Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились / 2018 / Статьи / UZHGOROD.in - Закарпатский информационно-деловой портал

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились

Алла Хаятова, фото - Сергей Гудак, Оpinion.  6 августа 2018 20:05  122184413 0186122
Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились

Зарегистрироваться на заплыв через Босфор ... не умея плавать - и успешно преодолеть тяжелую дистанцию. Ужгородка Олеся Смирнова доказывает, что большие достижения - это об идее, желании и цели. Она говорит: здесь речь идет не о теле, а о философии, пишет Оpinion.

В свое время журналистка Олеся Смирнова уже сделала крутой поворот - открыла студию макияжа, которая стала художественным центром. Затем, неожиданно для друзей и родных, занялась марафонским бегом, горными забегами- трейлами и гонкой с препятствиями. И вот, вооруженная лишь намерением и нулем опыта, решила переплыть пролив Босфор - дистанцию ​​около 7 км в очень сложных условиях, на что пойдет не каждый профессиональный пловец. Решила - и сделала, имея на подготовку всего около полугода.

Зарегистрироваться на заплыв надо было за 14 минут - так быстро люди разбирали слоты, и Олеся с мужем Александром успели. Решили они «штурмовать» Босфор и совместно, и спонтанно.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (1)

Олеся говорит: «Несколько затянулось наше празднование Нового года, а поскольку у нас ребенок, то это - веселый семейный ритуал принятия планов на следующий сезон. Я предложила: ну вот, Босфор, ну-ка! Уже была обучена бегом, что такое - реально, осуществимо. Конечно, при условии подготовки: тяжелых длительных тренировок. Да, это было трудно. Особенно начинать. Если ты не умеешь плавать, а только купаешься ... Я никогда не ныряла, не умела задерживать дыхание под водой. Когда мы тренировались первый месяц самостоятельно, я взяла прищепку для носа, но это не помогало ... Но помог тренер, он сказал: ныряй и, чудо, впервые за 30 лет жизни вода не затекла мне в нос. Самое сложное было именно научиться дышать. Было трудно. Но я была готова, что будет трудно, и была готова это пройти».

«Вода - не мой мир, не моя стихия. Я так думала »

- Какой была твоя первая удачная дистанция в воде?

- Это было всего 25 м! Тогдашняя наша тренерка говорила, что это нереально - подготовиться к заплыву с нуля, что я не успею, не смогу сделать. Был январь. Я ответила, что попробую, есть еще полгода, а если не получится - сойду с дистанции или просто не пойду. На самом деле не думала ни сходить с дистанции, ни тем более не выходить на старт. Я была готова только сойти с дистанции, если почувствую, что не смогу. Это нормально и здорово - признать, что ты не дотянула и имеешь что улучшить. Это - приобрести опыт. А когда ты не выходишь на старт - это сдаться. Я много сдаюсь в жизни, чтобы такое сделать и здесь. Но подготовка простой не была. Мне было суперсложно, и если бы не муж, возможно, бросила бы.

Мы тренировались зимой: на улице холодно, тренировки утром, а это также не мое время, и уже стресс, идешь в бассейн, где влажно, вода холодная, и это тоже напрягает, и потом тебе снова надо в душ, волосы мокрые ... Вода - это не мой мир, вся стихия, враг, я так думала. Мы тренировались четыре раза в неделю, и за этот период я ​​закалила характер. А потом - еще и благодаря тренировкам на открытой воде. Раньше я на нашем знаменитом Ужгородском карьере не плавала, да и не плавала вообще ... Знаешь, там страшная глубина, и слышала все эти жуткие легенды, а когда идет тень от скалы - он становится черным ... А еще я обнаружила, что боюсь сомов ! Мы с дочкой перед поездкой просматривали информацию о Босфоре, увидели в публикации плавники среди пролива, я сказала: «Вот, дочка, смотри, мама будет плыть с дельфинами!», т тут Даша меняется в лице: она читает, что информация (может, и фейковая) о том, что в пролив заплыли белые акулы ... Хотя во время самого заплыва у меня не было никаких страшных мыслей (несмотря на то, что там большие волны), на карьере мне было страшнее плавать. Сомов я боюсь больше акул! (Смеется - прим. Авт.)

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (2)

- Помнишь эмоцию, когда ты впервые начала получать удовольствие от плавания?

- Это произошло после того, как мы повели ребенка на уроки плавания летом. Тренер объяснял, как надо двигаться в воде, довольно сложно, о различных движениях, о том, как выдыхать под воду, а вдыхать под правую руку ... И добавил: «И при этом улыбайтесь!» Эта фраза стала для меня знаковой, переломной. Сказала себе: как бы сложно не было, старайся смотреть на это положительно, быть в хорошем настроении. Тебе и так трудно, а если накручивать себя - будет еще хуже. Плавали на карьер, делали 3 км, и понимаю: я плыву - и улыбаюсь. Свою первую длинную дистанцию ​​я сделала легче, когда посмотрела на это со стороны. Половину тренировки плыла, следя за техникой, а половину - как плывется, отпускала себя, и становилось легче.

Должна заметить: возможно, я неправильно работаю с техникой, возможно, плыву неправильно, но у меня никогда не болят руки и плечи, не истощаюсь физически. Могу плыть долго, но не могу плыть быстро, не умею. Александр плывет в три-четыре раза быстрее меня, на Босфоре я ему предлагала: оставь меня, плыви дальше. Тем более, когда бегаю, не люблю, чтобы кто-то был рядом, я тогда думаю, у меня своя порция инсайтов, своя порция мыслей, свое время, когда молчу и ассимилируюсь с природой ... Думала, и здесь так надо. Но он меня не оставил, сказал, что не может плыть вперед, не зная, что там со мной. Это помогло. Босфор - очень специфическая дистанция, там все, не как на заплывах Ironman, где разложены буи и ты ориентируешься. Есть только старт и финиш, и коварные течения. Как попадешь в противоположное - плохо, будешь плыть на месте. Хорошо попасть в попутное течение, потому что оно поможет добраться до финиша.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (3)

«Ты - часть воды»

- И как ориентировались?

- За ориентирами на берегу. Кто-то ориентируется за малыми точками, запоминая много мелких знаков. Я отвергла такие, чтобы не запутаться, чтобы не забыть и не запаниковать. Выбрала масштабные ориентиры - и это была моя масштабная ошибка. Например, когда надо было плыть к правой опоре моста, не понимаешь, к какой части, потому что она же огромная, когда плыть к самому провисанию электролинии - тоже неизвестно куда, ибо много метров. А дальше я должна была увидеть островок, который заметила на экскурсии кораблем перед заплывом ... Мы переплывали Босфор по диагонали, и, увидев островок, я должна была повернуть к финишу. Но меня настолько снесло к левому берегу, что островка не увидела. Александр сказал поворачивать направо еще больше, настолько, что мы плыли практически в другую от финиша сторону. Я тогда боролась с логикой: 6 км плыву в одном направлении и теперь должна идти в другом, чтобы течение меня не снесло. В 50 м от финиша многие сдавались: их просто пачками забирали в лодки. Идет встречное течение - и не можешь сдвинуться с места хоть на метр. Здесь нужно работать уже с силами характера. И меня было уже не остановить!

- Говорят, что самое трудное - на финише ...

- Мне на финише не было трудно. Было трудно, когда поняла, что мы не там, где должны быть, и нужно быстро возвращать. Нам говорили: когда будет попутное течение, вы почувствуете, что будет очень холодно. И когда мы переплывали Босфор перпендикулярно, я и почувствовала, что такое холодное течение, меня переполняли эмоции от того, что я его не поймала себе на помощь, и потерялась. А когда увидела финиш - не было сложно. Знала: нужно сделать все, надо работать. Действительно, многие сдался, даже среди тех, кто переплывал в прошлом году. Некоторые допливали последний участок даже час. Кстати, я одолела дистанцию ​​за 1час 38 минут, обычно там дедлайн 2 часа, но в этом году продлили до трех из-за этого течения.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (4)

- Ты плывешь на постоянном усилии или научилась сотрудничать с водой так, что можешь и отдохнуть?

- Я плыла обычно кролем и переходила на брасс только тогда, когда надо было рассмотреть и сориентироваться. Я себе плыву, и для меня это нетрудно, хотя, конечно, это всегда усилие. Я взяла себе за правило, что не буду бороться с водой. Главное в воде - не бороться с ней, потому что ты ее не победишь, она настолько величественна и такая масштабна, а ты - букашка. Но надо показать, что ты - часть воды. Ты должна лечь и быть ее частью: не упираться головой, не поднимать голову, не создавать противодействие, не бороться с ней. Наоборот - слушать воду! И быть в струе. Я настраивалась: Босфор для меня - не война, не преодоление ни себя, ни воды, это ассимиляция себя с ним.

- Подружились?

- Мы влюбились! (Смеется - прим.авт.) Да, действительно подружились! На самом деле мне была очень важна поддержка мужа. Мы и с ним там еще больше подружились. И все было очень гармонично.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (5)

«Будет очень трудно. Но потом будет финиш »

- А страшно не было?

- До этого - было. Было страшно в Ужгороде. Где все люди, которые причастны к плаванию, говорят: ты не сможешь. Они говорят: это наглость, нахальство, как ты вообще могла себе такое подумать! Мол, вот у меня есть профессионалы, которые годами плавают, и я не отправлю их на такую ​​дистанцию! Я и не писала об этих намерениях, не делала постов, не рассказывала истории. Мне говорили: это может стать для тебя очень плохим опытом! Да, страшно было, на меня нагнали страх люди, на которых я ориентируюсь, специалисты, люди, которым я доверяю. Но мы решили, что выйдем на старт в любом случае, и если что - то сделаем выводы на следующий раз. Не страшно здаться на дистанции, страшно здаться до нее. Так, во время самого заплыва я поднимала голову и фиксировала: «Боже, какой он великий! Боже, какие волны! Боже, как здесь глубоко » Но ты плывешь дальше и остаешься сам с собой и водой. Я начала не бояться. То есть - нет, я боюсь, очень боюсь. Боюсь воды и глубины в частности. Но иду к этому страху. Потому что понимаю, что предел его еще далеко от меня.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (6)

- Но в спорте вообще и на таких дистанциях в частности многие считают, что это - преодоление, борьба, где должен быть победитель ...

- В спорте речь идет о преодолении, но я для себя вижу иначе. Ко мне пришло просветление, инсайт, что как в беге, так и в плавании я не борюсь с собой, не ломаю себя. Все, что делается через силу или сверх, или насилием, с негативом и борьбой, - нехорошо. Я в спорте познаю себя. Я поняла, что научилась лучше видеть себя. Я понимаю себя. И спорт помогает в этом. До этого я была довольно сумбурная, депрессивная. Все мы считаем, что рождены для чего-то особенного (по крайней мере, у меня это есть), а особенно со мной не происходит. Ты сидишь на диване и обвиняешь всех вокруг: судьбу, финансовое положение и все на свете, но ничего не делаешь, потому что думаешь: это нереально, это не для меня. Но только начинаешь что-то делать - хотя бы просто поднимаешься с дивана - и мир уже отвечает. Это очень круто осознать: чтобы жить ярче, чтобы чувствовать эмоции, чувствовать мир - надо что-то для этого делать. Босфор сам не переплыветься, с парашютом за тебя никто не прыгнет. То есть переплывут и прыгнут, а ты только за этим будешь наблюдать. Можно быть зрителем, а можно быть участником.

- ... и создателем событий, а также себя ...

- Да, творить самого себя ... Сейчас я увлеклась философией стоицизма и много читаю об этом, и поняла: я не учусь там, я действительно так и думала, просто это красиво оформлено в буквы. И осознаю: то, как я начала недавно жить, имеет под собой основания. Говорят: мы понимаем ценность жизни только в минуты горя - когда теряем кого-то, что-то ... Тогда можем понять: время не принадлежит нам. Мы так думаем в молодости, но время нам не принадлежит, жизнь же - принадлежит, и этот наш отрезок во времени строим мы сами. В горе, беде, болезни понимаем ценность жизни, а спорт - это близко к тому. Ты чувствуешь физическую нагрузку, ты чувствуешь ту грань, где вот-вот остановишься и можешь сказать, что больше тебе это не нужно. Но не останавливаешься и понимаешь: даже на этом этапе можешь еще и пройти какую-то дистанцию. На Босфоре было такое, что люди сходили с дистанции через 200 м после старта. Потому что это - дискомфорт, они не были готовы, что будет тяжело. Мне кажется, что вот он, тот нюанс: будет трудно. Будет очень трудно. Но потом будет финиш. Надо перетерпеть.

- То есть это все, включая Босфором, не столько о теле, как о характере ...

- Это - о характере. Мы все хотим быть в комфорте. И делать большие вещи, участвовать и побеждать в соревнованиях, достигать больших целей очень легко. Это некий «дрожжевой» успех, когда все, как тесто, поднимается очень быстро и легко. Кто-то может говорить о других: им везет. На самом деле им не «везет» - они очень много работают!

- Кровью и потом?

- Кровью и потом! Потому что не преодолеются дистанции - спортивная, деловая, жизненная - без приложения усилий. И, знаешь, я сейчас все в своей жизни лучше структурирую. Все, что касается моих целей, вообще жизни, - оно более системное, я научилась так мыслить. Спорт помогает мне в этом. Я не занимаюсь спортом потому, что люблю спорт. Я это делаю потому, что начала любить жизнь и себя. Благодаря спорту. Больше не складываю руки на груди и не говорю: «Ну, покажи мне, судьба, что будет!» Я просто открыта и готова сотрудничать с миром.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (7)

- Ты сама себя удивляешь?

- Очень! Это исследование себя. Я пробовала многое в жизни и пытаюсь до сих пор, и понимаю, что спорт - не последнее, где буду пытаться достичь чего-то. Это - самоизучение. Рисовала, писала, рисую, пишу, другое делаю ... Но спорт - это легче всего потому, что вот ты зарегистрировалась на старт вышла на него, пришла на финиш - и тебе за это дали медальку. Это завершенная история. Медали, сертификаты, кубки - доказательство того, что можешь дойти до финиша. Это классно. На работе нам не дают медальку. В быту, семейной жизни не дают. И не знаешь, точно сделал хорошо, или насколько хорошо. В спорте это видно.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (8)

- Кстати, о финише. Помнишь финиш на Босфоре и свои эмоции?

- Многие фокусировались на самом финише, это такая большая точка, они плывут, и им кажется, что не приближаются. А у меня сбоку были трибуны, и я фокусировалась на людях. Я долго проплывала, например, человека в голубой майке, очень долго, но я видела динамику. А уже на финише ... Течение было настолько сильно, что я уже держусь за поручни, а меня несет! Что еще мной двигало: мы поехали с Дашей и договорились с друзьями, которые также плыли, что малая останется с их родными, но мы не нашлись. Когда ехали на старт, я забыла очки, возвращались, на ходу прыгали в лодку, которая везла на старт ... Там были врачи, которые оказывали первую медицинскую помощь, я подбежала к ним, сказала: «We are from Ukraine», мы оставили с ними малышку. Очень страшно оставлять ребенка в Турции и идти туда, откуда не знаешь, вернешься ли, и это меня тоже приближало к финишу. Поэтому первое, что я сделала на финише, - искала Дашу. Я знала, что Александр на берегу, он оставил меня только на борьбе с течением, и не мог остановиться и пришел на 8 минут быстрее. На финише, как ни странно, у меня не было особых ощущений: «Ну все, я это сделала, так и должно быть».

- Ты после этого уже заходила в «большую воду»?

- Еще не имела возможности и времени. Когда мы тренировались, я говорила: больше никогда не буду плавать, все! Начала ловить кайф уже сейчас, летом, и, да, я понимаю, что буду плавать. У меня есть знакомый, который занимается Ironman, он постоянно говорит: «Олесю, купи гидрокостюм!», я отнекиваюсь, он закидывает: «Ну, да, если ты не хочешь триатлон, Ironman, то, может, и не надо». Сейчас мне уже кажется, что я хочу.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (9)

«Мир принадлежит женщинам!»

- Олесь, не уметь плавать - и переплыть Босфор. Не бегать - и взяться за полумарафон и трейл ... Но ты и раньше не боялась резких поворотов. Работать журналисткой - и открыть студию по макияжу ...

- Я испытываю себя. До того как открыть студию, я хотела рисовать и даже стать суперкрутой художницей, училась. Потом поняла, как много условных стереотипов надо преодолеть: тут тень и нигде иначе, а круг должен быть таким и не другим ... Мало места для импровизации. Актуальное искусство - когда несешь посыл, месседж, не просто выразил эмоции, а говоришь что-то обществу и поднимаешь проблему, если это не мазки, а глубокий смысл. Я рисовала и рисую до сих пор, на стенах, дома, люблю интуитивное рисование и никогда не перерисовываю, например, не пишу цветок с натуры, а только из воображения ... И на людях рисую с воображения, кстати, это случайно произошло. Очень хочу и мечтаю, что это должно перерасти в перформансы, дорасти до актуального искусства, где будем важные темы доносить до людей, где будет не только модель хорошая, а где она - картина, объект искусства, и все это подкреплено музыкой, текстом , моим действием как художника.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (10)

- Твоя студия сразу было не салоном красоты, где просто делают макияж...

- Она задумана как творческий центр, где будет именно женская энергетика. На самом деле этот мир принадлежит женщинам, и это уже признали все, и мыслители тоже! Здесь должен твориться не только makeup, это больше о внутреннем, и это мое место, где я выражаю себя. Сюда приходят и за макияжем, и учиться, а чаще всего мы здесь создаем, сотрудничаем с фотографами, стилистами, дизайнерами ...

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (11)

- Что тебе дают люди, с которыми ты общаешься здесь?

- До этого, когда работала в журналистике, я была неким скептически настроенным социофобом. Я не знала, как с женщинами работать, потому что не любила женщин, мне казалось, что все они поверхностные, и вообще все в этом мире поверхностно, и никто меня не понимает, и беда. Начала работать с людьми и понимать, что мир многогранен, все разные, и надо принимать людей такими. Эта работа дала мне лучшее понимание мира, я уже не так узколоба, как была, я уже понимаю, что есть не только черное и белое, есть серое, и есть все остальные цвета и оттенки.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (12)

«Во время первого беговой тренировки чуть не умерла»

- Бег. Как вообще так произошло?

- Я и сама не знаю! Это решение пришло спонтанно, и я не понимаю как. До этого я не знала людей, которые бегают и не интересовалась этим. Да, я занималась спортом всю жизнь, но это были групповые тренировки или в зале с тренером на тренажерах. И это могло быть вечно. И там, кроме как физического прогресса, ничего другого не было. Не знаю, как я додумалась, чтобы зарегистрироваться на полумарафон в Мукачево. И только тогда начала бегать. Во время первой тренировки, это было 3 км, чуть не умерла. Я зашла в ванную и долго умывалась, мне было очень плохо, у меня такое лицо - когда сильные нагрузки, я очень краснею, но вокруг уст белое, и все сразу думают, что у меня сердечный приступ (смеется - прим. Авт.). Так и начала. Но все, что я делаю сейчас - бег и плавание, - это уже не о теле. Я ни разу за это время не сделала замеры, не решилась. Мне как-то не об этом. Я просто знаю, что это тело работает и выглядит так, как заслуживает, вот и все. Пошла на массаж, мастер рассказывает: приходят девушки, жалуются, что у них там где-то одна целюлитинка. У меня куча этого, совсем не обращаю внимание! Тот спорт, которым я занимаюсь сейчас, - он уже о внутреннем.

- Первая пробежка как подготовка к полумарафону, но перед ним еще трейл ...

- Начала бегать, это был август, нашла тренера, мы работали, готовились к октябрьскому забегу, и он предложил в качестве тренировки пробежать трейл, это 10 км по горам на Буковеле. Имела лишь месяц на подготовку. И, как ни странно, заняла второе место. Это мое первое соревнование в принципе. Многие говорят: мы это учили на физкультуре, ты что, по канату не лазила? А мне смешно: нет, не лазила и ни круга по стадиона не пробежала, сидела на скамейке с чипсами и говорила учителю, что сегодня не мой день. У меня были тогда другие интересы, я жила в другом мире.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (13)

- Тебе во время соревнования важна конкуренция? Пробежать не просто быстрее, чем в прошлый раз, а скорее, чем кто-то?

- Возможно, уже надо так начинать. Но сейчас все мои соревнования проходят впервые: Трейл на 10, а затем на 16 км, полумарафон, забег с препятствиями на 5 и на 10 км. Люди из моей команды соревнуются, а у меня соревновательного азарта вообще нет. Когда ходила на соревнования, даже результат не проверяла. Не потому, что мне все равно, а потому,  что меньше интересует перед кем я, или после кого-то.

- Трейл. Важно, что это на природе?

- Это суперважно! Я и на тренировках выбегаю в город. Бегаю на природе. Трейл - это еще одна возможность побыть в горах, подышать воздухом и набраться энергетики. Очень люблю горы и почему-то очень мало там была, и трейл - возможность. Побыть там, прислушиваться, понаблюдать за природой, подышать тем жизнью. Трейл - это очень сложно, но ты в своей среде. Вот мы были в Дубае, где так интересно и такой огромный прогресс, но меня это не впечатляет так, как природа. Выбираю для себя контактировать с природой. Во время горного забега ты чувствуешь целый спектр эмоций: от старта эйфории к подавлению, когда тебя затягивает в такую ​​черную дыру, что, кажется, не выбраться. Но выбираешься. Эта сансара - именно в горах, и закрепляется ассоциация о том, что природа восстанавливает, что перезагрузка произойдет именно там. Я нуждаюсь в поиске глубинных смыслов, мне интересно докопаться, понять, почему именно так, а не иначе. В каждых соревнованиях меня больше всего интересует, какие инсайты придут, что открою, пойму, отвергну. И у меня очень много отошло как событий в жизни, так и людей, приоритетов.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (14)

- Кто те люди, которые вместе с тобой выходят на такие старты?

- В любительских соревнованиях очень мало юных, все приходят после 30-ти, к этому идут не сразу. Что-то должно в жизни произойти, чтобы ты начал, пошел на такие изменения в себе и образе жизни. И всегда это очень интересные, развитые, интеллектуальные люди. Здесь только те, кто созрел и кто ценит внутренние поиски. Это - об интересе, это люди, которые ищут. Каждая моя дистанция - поиск. Вся пища, в которой варюсь - под соусом любопытства. Когда регистрируюсь на какое-то мероприятие - мне интересно, пройду ли. Во время тренировки - интересно, сколько выдержу, где предел. Во время дистанции - интересно, что будет за углом. И если сейчас чувствую, что готова сдаться - интересно, что дальше. Можно сдаться, но можно подождать и увидеть. Этот инсайт пришел после Босфора: мною движет любопытство.

- Кстати, украинка Мария Карачина, автор книги Don`t Stop, все же вроде говорила, что ее бег - это преодоление ...

- Теперь она пишет, что бегает по любви, что уже не борется, а делает это с любовью. Когда бежишь с любовью - не соревнуешься с собой, не соревнуешься с кем-то, не следишь за своим темпом, а просто прислушиваешься к себе. Вот сейчас она пишет, что к этому пришла. Мой приоритет - что я с самого начала бегала с любовью. Не вижу смысла соревноваться. Я очень много соревновалась: с собой, с жизнью, с родителями в детстве, с учителями, в университете, с работой, с ситуацией в стране. Ты постоянно в борьбе, ты постоянно в войне. Надо это все принять, понять, научиться с этим жить, иначе не может быть.

- Такой себе дзен ...

- Карпатский дзен! Я сейчас много читаю Мирослава Дочинца, и его философия карпатского дзена мне очень близка.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (15)

«Грязь для тела - гигиена для мозга»

- Забег с препятствиями: многие спросят: ну, зачем хрупкой красивой девушке над собой издеваться?

- Многие говорят, что трудно-грязно-фу. А когда я там еще буду ?! И, да, это грязь для твоего тела, но гигиена для твоего мозга. Я бы никогда себе не позволила поваляться в грязи? Не те ли это стереотипы и рамки? Забеги с препятствиями - там надо иметь большую выносливость, это рывок и нагрузки: надо бежать дистанцию, а потом преодолевать препятствие, вообще они придуманы для тренировки военных, очень сбивается дыхание, это самое трудное. Что меня привлекает - это дух. За рубежом есть Spartan Race, а у нас сделали «Гонки нации», я была и там, и там, и такой атмосферы, как у нас, нет нигде. Собираются люди, которые хотят доказать не только свою физическую силу, но и сплоченность. Скажу слишком пафосно, но там есть то, что мы чувствовали на Майдане. Когда человек жертвует своими силами, чтобы помочь тебе. Мне старший мужчина, когда я перелезали через стены (а у меня маленький рост и трудно подпрыгнуть), на каждой стене помогал. И так постоянно. Никто так, как мы, украинцы, не восклицает лозунги, а здесь поют гимн, здесь - украинские песни ... Дух! Очень ощутима взаимная поддержка. Мы теперь регистрируемся на все «Гонки нации», в сентябре будут во Львове, думаю, туда пойдем с Александром.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (16)

- Кстати, это он пошел в спорт за тобой?

- Да, он последовал за мной, и я не ожидала, что ему станет так интересно, да и он тоже. Кто-то может сразу, а кому-то к тому надо идти. Он вышел несколько раз на пробежку, а затем неофициально, зимой, в снегопад сам пробежал 21 км. А мне надо было три месяца тренироваться, чтобы это сделать. Он делал это из любопытства, но не думала, что его затянет. Затянуло. Это сближает двух, семьи, ты смотришь по-новому на человека, знаешь, что он будет тебя поддерживать, и видишь, как это будет в трудную минуту. Конечно, это в теории, человек должен жену поддерживать, а жена - мужа, это было и есть в быту, но здесь наглядно видно и в экстремальных условиях. Тем более сейчас с нами ребенок ездит на соревнования, это воспитывает ее, она видит, как нам трудно, поддерживает. И это весело. Ранее качество нашей жизни была несколько иным. Мы ходили в кино, в рестораны, на пикники, но сейчас мы больше на природе.

- Закарпатье для этого создано. И еще несколько лет назад у нас не было полумарафона...

- У нас есть одна девушка, переселенка из Донецка, еще года два назад она удивлялась, что, выходя на пробежку, бежит сама. Сейчас, говорит, что создается впечатление, будто бежит с половиной города. Я и за год вижу прогресс: больше людей, и среди моих знакомых много начали заниматься исключительно с моими друзьями и моим мужем. Вот коллега из Киева пишет, что записалась в бассейн - я вдохновила ее, и она в следующем году хочет переплыть Босфор. Людям надоедает какой-то бытовой кайф, материальный и даже от банальных путешествий. Хочется чувствовать жизнь ежедневно, смаковать ее, осознавать, что ты что-то делаешь и делаешь что-то хорошее, что движется. Движение - это жизнь, а жизнь - это движение, так и есть.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (17)

- И наконец первый полумарафон в Ужгороде будет осенью ...

- Да, но есть много проблем. У нас почему-Трейл организуют люди из других областей. И эти дороги: вот можно купить шоссейный байк, но я его убьют за пару месяцев ... Даже те же тренеры. Мы когда решили плавать, не знали, к кому пойти: тренеры есть, но они занимаются с детьми. С любительским спортом сложно. Есть группы. Классно, что есть клуб U-Run, есть тренер, который занимается триатлоном, но он - один, и наши два Ironman-и тренировались самостоятельно.

- Сегодня твой опыт может это сдвинуть?

- Надеюсь. На самом деле уже есть сдвиги, больше занимаются. Любительский спорт - он о внутреннем. Люди хотят чувствовать жизнь, это необходимо, и особенно в тех условиях, в которых наше государство, постоянно в напряжении и постоянно в негативе, должно куда-то отдавать то лишнее. Думаю, что будет прорыв. Нужны энтузиасты. В то же время столкнулась с тем, что бизнесмены, меценаты мыслят линейно. А это время закончилось. Теперь не нужно ставить вопрос: что я буду с этого иметь? Надо мыслить на перспективу, шире, системно. Должен быть образ, великая цель, к которой должны прийти вместе. В то же время, так, я думаю о том, что и мне уже нужны спонсоры, уже очень сложно ходить каждый день на тренировки и представлять Ужгород, Закарпатье, Украину на соревнованиях, мои ресурсы исчерпываются. Я бы хотела, чтобы было так, как в мире, когда есть меценаты, которые поддерживают любительский спорт. Для этого надо создать группу, скажем, триатлонистов, объединяться. Это - не о деньгах, конечно. Здесь нужны инициаторы. Сложно собираться вместе. Увидела, что у нас много спортсменов скептически настроенных к любителям: вот они занимаются годами, а здесь люди хотят достичь чего-то за короткое время.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (18)

- Вдохновение для других - это не хуже медали?

- Хотелось бы, чтобы люди вдохновились и вышли вечером или утром на ту же пробежку. Ведь ты можешь проснуться, провести день и не заметить, что что-то сделал. А день пройдет. Надо просто выйти - а что такое выйти на пробежку, просто надеть кроссовки и выйти, тебе не надо идти в зал и так далее - и увидишь, что день прошел не зря, ты полон сил. В беге после высокой нагрузки идут эндорфины, ты просто летаешь, у тебя есть энергия. Наконец, ты просто уважаешь себя. И неважно, сколько именно километров ты сделал, сколько пробежал - ты это сделал. Классно было бы нам самим сначала сплотиться, общаться, вместе пойти к тренеру и совместно доходить до значительных уровней. На самом деле я бегаю и сама, но чаще в компании. Когда тебе трудно и видишь, что другому трудно тоже, но он бежит - это стимулирует. Почему бы и в реале не объединяться? И хорошо бы отбросить нездоровую конкуренцию, которая есть во всех сферах, и в спорте тоже. Мне кажется, что в этом мире уже надо только объединяться и добиваться вместе.

- Марафон еще не преодолевала?

- Марафон - это 42 км, и я не уверена, что готова. Мне кажется, что марафон - это уже более о внешнем, это большая физическая нагрузка. Мне интересна марафонская дистанция в горах, такой трейл. Пройти горы ночью, ночевать там, это же многодневный пробег, выживание. А бегать 42 км по городу, асфальт - не мое. Кстати, думают, что это все может сделать уникальный человек, что Босфор может проплыть только спортсмен, а преодолеть дистанцию ​​марафона - супермен, мол, это классно, но я не смогу. Да нет. Все реально. Просто надо сдвинуть с места. Есть такой стереотип, что научиться могут только дети. Да нет. Научиться могут и взрослые, если они на минутку станут детьми и посмотрят на все проще, отвергнут стереотипы и страхи. Этот спорт начинается не с амбиций спортсмена. Это поиск. Поиск того, что ты можешь найти и отдать. Сначала ты проверяешь себя на усиленных тренировках, или преодолеешь, а потом - преодолеешь дистанцию.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (19)

- Возможно все?

- Все эти ограничения ... Их нет! То, что я пришла к изменениям, происходит само собой, я не заставляю себя. Несколько раз я бросала есть сахар, но пока не могу. Думаю, скоро приду к этому, готовлюсь. Но это будет безболезненно. Я не ем мясо, и ни разу за это время я не захотела. Знаю вегетарианцев, лакомяться, а я нет, притом, что готовлю семье. Я не ем, потому что я не хочу. И курить я бросила не для того, чтобы быть здоровее - я просто не хочу, мне это не надо. Кстати, вот алкоголь я употребляю, немного, но часто, очень люблю вино.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (20)

«Есть нечто, экстремальнее спорта»

- Когда я общалась с Ириной Галай, первой украинкой, покорившей Эверест, конечно, спросила ее: «Что дальше?» Очень понравился ответ. Она сказала, что очень бы хотела в космос ...

- Выше, только выше! Это хороший образ! Поставить себе такую ​​большую и далекую цель. Это же уже не мечта, это сейчас уже выполнимая, к этому можно двигаться. Да, только выше. Хотя в действительности пробовать себя можно во всем. Есть вещи экстремальнее, чем спорт. Не думаю, что остановлюсь только на спорте. Наконец, и это мне может надоесть. Хотя я поняла важную вещь: что бы я ни делала, я должен иметь контакт с природой. Недаром и моя студия выглядит так, как выглядит: много дерева и зелени. Я провела свое раннее детство у бабушки в горах, и лучшего периода в моей жизни еще не было.

- Чем, скажем, политика - не экстремальный спорт?

- И чем журналистика нет (смеется - прим. Авт.). Не знаю. Мне кажется, что чем тяжелее стоит передо мной выбор, тем больше азарта он вызывает. Мне должна быть подброшена возможность. Если я начинаю делать, то стараюсь сделать лучше. Я не посредственный человек и стараюсь держать левел. Поэтому если будет предложение что-то сделать - буду рассматривать. Воспринимаю их как приключение.

- Как изменился твой образ жизни в практических моментах, как ты строишь свой день, и, наконец, о ресурсах?

- Мы с мужем сейчас находим после работы время, чтобы отдохнуть. А время на тренировку можно выделить всегда, тем более это не зал, куда надо специально ехать. С бассейном было сложнее: тренировались утром, раньше вставали и немножко выкраивали с работы. Но все это реально. Кстати, участие в соревнованиях - это не такие большие средства, как кому-то кажется, регистрация на соревнования - от 50 грн, в среднем 150-200. Босфор - это 150 долларов за регистрацию. Ты можешь взять слот заблаговременно и затем собирать деньги на поездку. На самом деле это доступно, и ни время, ни деньги не являются отмазкой (смеется - прим. Авт.) Я начала совсем иначе структурировать время, цели, действия, жизни. Даже мой организм перестроился. Я вся стала другая, внутренне и внешне. Вот как есть это произведение digital art, где человек от кончиков пальцев меняется, перескладаеться - так и я полностью изменилась, пазлы сложились по-новому. Перепрограммировалась.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (21)

- Изменились и женские привычки?

- Я начала намного меньше уделять внимания, например, одежде. Почти не покупаю новых вещей. Мне очень комфортно и в старых, ну и еще у меня мама за рубежом, и выслать нам вещи - это еще один ее способ сказать о любви. То есть я не хожу на шопинг. Могу стильно одеваться из того, что у меня есть, даже еще со школы. Тем более это касается бижутерии, всей такой мишуры. Мама спрашивает, не подарить ли мне какую-то драгоценность, я говорю - подари мне спортивные часы или регистрацию на соревнования! Не имею слабости к украшениям, к обуви, хожу в кроссовках, перешла на практичность. Люблю натуральные ткани. Не чуждаюсь секонда. Нет той ограниченности. Могу совместить это с очень дорогими вещами: например, одеть белье от Armani и джинсы из секонда. Не делаю макияж. Больше люблю ухаживать за лицом. То же самое и в питании: это простая пища без полуфабрикатов, много овощей.

- Какая была твоя последняя покупка для себя?

- Точно не одежда. Если хочу себя порадовать - пойду не в магазин, а на массаж, сделаю маску для волос. Краски, да, покупаю краски! Я даже иначе стала относиться к косметике, которой учу девушек: теперь меня больше интересуют текстуры. Мне важны ощущения ...

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (22)

- Какая книга у тебя открыта? Ты читаешь одну или несколько одновременно?

- Я из тех, кто читает сразу несколько. Я никогда не пересматриваю фильмы и не запоминаю режиссеров и тому подобное. Но всегда перечитываю «Полет над гнездом кукушки». Много читаю мотивационной литературы. Все о беге, что получается. Я еще не выделяю, что стоит внимания, а что нет, поэтому покупаю и читаю все. Читаю нашего Мирослава Дочинца, каждое произведение. Он тоже стал для меня открытием. Он мой дядя, и, стыдно, но я не читала его, пока не начала жить иначе. Такова человеческая натура: ты ищешь что-то где-то подальше, а оно здесь, рядом. Очень люблю читать, это один из моих фетишей, покупаю много книг, у меня составлены заранее книги, которые планирую прочитать. Кстати, ты спрашивала о моих покупках для себя ... Знаешь, а ведь были книги. И до этого - тоже книги!

- Сейчас время мотивационной литературы. Вот скоро ты сделаешь еще одно достижение, и к тому же ты пишешь, владеешь языком рассказчика ...

- Из того, что я читаю сейчас о спорте, - это о, скажем, технике бега, истории бега и тому подобное. Моя же книга будет более философская. Мне кажется, что сейчас это нужно. Общество как-то так разделено, что вот есть власть, есть активисты, но их мало, и есть люди, которые живут в своем кругу интересов, и до которых дела нет. Моя книга будет более эмоциональная, очень личная, чувственная и очень ... моя. Наверное, это будет субъективно и слишком обо мне. Мне кажется, что она не будет очень популярна (смеется - прим. Авт.). Потому что это, опять же, больше о внутреннем.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (23)

- То, чему учишься во время своих опытов, может помочь изменить город, край, страну?

- Способно помочь. Потому что то, что приходит изнутри, мы можем проецировать на дела, на жизнь, на образ мышления и реакции. Например, я стала добрее. Начала бегать и заниматься этим спортом, потому что начала думать, что я человек плохой. Долго была зла и обижена, мне казалось, что этот мир должен быть у моих ног, но он не там, и я сердилась. Стала терпеливее, более благосклонна к людям, даже спокойнее реагирую на конфузы на дорогах, а раньше могла что-то показать водителю, который подрезает. Это же его выбор. То, что люди делают, - это их выбор. А то, как мы это воспринимаем, - наш. У меня в голове уже есть перфомансы, может, они никого и не тронут, но это выражение моего мнения относительно вырубки лесов. Я там бегаю, мне это небезразлично, и меня это стало больше интересовать.

- Люди, которые бегают в горах, вряд когда будут мусорить в природе, вредить ей ...

- Не будут мусорить. Не будут покупать пластик. Сортировать мусор. Да, это меняет мировоззрение и, вероятно, запускает процессы, которые могут изменить все.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (24)

«У каждого свой марафон и свой Босфор»

- О чем ты мечтаешь?

- Я мечтаю, чтобы у меня были силы делать то, что нравится. Мечтаю быть счастливой. Мечтаю, чтобы люди вокруг меня были счастливы. Это - моя мечта, и она и не конкретная, и не абстрактная, а очень практичная. Ведь эта мечта - это и мир в Украине, и благосостояние, и порядок на улицах, и улыбки на лицах прохожих ... Когда я счастлива - я буду действовать и творить, самовыражаться и менять этот мир.

- Изменять мир к лучшему - не это ли главная цель человека?

- Моя мама всегда любила цветы, сажала, выращивала, я только говорила: ну, как в оранжерее живем. Сейчас пришла к тому, что полюбила цветы, и все, что в моей студии, вырастила сама. А сегодня уже говорю, что, мол, скоро буду как бабушка - всех кормить. И смеюсь над тем, что на самом деле считаю, что это здорово. Это важно, благополучие в своей среде, это делают мудрые женщины, это самое главное. Нуждаешься в том, чтобы делать хорошо, кому-то сделать вкусно ... Наведя порядок внутри, хочешь, чтобы был порядок и вокруг. Мне хочется, чтобы другие вдохновлялись, мои родные вдохновлялись. Пусть это не будет спорт. Можно развиваться в разных направлениях. Только надо свернуть с прямого пути, сделать поворот, и вероятно, что за этим поворотом будет больше красок, чем даже на финише. И, да, это отом, чтобы изменять мир к лучшему. Когда ты меняешься, когда ты счастлив - счастливы рядом. Когда ты творишь, ты в потоке - ты мотивируешь. Надо двигаться. Иначе - остановка, консервируемся, сами себя закрываем под крышку, как те томаты.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (25)

- Страх и эта наша зона комфорта?

- Не надо бояться: если не получится - не получится, можно попробовать еще раз или в другом направлении. Не надо бояться поражения. Вот Босфор - я не боялась сойти с дистанции и сказать: я не смогла, мне трудно. Кстати, перед тем мы вышли на пробежку, на 21 км, и я бегала дистанцию ​​зимой, тем более казалось, что теперь смогу. Но пробежала только пол-дистанции - ну, не мой день. Но я пришла и бежала. И в Босфор могла продать слот в несколько раз дороже, чем купила, и не стартовать. И нет, я не боюсь казаться смешной, слабой, я знаю, какие преграды на моем пути, потому что прежде всего нужно быть честной перед собой. Я бы легко подняла шапочку и села в лодку, я не согласна, что это «лодка позора», и если бы хватило сил, я бы это сделала, сказав: ну, в следующий раз! Но, слава Богу, их хватило! У каждого свой марафон!

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (26)

- И он для каждого разный ...

- Для кого-то это 5 км, и там будет миллион этих «стен марафонца», этапов, когда тебе просто хочется умереть. Я уже знаю, что за той «стеной» еще можно двигаться ... Вообще, дистанцию ​​можно разделить на несколько этапов: сначала ты бежишь и думаешь обо всем на свете, потом отвергаешь лишнее и философствуешь, потом тебе трудно не только думать, но даже смотреть вокруг и вообще жить, хочешь это прекратить, вот будто душа уже отделилась от тела ... А дальше отходит все-все, и ты просто знаешь, что должен дойти до финиша и не потерять себя. И не забыть обратить внимание на свои внутренние ощущения: насколько я сейчас счастлива, в каком прекрасном мире я живу ... Вот это - главное. У каждого свой жизненный забег. И у каждого свой Босфор.

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (27)

- Все же - что дальше, после твоего Босфора?

- Я понимаю, что Ironman, так называемая «половинка», половина дистанции, которую преодолеваешь велосипедом, бегом и вплавь, для меня уже реальна. Я хочу это сделать в классной местности и очень постепенно. Для этого нужно преодолеть много соревнований и преодолеть плавательные дистанции, ну, и купить велосипед, он очень дорогой. Итак, до этого довольно далеко. Это мое видение очень далекое. А сегодня я очень склонна к другому: расширить нашу семью ...

Олеся Смирнова: В Босфоре мы с водой взаимно влюбились (28)

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет