Иосиф Борто: «Закарпатские венгры должны интегрироваться в украинское сообщество, а не ассимилироваться»

Мирослава Галас, «Новости Закарпаття»  21 февраля 2018 09:48  111172101 0173739
Иосиф Борто: «Закарпатские венгры должны интегрироваться в украинское сообщество, а не ассимилироваться»

Поводов пообщаться с первым заместителем председателя облсовета Иосифом Борто и, одновременно, депутатом краевого парламента от КМКС хватало: в прошлую среду в Ужгороде Украина и Венгрия на межправительственном уровне обсуждала проблемы Закона об образовании, которые подняли нацменьшинства; накануне по этому же поводу у нас побывал верховный комиссар ОБСЕ. А ко всему совсем недавно Иосиф Иосифович отметил 60-летие. Поэтому поговорили и об общественном, и о личном.

«Если хотите сделать мне что-то хорошее, то спросите,  хочу ли  я этого?»

- Начнем со встречи заместителей министров двух стран по Закону об образовании. Вы присутствовали на ней?

- Нет, я был на встрече с верховным комиссаром ОБСЕ по делам нацменьшинств и выразил по этому поводу мнение не только здешних венгров, но и большинства закарпатцев. Там есть три группы проблем. Первая - правовая. Если Украина идет в ЕС и во всех сферах имплементирует европейские нормы, то не может нарушать ранее подписанные ею законы, международные договоренности. А седьмая статья Закона об образовании, на наш взгляд, их нарушает. Второй аспект - политический. Когда в ноябре 2016-го парламент принял в первом чтении этот документ, мы заявляли о нарушении прав нацменьшинств и международных соглашений и направили в столицу соответствующее обращение облсовета: из 64-х краевых депутатов только 8 членов КМКС, но «за» проголосовали 42 и во втором чтении 5 октября 2017-го Верховная Рада приняла еще худший вариант, чем тот, который подало Минобразования и против которого мы выступали. Облсовет снова обратилась к Президенту с просьбой ветировать его или отправить на экспертизу в Венецианскую комиссию. К нам прислушались только в последнем, но отправили уже подписанный закон. Комиссия оперативно проанализировала его и вынесла вердикт. Писали его дипломаты, поэтому он сформулирован так, что признает правоту обеих сторон и, одновременно, формулирует замечания. Там сказано: украинский язык как государственный следует поддерживать, развивать и вводить в оборот во всем обществе, с чем мы абсолютно согласны. Но параллельно надо давать нормальные условия и для функционирования языков нацменьшинств. Баланс между первым и вторым следует хранить.

К сожалению, с принятием образовательного закона Украина несколько испортила отношения с Венгрией, Румынией, Польшей. Хотя именно они, как никто другой, поддерживали нас, в том числе и в достижении безвиза. Ухудшать конструктивные взаимоотношения - крайне нежелательно для страны, которая из-за событий на востоке находится в состоянии, пусть и неофициальной, но войны с Россией. Мы этот политический аспект подчеркивали в обращении облсовета к высшим эшелонам власти, как и то, что документ может вызвать межнациональные конфликты в некоторых регионах и отнюдь не способствует консолидации нации.

- А какой же третий аспект проблемы?

- Педагогический. В Киеве говорят, что этот закон - в интересах нацменьшинств, потому что, не зная нормально государственного языка, они неконкурентоспособны на рынке труда, при поступлении в вузы, поэтому интеллектуальная элита в их среде формироваться не может. Впрочем, если вы хотите сделать мне что-то хорошее, то спросите,  действительно ли я хочу этого? Если да - с благодарностью приму. Но все представители венгерского меньшинства в Закарпатье выступают против, за короткое время собрали 62 тысячи подписей, и в Киеве убеждены, что это - в их пользу ... Я проработал педагогом 25 лет и по опыту знаю: хорошо, если ребенок учится на материнском языке, на котором думает, видит сны и легче поймет такие тяжелые предметы, как математика, физика, химия... Хотя очень важно, даже обязательно, чтобы школьники знали и государственный язык и один иностранный.

Что нам предлагают теперь? Если ребенок до 5-го класса учиться параллельно на украинском и на языке нацменьшинств, а потом ему полностью (пусть через определенный период, но в итоге закон требует именно этого) надо перейти на украинский, то неужели он до сих пор не усвоив должным образом государственный язык за 11 лет, сделает это за 4 и сможет изучать на нем упомянутые тяжелые предметы? Я уверен, что нет. Скорее, будет воспринимать все поверхностно, потеряет интерес к наукам. И хотя украинский однозначно необходимо знать до конца школы лучше, чем нынешние выпускники школ нацменьшинств, но все остальное - никак. То есть опять окажется неконкурентоспособным, как на рынке труда, так и в получении высшего образования.

Выход в такой ситуации, с точки зрения думающих родителей - или посылать ребенка на обучение в Венгрию и самим уехать отсюда, или сразу давать чадо в украинскую школу. Или в наших интересах, чтобы люди выезжали отсюда? Итак, к сожалению, миллионы бегут из Украины. Мы заинтересованы, чтобы у себя дома, а не в Португалии, Чехии или Польше они строили Европу. Ведь это интеллектуалы и специалисты-профессионалы. Таких у нас уже не хватает, несмотря на то, что есть куча безработных. Тех, у кого золотые руки, надо, наоборот, привлекать назад, но как, если мы не дадим им нормальной зарплаты, условий труда и возможности чувствовать себя здесь хорошо, в том числе и нацменьшинствам?

Образование в украинских школах с первого класса по качеству знаний - неплохой вариант, хотя и предполагает значительные трудности в начале. Но тогда теряется обучение на языке нацменьшинств, а это уже ассимиляция. Мы же стремимся интеграции в украинское общество. К ней мы готовы, потому что живем здесь, и Закарпатье является частью Украины. В течение тысячелетий при различных государственных образованиях, в том числе и при Венгрии, всем национальностям на этой территории удалось сохранить свою идентичность, культуру, веру, язык. Мы и сейчас хотим сохранить это, уважая законы, язык и власть страны, в которой живем. И совместно строя лучшее будущее Украины.

«Никто не уступит, каждый должен делать шаги навстречу»

- Ваша жена - учительница украинского в Ужгородской ООШ №10. Не спрашивали ли у нее, что надо сделать, чтобы венгероязычные школьники хорошо знали украинский?

- Что качество усвоения государственного языка нацменьшинствами надо улучшать, мы говорим уже 20 лет и просим Киев делать шаги в этом направлении! Сейчас на Закарпатье 118 школ для нацменьшинств, из них 99 - венгерские, 14 - румынские, 4 русских и 1 словацкая. Мы хотели бы сохранить эту систему. Как при этом улучшить знания украинского? Во-первых, просим понять: венгерский и румынский принадлежат к другой семье языков, чем славянские. Украинцы, которые пытаются изучать венгерский, говорят, что это один из самых сложных языков мира. Но для венгерских школьников аналогичен украинский! Поэтому нельзя для них преподавать его по методике родного языка. Пусть наконец Министерство образования признает, что это неэффективно, и перейдем к изучению методом иностранного или, если кого-то это обижает, как в Сербии, - нематеринского языка. И пусть специалисты разработают эту методику. Второй вопрос - у нас недостаточно педагогов, которые качественно могли бы обучать нацменьшинства украинскому. Нужно время, чтобы их подготовить. Третье - для новой методики необходимы новая программа, учебники. К их написанию следует привлекать педагогов со стажем. Потому ученые очень далеки от реалий, с которыми педагоги сталкиваются на практике. Еще есть недостаток переводных словарей ... Но мы живем в технологическом мире. Есть ли у нас хоть одна компьютерная игра, которая позволила бы нацменьшинствам эффективнее усваивать украинский? С ее помощью дети каждый раз легко запоминали бы по 10 - 15 слов. Я это знаю по опыту дочерей, потому что они так изучали английский. Словом, нужно разработать серьезную государственную программу. Мы сделаем все, чтобы она воплотилась в жизнь. И тогда через несколько лет будет результат.

Так или иначе, отношения между нашими государствами должны снова наладиться. В таких ситуациях золотым правилом является компромисс. Никто не уступит полностью, каждый должен делать шаги навстречу. Качество усвоения государственного языка однозначно должно улучшиться, но образование на языке нацменьшинств при этом - сохраниться. Мы рады, что как МИД, так и Министерство образования Украины склонны к переговорам, верим, что и венгерская сторона - тоже. В этом процессе будут участвовать и нацменьшинства. Беда как раз в том, что их представителей не привлекали к подготовке образовательного закона. Теперь на его основе разрабатываются отраслевые, например, о среднем образовании, и было бы хорошо, если бы этот урок учли. Потому что вряд ли цель Украины - урезать права нацменьшинств даже по сравнению с тем, что было при тоталитарном Советском Союзе. А по новому закону де-факто получается так. Мы верим, что создастся компромисс, который удовлетворит всех. Только так можно сохранить мир и спокойствие на Закарпатье. Акции против нацменьшинств, которые имели место в крае, неприемлемы. Провокации мы не воспринимаем.

Венгрия пытается удержать закарпатцев в родном крае 

- Вы говорили, что надо удержать земляков дома. Венгрия способствует этому. С другой стороны, Чехия и Польша увеличили квоты вакансий для украинцев. Руководство области пытается привлекать инвестиции, но не получится ли так, что на новых предприятиях некому будет работать?

- Проблема есть. Силой никого не привязать к месту. Люди едут искать лучшей жизни. Венгрия, чтобы удержать закарпатцев в родном крае, оказывает социальную, гуманитарную и экономическую помощь. И если предприниматель или фермер взял ее, то обязан 5 лет работать здесь, платить налоги, создавать новые рабочие места, иначе полученную сумму должен вернуть. Поэтому странно, когда такую ​​помощь некоторые истолковывает с «сепаратистским» подтекстом.

Кстати, в 2011-м в Венгрии приняли новый основной закон государства, по которому забота о зарубежных венграх является обязанностью правительства. Украина берет займы, которые нужно отдавать, а это гораздо лучше, потому что дружеская помощь безвозмездна. Последний случай: Венгрия предоставила Закарпатью 8000 вакцин от кори, чуть позже пообещала еще 7000. А почему? Потому что из Киева не выделили этих препаратов, а угроза эпидемии серьезная. По поводу аэропорта сколько раз мы обращались в столицу? И так и не запустили регулярное авиасообщение. Ясно, что региональная власть не может опустить руки и ничего не делать, а обращается за помощью к соседям. При этом не надо усматривать сепаратизм, это попытка решить существующие проблемы. Или же мы получили безвизовый режим, и на границах - очереди. Инфраструктуру надо осовременить. У Венгрии есть программа, предусматривающая строительство и открытие новых ЧП, однако почему Украина не является партнером в этом? До Лужанки с венгерской стороны готова инфраструктура, чтобы разгрузить пункт пропуска в Чопе, а с украинской - нет, хотя деньги на это предоставляли. Так же у соседей трасса М3 до 2020-го дойдет до нашей границы, чтобы мы могли влиться в транспортное европейское кровообращение. Но будет ли готова дорога с украинской стороны? Если бы эти вопросы передали области, местные власти бы их быстро решили...

Закарпатье - западные ворота Украины, их надо «раскрасить» как можно лучше, чтобы к нам ехали и оставляли здесь деньги. Потому что у нас очень красивая природа, нетронутые уголки, интересные обычаи, гастрономия. Есть исторический туризм, термальные и лечебные минеральные воды, которые когда-то возили в европейские столицы. Почему бы не ехать сюда? На самом деле препятствий три: граница, дороги и опасения относительно безопасности. Мы-то знаем, что гостей у нас встретят с распростертыми объятиями, но недружественные акции, которые имели место в крае, через интернет быстро становятся известными по всему миру и отпугивают туристов.

Научился любить жизнь, побывав на пороге смерти

- Немного о личном. Вам недавно исполнилось 60. Какие поворотные моменты выделили бы в своей биографии?

- Мне было 15, когда умер отец. Неожиданно, трагически. Мы готовились к свадьбе - за неделю сестра должна была выходить замуж. А пришлось организовывать похороны. Это была для меня ужасная травма. Сестра без торжественной церемонии переехала к мужу, я остался с мамой и двумя бабушками - фактически, как содержатель семьи. Я хорошо учился и мечтал об университете, но тогда решил, что на этом можно ставить крест, потому что должен был работать. И с Божьей помощью, которая всегда идет через людей, в конце концов получил возможность поступить в УжГУ. Не хочу детализировать, с помощью каких чудес мне удалось закончить вуз, параллельно подрабатывая. Затем в родном селе стал учителем математики и физики. Я обожал свою работу, имел душевную потребность передать другим то, что знаю сам. И вот как-то директор сказал, что он уже устал, выгорел, а во мне видит своего преемника. Наша школа была в ужасном состоянии. Она состояла из семи зданий, из которых четыре - аварийные: там столбами подпирали потолки, чтобы не обрушились. Как-то одна стена во время урока посыпалась, но к счастью, наружу, поэтому никто не пострадал; в другой раз - внутрь, но ночью - тоже обошлось. Полгода он меня просил, и я в конце концов согласился. А через месяц появились благотворители из Австрии и Венгрии с предложением помочь заведению. Сначала поддержка была незначительна, и они видели, что мы ее не растащили, а умножаем - и педколлектив, и родители, и дети. Так привели в порядок столовую, библиотеку, крышу. По всем этим меценаты наблюдали и ... предложили создать новую школу. Во второй половине 1990-х по полгода не платили зарплату, отключали свет, ситуация была гораздо хуже, чем сейчас. Все вокруг рушилось, а мы, не имея денег, будем что-то строить? Но я живу с верой в то (и всем советую), что если человек чего-то очень хочет и готов работать ради этого, найдет единомышленников, то все получится. Дорога может быть извилистой, придется преодолеть много препятствий, но если вера не угасает, а сил и терпения хватает - вы достигнете цели. Советую всем, кто еще не читал «Алхимик» Паоло Коэльо, прочитать. Нет ничего недостижимого. И нам удалось за 3 года построить хорошую школу. Ее называли шаланковским чудом, потому что мало того, что здание было очень современным, еще и душу в нее вложили, подняв уровень обучения. Мы выбились в сотню лучших школ Украины!

К тому времени я уже был районным депутатом, и меня тайным голосованием избрали заместителем председателя Виноградовского райсовета, хотя казалось, что шансов - никаких. И здесь долго думал, но в конце концов согласился. Трудился, многим помог, хотя далеко не был доволен реализованным. Но однозначно больше мог сделать, чем в школе.

А потом пришел отрицательный поворот судьбы: я тяжело заболел. Из абсолютно незначительной болезни выросла большая. Из-за добрых намерений, которые, как известно, ведут в ад, медики максимально пытались мне помочь: лечили и то, что не надо, итогом же стали тяжелые побочные эффекты. За полтора месяца борьбы с болезнью я оказался в ситуации человека, пытающегося выбраться из трясины: с каждой попыткой его затягивает все глубже. И в 2010-м попал в реанимацию в Будапеште: мне давали всего 10%, что выкарабкаюсь. Я не понимал, почему Господь меня больше не поддерживает, почему я должен умереть, когда еще полон любви, желания работать. Совсем обессилев, решил отдать душу Богу. И произошло чудо. В состоянии полусознания увидел видение. Будто иду по зеленому полю, а рядом - стена кустов, за которым уже другой мир. Начинаю двигаться туда, и вдруг с неба летят жена с двумя дочерьми и кричат: «Ты не для того сюда поехал, чтобы умереть! Возвращайся! » Я пришел в себя и решил бороться до последнего. Чтобы снова стать полноценным человеком, мне понадобилось 6 месяцев. Всему должен был учиться заново, включая хождение. Однако медики предупредили: возможен рецидив. Я жил, как приговоренный к смертной казни, который знает, что умрет, только не знает, повесят ли его, отрубят ли голову или застрелят. Это гнетущее ощущение. Но как-то меня осенило: «А я разве не должен был когда-то умереть? Разница лишь в том, что я получил второй шанс, и должен жить дальше ». С тех пор у меня резко изменилось отношение к миру. Я стал счастливее, научился радоваться тому, чего раньше не замечал, и по-настоящему любить жизнь. И понял, для чего мне была дана эта болезнь.

Потом мне предложили еще несколько должностей, и за все брался уже без колебаний. В конце концов стал первым заместителем председателя облсовета. Я всем хотел бы передать, чтобы искали свое призвание. Счастлив, кто нашел работу, которую любит, и еще счастливее тот, кто при этом творит добрые дела. Даже если люди за них не поблагодарят, все равно позитив, который отдаешь, когда неожиданно получишь назад, и то многократно. Все хорошее возвращается. Но точно так происходит и со злом... Если бы все жили с осознанием этого, наш мир был бы намного лучше.

Разговор вела Мирослава Галас

«Новости Закарпаття»


Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет