Геннадий Москаль: Единственное, на что не смогу отреагировать - это мой некролог

Татьяна Когутич, Укринформ  12 июля 2018 17:56  0182939 0184664
Геннадий Москаль: Единственное, на что не смогу отреагировать - это мой некролог

Геннадия Москаля не надо лишний раз представлять широкой публике. Он постоянно в медийном поле, у него всегда свое мнение о ключевых событиях в государстве, его хотят слышать, даже если он очень экстравагантен и порой выходит за рамки политкорректности.

Укринформ уже общался с главой Закарпатья осенью 2015 года, почти сразу после его назначения, год его обсуждали с политологами края.

Наша новая встреча состоялась именно тогда, когда подошел к концу трехлетний срок со времени его назначения на должность председателя Закарпатской облгосадминистрации. А значит есть повод расспросить руководителя области о произошедших изменениях, ключевых общественных проблемах, экономической и политической ситуации в области.

ПРИНИМАЮ ВСЕХ: ПРАВЫХ, ЛЕВЫХ, АКТИВИСТОВ, ДАЖЕ ГОРОДСКИХ СУМАСШЕДШИХ

- Геннадий Геннадиевич, вы постоянно в топ-рейтингах губернаторов страны — по разным версиям. За что так любят Москаля?

- Ну, я же сам эти рейтинги не составляю. И это еще не означает, что любят... Одна из причин — моя открытость. Это принцип, я по нему работаю как здесь, на Закарпатье, так и, к примеру, на Луганщине. За время моего руководства гражданской администрацией мы каждую субботу были на передовой, развозили продукты питания, шифер... Я ходил без охраны, и люди удивлялись, а уже после меня все руководители ходили с 10-20-ю автоматчиками — на что я сразу сказал, что это большая глупость, потому что сегодня война ведется не автоматами, а “градами”, “смерчами”.

- А у вас тут сейчас сколько охранников на Закарпатье?

- Нет. Вы же прошли в приемную спокойно — разве кто-то о чем-то спросил? Внизу стоят сотрудники гражданской охранной фирмы, которые отвечают за порядок в здании, чтобы, например, ночью кто-то не залез, картину не украл... Но сейчас, в рабочий день, любой может сюда зайти и никто не имеет права спросить куда он, к кому и зачем. Я отменил вообще приемные дни: принимаю визитеров по мере поступления. Порой приходит сто человек, иногда - 50, иногда полсела, у каждого свои проблемы. Принимаю всех: правых, левых, активистов, даже городских сумасшедших. У меня порой ощущение, что они просто идут поговорить с Москалем, потому что в ходе встречи вообще забывают, за чем пришли.

НА ЗАКАРПАТЬЕ КРИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ С ЗАКРЫТИЕМ ФОПОВ

- Так секрет популярности Москаля - в открытости и доступности?

- В первую очередь. Но не только. Я уже за четвертый раз председательства в ОГА разбираюсь полностью в исполнительной власти и государственном управлении территорий. Вот мне дали Закарпатскую область, значит, я должен здесь изучить все - и межконфессиональную, и межэтническую, и политическую, а в первую очередь мы сконцентрированы на экономической и финансовой ситуации. Да, сегодня есть проблема, например, что многие предприниматели закрываются. На это в Закарпатье две причины: или они сами, или все их сотрудники выехали на заработки.

- Критическая ситуация с этим в области?

- Очень! У нас есть такой областной депутат Федурцьо, он предприниматель, между Лопуховым и Усть-Черной на Тячевщине построил комплекс, где лечат уникальными водами. Там всегда были люди. А вот недавно мы там проводили совещание, где Лопухов, Немецкая Мокрая, Русская Мокрая, Усть-Черная, зашли к нему — смотрю: пусто. Я спрашиваю - где люди? Уехали все до одного за границу, говорит, закрылся я, потому что больше не могу.

- С безвизом больше закарпатцев выезжает за границу?

- Это не связано с безвизом. Это закономерное стремление человека найти лучшую судьбу и лучшую зарплату... Да, большая часть хочет остаться, это молодежь, прежде всего. Массово уезжают люди среднего возраста — хотят заработать деньги, чтобы потом вложить здесь.

У НАС ИДЕТ БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ ТЕЛЕВИЗИОННАЯ, А НЕ НАСТОЯЩАЯ

- Вы в последнее время стали “рупором” закарпатских лесоводов, много сообщаете о состоянии дел в этой отрасли в области, об уменьшении рубок. Но в прошлом месяце произошел скандал с препятствованием журналистской деятельности на Тячевщине, перед тем - коррупционный скандал в соседнем хозяйстве в том же районе...

- Относительно того коррупционного скандала я дал поручение разобраться правоохранителям и публично отчитаться на заседании облсовета. Потому что это скандал запланированный. Его суть — найти с помощью подставного лица взяточника и раздуть это на публику. Нашли человека, 24 года, он, по данным Государственной фискальной службы, нигде не заплатил налог на доход физических лиц и нигде нет никакого дохода от предпринимательской деятельности...

- Но вместе с тем покупает лес и дает взятки?

- Казалось бы — за какие деньги? Он ходил там в округе больше месяца. Сначала к руководителю этого лесничества, тот, извините, послал его подальше, к лесничим — безрезультатно. Но в конце концов нашел дурака, который повелся. Тот мастер леса за 2,5 часа (без аукциона и биржи) продал лес, он такого же возраста, этот “лесник-взяточник”, как и провокатор. Через полгода должен жениться, вот денег на свадьбу хотел собрать... Там навар был 16 тысяч, даже меньше. Следовательно, они нанимают машину, едут на верхний склад, грузят этот лес, их там ловят, это идет сразу в телевизор и начинается скандал.

У нас же если коррупционное дело, то бегут не в прокуратуру или СБУ, а в телевизор. У нас идет борьба с коррупцией телевизионная, а не настоящая.

- А настоящая не такими методами должна вестись, хотите сказать?

- Я в свое время подал законопроект, который касался антикоррупционного бюро, он до сих пор лежит в ВР. Его суть в том, что это бюро не должно иметь филиалов, а должно быть сосредоточено — как в Варшаве, в Будапеште, в Бухаресте — в Киеве. Вот в Румынии очень четко сделано: есть пятерки - следователь и оперативные работники. Электронная система расписывает их, руководитель не может расписать и сказать, ты так и так делаешь - там и там. Когда приходит сигнал из какой-то области (обращения, подписанные или анонимные, или агентурные сообщения), он уходит в электронное распределение. И тогда какая-то пятерка берется за расследование. А у нас правоохранители используют метод, который называется “торпеда” на оперативном сленге, то есть, подставных лиц, которые идут провоцировать на взятку.

- А потом на суде все дело разваливается...

- Румыны, например, таких агентов ищут в когорте врагов тех, относительно кого есть определенные подозрения. Это может быть незаконно уволенный мэром чиновник, например. И доказательная база, собранная им, — железная. Я знаю одного адвоката румынского, который защищает клиентов от антикоррупционного бюро. Он ни одного суда не выиграл, говорит, что обвинение очень профессионально ведет расследование, и там в суде дела не разваливаются. А самое главное — у них нет антикоррупционного суда. Есть просто суд. И им до лампочки, кто ты, если ты у них — то ты или подсудимый, или свидетель, или потерпевший. И если один из судов Бухареста арестовал брата действующего президента Румынии и Апелляционный суд города Бухарест это утвердил, то это чего-то стоит.

ВОЙНУ С НЕЗАКОННЫМИ ВЫРУБКАМИ ЛЕСА НАДО ВЕСТИ НЕ В ИНТЕРНЕТЕ!

- Сейчас коррупционных скандалов становиться все больше — ведь выборы на носу. Видим — поднимается вопрос леса, на очереди, вероятно, таможня и контрабанда. Словом, как это время ощущается на Закарпатье? К чему готовитесь?

- Что касается леса — я уже поручил нашей пресс-службе реагировать на ситуацию. За последний месяц разные люди снова идут в лес, констатируют факты вырубленных участков, выкладывают в Интернете, это пользуется большим спросом и добавляет рейтинг. Конечно, мы ожидаем, что эти настроения будут только нарастать. Но! Войну с незаконными вырубками леса нужно вести не в Интернете! Если вы — общественные активисты, журналисты, просто неравнодушные граждане — это обнаружили, обращайтесь в полицию. Вы не верите полиции? Обращайтесь в СБУ, в прокуратуру. Не верите никому в области, обращайтесь в Генпрокуратуру, в НАБУ. Большое поле для маневров. Но никто никаких заявлений не пишет. Все поговорили - выложили в Интернет. И никто не понимает, что поменяют директора Гослесхоза Мокрянского или Брустурянского, или Свалявского лесхозов, директора облуправления Мурга, или даже руководителя Государственного агентства лесных ресурсов Украины — а лес все равно будут рубить. Потому что причина в госзаказе. Но никто же об этом в Украине вслух не хочет говорить! Лучше сделать дьяволом гуцула с топором, который уничтожает экологию и лес. А в то же время Министерство экономики, которое является структурным подразделением правительства, разрабатывает, сколько ему в год нужно леса для обеспечения промышленности. Все хотят спать на деревянных, а не на пластмассовых кроватях, сидеть на деревянных стульях, иметь деревянный пол, дачу из сруба... И при этом, чтобы лес был на месте.

- Вы говорите о необходимости уменьшения госзаказа?

- Да, меньше леса на госзаказ. Потому что приходится к каждому гослесхозу из Киева, к каждому лесничеству, лесничему и к каждому участку — сколько надо дуба, бука, граба, пихты и ели. Другая институция — лесопатологи - находят на площадях участки, где заготовку можно выполнить (желательно, чтобы не было лесов, чтобы там не было склона), выдают документы, из министерства приходит приказ. Не будут выполнять его нынешние руководители, все равно назначат тех, кто будет лес рубить.

- Но есть же незаконные рубки, которые не происходят без ведома руководителей лесохозяйств — потому что без них в государственном лесу никто даже не чихнет...

- С этим должна бороться полиция, прокуратура. Я на каждом совещании спрашиваю, где результат? Говорю, вы же видите, что незаконно срубили. Вы кого-то установили, направили дело в суд? Нет, никого, потому что нехватка людей, загруженность. Если некоторые следователи имеют по 500-600 уголовных производств, могут ли они вообще хотя бы одно дело довести до суда? Я не то, что становлюсь на защиту лесоводов, а говорю, что подавать информацию надо объективно и спрашивать с Киева, мол, уважаемые, вы немного уменьшите аппетит, потому что у людей на местах терпение лопается. И еще одно: скандалов было бы гораздо меньше, если бы все эти нормы определяли здесь в области, как это было до Януковича.

- На Закарпатье лучше знают, сколько надо здесь рубить?

- Конечно, лучше. И к конкурсу раньше допускались те, кто занимался переработкой древесины, а не только лесозаготовкой, и имели не менее 20 рабочих мест. Сегодня это все действует так, как Янукович выстроил, по вертикали. Децентрализация ничего нам не вернула.

ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ – ЭТО ОДНО, А ОБЪЕДИНЕНИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ГРОМАД – СОВСЕМ ДРУГОЕ

- Это хорошо, что вы вспомнили о децентрализации. У нас есть немало вопросов относительно этой реформы, потому что говорят, что Геннадий Москаль — главный противник децентрализации в области. Скажите, почему вы не воспринимаете децентрализацию?

- Я децентрализацию воспринимаю, я не воспринимаю объединения громад, которое сейчас проходит на Закарпатье, и которое не имеет ничего общего с децентрализацией. Децентрализация – это децентрализация, а объединение территориальных громад – это совсем другое.

- Ну почему же? Объединенные громады переходят на межбюджетные отношения с государством, получают субвенции, работают сами — разве это не децентрализация?

- Децентрализация – это передача полномочий из центра, то есть из Киева, на места. Что мы получили на место как Закарпатская область? Областные и районные дороги для ремонта. Киев не хочет расставаться с тем, что централизовал Янукович. Когда все шли на выборы, рвали на себе вышиванки, что проведут децентрализацию, но коррупционную составляющую режима Януковича так никто и не развалил. Зачем надо было, например, делать Госгеокадастр? (Госгеокадастр создан в 2014 году постановлением Кабмина путем преобразования Государственного агентства земельных ресурсов Украины, которое существовало с 2011 года — ред.). Где Госгеокадастр, а где Закарпатье — и я имею к нему отношение? Да никакого. Почему раньше здесь было Управление земельных ресурсов и не было скандалов? Вы видите, внутри администрации скандалов нет, все скандалы на Закарпатье связаны с центральными органами исполнительной власти. Если у нас в ОГА 19 департаментов в управлении, то Киев только в нашей области имеет 68 представительских организаций! Разве можно этим всем качественно, и вообще — как-то управлять? Но все хотят, чтобы они деньги тут собирали и везли на Киев. И держат этих чиновников на Закарпатье, как священных коров, там никого поменять нельзя!

ОСТАВЛЯТЬ ВСЕ, КАК БЫЛО, НЕЛЬЗЯ, НО НАДО УЧИТЫВАТЬ СПЕЦИФИКУ

- Почему же вы не согласовываете объединение целого ряда громад? Кажется, их шесть сейчас на согласовании в ОГА?

- То объединение громад, которое предлагается в большинстве случаев, ставит под вопрос существование бюджета районов. Я на такое не пойду. Я за децентрализацию, но Киев никаких шагов не делает к ней.

- Кроме децентрализации на Закарпатье есть проблемы и с другими ключевыми реформами. Как, например, по вашему мнению, надо внедрять медицинскую и образовательную реформы?

- Не так, как в Киеве или в Днепропетровске.

- А как? Согласитесь, оставлять все как есть, тоже нельзя: хуже ведь некуда!

- Так, как есть, оставлять нельзя. Но специфика Закарпатья в том, что если сельское население составляет в среднем 30% по Украине, то в Закарпатье - 63%. А как внедрять медреформу и создавать округа, когда у нас есть горные и высокогорные населенные пункты? И мы уберем оттуда, как говорит Ульяна Супрун, экстренную медицинскую помощь и заменим ее парамедиками. Я ничего этого делать не буду. Потому что эти уазики «скорой» в тех селах — единственное спасение, только они доезжают по тем лесным дорогам между селами и спасают людей, потому что там есть врач. Министр - из другой страны, из других реалий, возможно, понятия не имеет, как здесь все устроено на Закарпатье и что с этим делать. Здесь округа в том виде, как предлагается, невозможно создать!

ЕСЛИ БЫ КАЖДЫЙ УКРАИНЕЦ ВЫВЕСИЛ УКРАИНСКИЙ ФЛАГ НА СВОЕМ ДОМЕ В БЕРЕГОВО...

- Давайте еще затронем тему образования. Образовательный закон именно благодаря Закарпатью стал сенсационным - имею в виду скандал с венграми из-за 7-й статьи относительно преподавания на украинском языке в школах нацменьшинств.

- Я предлагал решение этого скандала еще на этапе его зарождения: внести правку, что его действие не распространяется на языки ЕС. Сейчас к этому же пришли - но сколько переговорено!

- Венгерский вопрос за это время стал топовой общественной темой.

- Венгерский вопрос надуманный. Вот на примере того же Берегово, где всех раздражают венгерские национальные флаги... Но если национальное законодательство и международно-правовые договоры, и два прямых соглашения между Венгрией и Украиной, ратифицированные парламентом обеих стран, позволяют использование национальной символики, то почему вы, уважаемые украинцы, правые, крайне правые, ультраправые, умеренные - все вместе взятые к этому цепляетесь? Почему не купите себе флаг и не вывесите на своем доме? В том же Берегово? Недавно я был на фестивале кузнецов в Лисичево, в водяной кузнице "Гамора". Там на сельсовете или школе висят четыре панно от верха до низа с национально символикой! Это в глухом селе на Иршавщине.

- Вот на кого надо равняться, получается!

- Да, потому что обычно в украинском селе на сельсовете телепается выцветший и истрепанный флаг. Зато венгерские флаги в венгерских селах украинцев очень волнуют.

- В свете последних событий эти волнения можно объяснить...

- Но извините, если бы каждый украинец вывесил украинский флаг на своем доме или балконе квартиры в Берегово, то венгерская символика там потерялась бы! Потому что венгров в Берегово - меньше 50%. Но никто не видит другой символики там, только венгерскую. Я не политкомиссар, чтобы кого-то к этому призывать, но здесь надо сказать о лени украинцев. У нас даже кричалки одни и те же, новых никто не выдумал: «Україна понад усе», "Смерть ворогам!", «Слава Україні!» і «Героям слава!» Если мы и дальше будем кричать "Слава Україні!" и ничего при этом не делать, то эта слава сама собой никогда не придет.

ВИНОДЕЛИЕ - ЭТО ПЕРВОЕ, ВО ЧТО НАДО ВКЛАДЫВАТЬ НА ЗАКАРПАТЬЕ

- В начале третьей каденции председателя Закарпатской ОГА (третьего пришествия Москаля, как говорят сами закарпатцы) вы говорили нам в интервью, что ваш самый большой враг на Закарпатье — не Балога, а экономика. Точнее то, что ее здесь нет, а следовательно - и денег нет...

- И это до сих пор наша главная беда. То, что мы дотационные, то есть на 76% зависимы от Киева. В Киеве нет денег, и у нас автоматически тоже - и это замкнутый круг.

- По вашему мнению, есть ли какие-то факторы, которые могли бы перевернуть эту ситуацию для Закарпатья?

- Есть несколько направлений, я начну с основного, которое мы педалируем и дошли уже до Верховного Суда, который должен рассмотреть жалобу от Закарпатской ОГА о бездействии депутатов ВР, которые не хотят рассматривать закон о возвращении земель бывших совхозов в собственность. У нас есть куча инвесторов, которые готовы вкладывать в закарпатские виноградники, а мы просто не можем отдать им эти земли в аренду.

- Инвесторы - из местных?

- Нет, венгры. Ассоциация венгерских виноделов заинтересована в том, чтобы восстанавливать заброшенные закарпатские виноградники. У них в Венгрии некуда эти саженцы воткнуть, а сейчас климатические условия такие, что на Закарпатье удачно можно выращивать европейские сорта - то, что растет в Венгрии, в Италии, Франции, растет уже и у нас. Любители, частные виноделы, давно не сажают крупмли (картофель - ред.) на своих землях, а сажают виноградники и делают вино. За напитками к ним едут киевские и даже европейские рестораны. Приходят и спрашивают, сколько можешь сделать бутылок. Тот говорит, - могу 800. Вот тебе деньги, вот контракт, идем к нотариусу. Но если ты продашь хотя бы лишнюю бутылочку еще кому-то, то стопроцентно от стоимости контракта платишь штраф. Люди довольны, потому что у них есть работа и деньги.

Венгры поездили по всем винодельческим предприятиям, провели аудит. Они честно сказали, что здесь будет прекрасное шардоне, очень хорошая почва под шампанские вина, на миллионы декалитров.

Еще одно - изготовление паленок фруктовых, здесь прекрасные почвы под яблоневые, абрикосовые сады, груши, персики, сливы. Было также еще одно предложение - выращивать бузину.

- Извините, но там и так все поросло...

- Нет, планируется специально сажать ее плантации, ухаживать, заготавливать для фармации и для сладких напитков из бузины, которые весьма популярные в Европе. Так вот, венгры посчитали: если это все запустить, три миллиарда мы будем иметь прибыли. Три миллиарда! Придет хозяин, он наберет людей, будет платить налоги, продавать здесь хорошее вино, значительно дешевле, чем завезенное из Чили или Южной Африки.

По поводу моего закона о разгосударствлении винсовхозов в комитете ВР собиралась уже третья комиссия. Но в парламенте его не включают в повестку дня, почему-то до последнего кто-то придерживает это все.

ТАКОЙ СОЛИ, КАК СОЛОТВИНСКАЯ, НЕТ ДАЖЕ В ЕВРОПЕ

- А какие еще направления?

- Это соль.

- Имеете в виду Солотвино? Но там закрытое производство, карстовые провалы. Говорят, все село в воздухе висит...

- Не верьте, это все неправда, ничего нигде не висит. Проблема в том, что там не откачивают воду. Мы сказали: откачивайте, сколько можно, и используйте в лечебных целях.

- Да, там осталась инфраструктура, хотя туристов меньше из года в год.

- Солотвино никак не могут исключить из списка объектов, не подлежащих приватизации. Против этого "Артемсоль", потому что у них избыток, и была такая ассоциация "Укрсоль", она в пользу "Артемсоли" этот вопрос согласовала. Но солотвинская соль гораздо лучшего качества, это доказано, такого нет даже в Европе! Запасы - миллионы тонн, хватит на детей, внуков, правнуков.

Там уже сколько инвесторов приезжало! Но законодатель запрещает приватизацию солотвинских шахт, как и закарпатских виноградников. И вот здесь все вода подмывает, а там все диким лесом поросло. Их просто разворовывают разными способами. Сколько предприятий, где введены какие-то арбитражные управляющие, какие-то левые директора, есть те, которые просто пораздавали землю...

- Так, говорите, мы здесь на Закарпатье сидим на деньгах - и при этом дотационные и полностью зависимые от Киева?

- По подсчетам, только отдав эти земли инвесторам, мы выйдем не на 76%, а на 52% дотационности.

ПО УНИКАЛЬНЫМ ТРАВАМ СВИДОВЦА ХОДЯТ КАБАНЫ И ОЛЕНИ, ПОЧЕМУ ТАМ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЛЫЖНИ?

- Кроме разгосударствления земли, что автоматически дало бы инвестиции, где еще на Закарпатье деньги зарыты?

- Вторая такая основа для экономики - это туризм. У нас запланирован большой проект "Свидовец"...

- Но он неоднозначно воспринимается в народе. За - местные жители, но экологи дают негативные оценки, говорят, что такой масштаб приведет к разрушительным последствиям в природе...

- Ой, сколько нервов мне это стоит, сколько у меня головной боли с этим! Боже мой, когда люди из Раховского района и Тячевского все «за», всегда находится какая-то баба яга, которая против. Так и эти экологи. Ну, пусть будут против. Мы сейчас выиграли апелляционный суд.

- Но ведь там действительно много вопросов по экологии...

- Послушайте, это лыжный курорт, он будет использоваться только зимой. На уникальные травы упадет снег. По ним ходят кабаны, олени, почему по ним не может быть лыжни? Одна бабка сказала по телевизору, мол, как я там яфину буду собирать? Прекрасно будет собирать! На Буковеле собирают, кто сколько хочет.

- Но ведь со Свидовцом проблема с масштабами проекта, с водой - такое количество туристов, как планируется, приведет к необратимым изменениям.

- Да какие изменения? В Черной Тисе полно воды, бери - не хочу. Как раз курорт будет брать воду, и это поможет в передпаводковых ситуациях, потому что паводок формируется в верховье рек. А озера никто не тронет - на Буковеле горное озеро берегут, как святыню, с него никто кружки воды не возьмет, оно огорожено, чтобы никакой дурак не пошел туда даже купаться.

ЕВРОПЕЙЦЫ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ НЕ ТОЛЬКО В ЧЕРНОРАБОЧИХ, НО ЗАКАРПАТЦАМ НЕ ХВАТАЕТ ОБРАЗОВАНИЯ

- Скажите, а какие у нас есть проекты, которые уже действуют или планируются и могут быть катализатором для развития региона – если не ждать крупного инвестора или решения депутатов ВР?

- Проекты есть, но есть и нюанс: они могут работать, если к тому времени все трудоспособное население не уедет. Вот, например, Джейбил Серкит (большая корпорация, которая имеет заводы и производство в Венгрии, на Закарпатье, построенные еще во времена СЭЗ - ред.) несмотря на все, строит новый завод.

- У нас? Потому что шли разговоры, что будут строить где-то на Виннитчине, мол, здесь некому работать...

- Таки у нас, в Розовке (село под Ужгородом - ред.). Кроме того, они перевозят заводы из Венгрии сюда, в Украину - расчет простой: здесь меньше нужно платить рабочим. Но проблема, что некому работать.

- Имеете в виду квалифицированных рабочих?

- Да, у них инженерный, технический персонал, руководство - там язык общения английский. Они в поисках персонала объехали славную Львовскую политехнику, Киевский КПИ, другие технические университеты, результата - ноль. Люди смотрели на базу, на которой обучают будущий персонал - это какое-то "старье", они давали профессорам новые айпады и айфоны, те не могли их даже включить. Единственное, где они нашли себе людей, - в Харькове и в Днипре, в конце концов, направили их учиться за границу.

Поэтому в отношении украинцев, которые могут работать на европейцев, - тренд такой, что те заинтересованы не только в чернорабочих, им нужна квалифицированная рабочая сила.

МЫ НА ЗАКАРПАТЬЕ ЕЩЕ НИ ОДНОГО СЕЛА НЕ СПИСАЛИ

- Знаю, что, например, из больниц на Закарпатье мигрировала, говорят, львиная доля специалистов...

- Да, многие выехали, особенно в Венгрию. Ситуация доходит до того, что в некоторых регионах не с кем заключать договор. Это, опять же, нюанс в проведении медреформы на Закарпатье, на который не хотят обращать внимание в Киеве. Не надо ехать в Закарпатье, съездите в Черниговскую область, которая за год списывает 20-25 сел с карты. А мы на Закарпатье еще ни одного села не списали! И мы пока единственная область в стране, где смертность не превышает рождаемость.

- Ну, статистика свидетельствует, что это за счет цыган...

- А они что, не граждане Украины? Если мы, украинцы, ленивые, хотим иметь по одному ребенку, некоторые вообще не хотят, то цыгане рожают по 5-10 детей.

ЛЮБЛЮ ЗАКАРПАТЬЕ ЗА ГОВОР И КУХНЮ, НЕ ВОСПРИНИМАЮ ТЯГУ МЕСТНЫХ К ПАРТИЙНОСТИ

- Геннадий Геннадиевич, скажите, за что вы больше всего любите Закарпатья и за что больше всего не любите?

- Я люблю Закарпатье, во-первых, за то разнообразие национальностей, языков, культур, что одно село на одном диалекте говорит, второе - на другом. Очень люблю местные диалекты. Сам говорю на гуцульском, буковинском, бессарабском, если бы продемонстрировал - не поняли бы. Во-вторых,  за кухню, за разнообразие блюд. За что не люблю? Вот какая-то тяга людей к партиям здесь аномальная.

- Серьезно?

- Такого нет в Украине. Ну, вот я должен поддерживать БПП по роду деятельности, так сказать, но у меня нет такого, чтобы я кого-то массово привлекал в ряды. А тут приходят - запишите нас в партию. Говорю, что я никого не записываю, зачем это вам нужно вообще?...

Мы построили здесь свою работу на трех либеральных принципах: первое - не влезать в бизнес. Второе - мы никогда не судимся со СМИ. Вы слышали хотя бы об одном иске? И мы никого не заставляем вступать в партии. Ни провластные, ни оппозиционные.

НА ЗАКАРПАТЬЕ НА ВЫБОРАХ ОСНОВНЫМИ ИГРОКАМИ БУДУТ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДОЛГОЖИТЕЛИ

- Маховик избирательной кампании набирает обороты. Как на Закарпатье меняется политическая картина?

- Партий много, плодятся новые, но не появляются новые лидеры. На выборах будут основными игроками те силы, которые на Закарпатье являются долгожителями. А все новые, которые появляются, имеют задачу просто распылить голоса избирателей.

Я БЫ НЕ НЕДООЦЕНИВАЛ ОППОБЛОК НА ЗАКАРПАТЬЕ

- Вы будете готовить выборы президента на Закарпатье, можете оценить шансы Петра Порошенко быть переизбранным на второй срок?

- Мы будем делать все в рамках действующего законодательства, то есть не используя админресурс, не набирая полки новых членов партии - но мы будем бороться за то, чтобы наш лидер, нынешний президент переизбрался на второй срок. Но мы не будем мешать другим. Мы ничего с политических плакатов не срывали - пока кто-то краской не облил Вилкула в Ужгороде. Тогда только пришлось.

-И где тот Вилкул, а где Ужгород...

- Тут такое дело: у партии, которую он возглавляет, стабильный рейтинг в области. И я бы не недооценивал "Оппозиционный блок" на Закарпатье. Здесь много людей до сих пор работает на заработках в России, и это их электорат. Я это понял, когда пришел процесс декоммунизации, потому что в этих районах (Тячевщина, Хустщина, к примеру) никто пальцем не шевельнул! Главы сельсоветов мне сказали: приедут наши люди домой на Пасху или Рождество, а где улица Ленина, Терешковой, Маяковского?

- Вон оно что! Боялись, что работники свое село не узнают?

- Именно. Поэтому мы переименовывали улицы и площади в населенных пунктах распоряжением председателя ОГА. Поэтому и возникли странные названия. С Ленноном же как было? Спросили бабушку в селе Калинах, где у вас тут улица Ленина? А она переспрашивает: какая-какая, Леннона? Так мы и назвали. Они говорят: пусть будет, но вы сделайте нам дорогу. Мы сделали, и они успокоились.

ГОТОВ, ЧТО МИШЕНЬЮ ОППОЗИЦИИ НА ВЫБОРАХ БУДУ Я

- Возвращаясь к выборам и Оппоблоку. Говорите, у них есть стабильный электорат на Закарпатье. А как дела со стабильным электоратом у Порошенко?

- Как сказать... Люди ассоциируют власть прежде всего с тем, что не сделано. Оппозиции в этом смысле гораздо выгоднее идти на выборы, потому что они всегда критикуют. А лучшего способа выиграть выборы, чем критика действующей власти, никто еще в мире не выдумал. Здесь, на Закарпатье, в этом смысле я буду мишенью, и я готов к критике. Я привит.

- А какая вакцина?

- Опыт. Не удивлюсь даже статьям, где напишут, что я детей ем. Единственное, на что не смогу отреагировать, - это некролог, потому что не прочитаю. Все остальное - рабочие моменты. Я не должен нравиться всем закарпатцам. Есть предложения, претензии - приходите, будем разговаривать. Я говорил, что из своего кабинета еще никого не выгнал.


Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет