю Европу, заслужил немалое признание и подружился с выдающимся венгерским композитором и пианистом Ференцем Листом.
Сохранились сведения, что молодой Фердинанд Плотени даже играл с Листом на концертах и ​​музыкальных вечерах, что свидетельствовало о признании таланта нашего земляка. Начиная с 1867 года Фердинанд уже выступал самостоятельно, а в 1887-м его пригласили стать первой скрипкой Венгерского национального театра. Примерно в то же время он получает дворянский титул и становится графом. Потом долгое время живет во Франции, не занимаясь активной музыкальной деятельностью, а выступая только для узких кругов.

После попытки украсть скрипку Страдивари граф основал в Великих Лазах полицейский участок

Неизвестно также, при каких обстоятельствах Фердинанд Плотени встретил свою жену - английский аристократку Евгению (Eugenie) Макалистер (родилась в 1854 году и была дочерью предпринимателя Александера Макалистера и Марии Агаты Кампелл). Поженились они в 1878-м и в наш край приехали уже вместе, имея 8 детей (5 девочек и 3 мальчиков). В начале 90-х XIX века семья жила то в Будапеште, то в Ужгороде, строя тем временем большое имение в селе Великие Лазы. Рассказывают, что частично за деньги Макалистер, а частично за средства Фердинанда Плотени супруги приобрели (по другим источникам - получили вместе с титулом) земли нынешних Великих Лаз, Пидгорб, Холмцы, основав неподалеку первой деревни элитные виноградники, а также винный (или спиртовой) завод.

Дворянское гнездо  (Ploteni_2)

В 1896 году семейное гнездышко Плотени было завершено, поэтому Фердинанд и его большая семья переехали в дом, который без преувеличения можно назвать дворцом. Здание, построенное в неоклассическом стиле, было роскошным, как снаружи, так и изнутри. Из старых фотографий, которые ныне хранятся в музее Великолазовском школы, расположенной рядом с дворцом, видно, что комнаты поместья были отделаны деревом, коврами, цветастыми обоями. На стенах висело много охотничьих трофеев, а в одной из светлиц стоял черный рояль.
Охота действительно было одним из хобби мужской части семьи Плотени. Говорят, что Фердинанд охотился нечасто, а вот его младший сын Уильям (Вилмош) был заядлым охотником, поэтому стены длинного коридора дворца на втором этаже были полностью оснащены рогами или и головами убитых им животных.
Зато музыкой, говорят, занимались все, без исключения Плотени. Одна из легенд утверждает, что сам глава семейства играл на раритетной скрипке Страдивари, но ее следы позже затерялись. О том, что старый граф омел, что хранить, свидетельствует тот факт, что после неудачной попытки украсть бесценный раритет он основал в Великих Лазах полицейскую часть, в которой за деньги содержал нескольких жандармов, готовых по его первому приказу мчаться в поместье.

Графиня носила больным служанкам апельсины

В общем помещиков Плотени крестьяне окрестных деревень любили. Завод, основанный Фердинандом, давал им работу, и сами хозяева были людьми чрезвычайно добрыми и отзывчивыми. Внучка кухарки графов, исследовательница истории этой семьи, местная учительница Мария Гливка рассказала «Замку», что однажды ее бабушка вспоминала: когда она, будучи молодой, заболела чахоткой, старая графиня постоянно ее навещала, не боясь заразиться. А однажды даже принесла кухарке большие апельсины, которые в те времена крестьяне и в глаза не видели.
Говорят, Фердинанд завел традицию, которую после его смерти некоторое время поддерживал и его сын Уильям: когда в их селах женилась молодая пара, графы дарили ей начальный капитал, а также давали на свадьбу вино и сливовицу. Продолжали графы и светскую жизнь: принимали у себя гостей, бывали на концертах в Ужгороде.
Одними из постоянных посетителей поместья была семья Леонида Гошовского - окружного начальника (в современном понимании это нечто вроде главы района). Его внук, ужгородец Милослав Гошовский, до сих пор хранит в семейном архиве папку, на которой выведено одно слово «Плотени». В ней - с десяток фотографий, на которых Леонид Васильевич, его жена Елизавета Николаевна и их четверо сыновей (один из них, к слову, известный этномузыколог Владимир Гошовский, памятная доска которому установлена ​​на фасаде дома на площади Театральной в Ужгороде) гостят в поместье Плотени, а еще письмо, написанное на немецком языке Леониду Гошовскому лично Фердинандом со словами соболезнования по поводу смерти его отца.

Дворянское гнездо  (Ploteni_1)

Данные о том, каким образом подружились граф-музыкант и чехословацкий чиновник, в семье Гошовских не сохранились, но, возможно, их объединяла любовь к музыке. Интересно, что дружба перешла и в следующее поколение, ведь потом с семьей Гошовских дружил Уильям Плотени.
За несколько лет до своей смерти Фердинанд и Евгения Плотени по неизвестным причинам выехали на проживание в Будапешт, где старый граф и умер 5 мая 1933 года. Еще одним мифом является то, что похоронен Фердинанд Плотени в Великих Лазах, потому что в действительности его могила находится в Будапеште.

Граф Уильям, оставшись без дворца, жил в доме своего бывшего слуги
У сыновей Фердинанда Плотени - Уильяма и Яноша (многие путают их, называя одним и тем же человеком) также была чрезвычайная, и очень трагическая судьба. Говорят, что дочери Фердинанда и Евгении Плотени рано покинули имение, выехав на учебу в Европу, и приезжали во дворец только на каникулы. Старший сын Янош по непроверенным данным был пилотом, и рассказывают, что даже смог пролететь под Великим (ныне пешеходным) мостом в Ужгороде, чтобы показать свое мастерство.
Великолазовские старожилы рассказывали, что однажды Янош неожиданно приехал в имение и застал свою жену в объятиях младшего брата Уильяма. Говорят, из окон летели подушки и перья, стоял невообразимый шум и что, наконец, жена Яноша покинула его, оставшись в Великих Лазах с Уильямом.
О конце жизни Яноша не известно почти ничего. По одним данным, он разбился на самолете в Первую мировую войну, по другим - преждевременно умер по другой причине, но в селе до сих пор есть могила Яноша Плотени с надгробием, на котором, к сожалению, почти невозможно ничего вычитать.
Уильяма жизнь побила еще больше. Его безмятежное существование завершилось, когда к нашему краю начали подходить советские войска. Говорят, что Вильям прекрасно осознавал неизбежность захвата своего имения, поэтому однажды вместе с женой своего уже покойного на то время брата Яноша собрал ценные вещи (украшения, картины, мебель, музыкальные инструменты и т.п.) в два грузовика (по другим рассказам, все ценности погрузили в роскошный 8-местный «Форд», которым владела семья) и выехал из Великих Лаз то ли в Будапешт, то ли в Вену.

Дворянское гнездо  (Ploteni_4)

Старожилы рассказывают, что вместе с хозяевами ехал знакомый немецкий (по другим данным, венгерский) офицер. Но на полпути, где-то около Чопа, жена Яноша и офицер, сговорившись, на ходу выбросили Уильяма из автомобиля, оставив его ни с чем. Вернула ли женщина семейные ценности семье Плотени, или пользовалась ими сама - неизвестно никому.
Рассказывают одно: Уильям, мол, вернулся в свой дворец и начал раздаривать оставшиеся вещи (мебель, книги, бытовые приборы) друзьям и знакомым в Ужгороде и Мукачево. Он не хотел, чтобы абсолютно все это было вывезено или уничтожено, поэтому не противился, когда советские войска, назвав это возвратом буржуйского имущества народу, отобрали дом и устроили в нем временный военный госпиталь.
Существует еще одна легенда, связанная с то ли освобождением, то ли окупацией села советским войском. Говорят, что солдаты уже привязали Уильяма к сосне, растущей позади дворца, с намерениями расстрелять его, но крестьяне, которые собрались у здания, вступились за своего помещика и не дали его ни убить, ни увести в лагеря.
Учитывая, что бывшему графу просто негде было жить, его приютил у себя главный винодел дворца, который жил в небольшом домике чуть ниже парка, окружавшего имение. Именно на его чердаке и были не так давно найдены личные вещи графа - стол, стул, подсвечник, посуда, старый альбом с фотографиями, дневник с охотничьими записями, украшение из бисера - все, что сейчас можно увидеть в музее Великолазовской школы.
Старожилы рассказывают, что свою судьбу Уильям принял достаточно спокойно. Он не жил в нищете, поскольку подрабатывал тем, что ремонтировал часы и другие бытовые приборы. Но до конца своих дней жил в маленькой комнатке старого дома, так и не женившись и не имея детей. Умер Уильям примерно в начале 1960-х годов и был похоронен в Великих Лазах.

Сейчас поместье, как и желали графы, развивает детские таланты
Дворец Плотени за эти годы служил и помещением для ФАПа, и школой, и летним детским лагерем, и сельским советом, пока в 2004 году не был отремонтирован и оборудован под Ужгородский районный центр детского творчества. Внешне он остается импозантным зданием с прекрасно сохранившейся ковкой и лепниной. Но внутри дворец превратился в типичный образец советской эпохи с ее модой на аляповато разрисовыванные стены, с так называемыми «слюнявчиками»
в нижней части.

 Во время экскурсии центром и его прекрасно оборудованными для детей помещениями директор заведения Светлана Вульпе показала, что в доме осталось от старины. На втором этаже больших помещений - бывший зал для торжественных событий, из которой есть выход на центральный балкон, и столовая. Остальные все - небольшие комнаты. Из оригинального здесь остались разве стены, частично лепка на потолке, добротные двери и окна.
«Эта небольшая боковая комната на первом этаже была до 1944 года спальней сына старого графа - Вилмоша (так в деревне на венгерский манер называли Уильяма), - показал нам завхоз центра. - Мне когда-то рассказывал один старожил, который работал здесь ночным сторожем, что Вилмош очень любил женщин, так практиковал следующее: обвязывал свою ногу веревкой, которую протягивал через окно, и ложился спать. А когда наступала глубокая ночь, сторож приходил и тихонько тянул за веревку, чтобы его хозяин не опоздал на очередное свидание».
Подобных историй жители Великих Лаз знают множество. Но рассказывать их не очень любят. В частности, местная учительница Мария Гливка, которая собирала воспоминания пожилых людей и переписывалась с внучками графа Фердинанда, замечает: потомки семьи Плотени очень не любят, когда кто-то начинает выпытывать у них частные сведения о членах их большой семьи. «Если хотите что-то узнать Фердинанде Плотени как о выдающемся скрипаче - это хорошо, а все остальное чужих не касается», - неоднократно повторяли внучки Фердинанда Плотени (дети его дочери Фердинанды Марии Эмилии) госпожа Ева и Сибил во время своего визита в Великие Лазы.
И все же надеемся, что краеведы продолжат собирать и дополнять информацию о всей семье Плотени, постепенно очищая ее от мифов, которые за годы сплелись с именами этих малоизвестных, но очень важных в мире Великолазовских дворян.

Дворянское гнездо  (Ploteni_6)

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>