Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!»

Татьяна Когутич, для Uzhgorod.in, фото - Сергей Гудак, репродукции - с сайта художника   23 января 2017 21:14  209143213 0144616
Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!»

На этой неделе посчастливилось побывать на экскурсии в частном музее знаменитого закарпатца, народного художника Владимира Микиты. И вот во время просмотра экспозиции мастер сделал длинное лирическое отступление. О своих портретах - которые когда-то писал со знаменитых закарпатцев. (Примечательно, что большинства этих картин нет в музее, разве изображение писателя Петра Скунца, которое таки попало в экспозицию «домашнего» музея Владимира Микиты и открыто зрителю в одной из комнат на втором этаже). Слова художника сплелись в рассказ с интересными деталями о выдающихся закарпатцах (писателях, художниках, ученых, врачах), которых он когда-то запечатлел на своих полотнах - и мы просто не могли с вами этими деталями не поделиться.

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (mikita_avtoportret3)

«Показать нутро человека - вот сущность портрета»

О моих портретах часто речь заходит, когда посетители просят рассказать историю картины, - говорит мастер. – Самый первый и повторяющийся вопрос: как долго позировали герои? И всех страшно удивляет, когда я говорю, что ни один из своих портретов знаменитых людей не писал с натуры. Для некоторых даже зарисовок не делал. Я все делал по памяти. У каждого просто свой образ, вот у меня - такой.

И это удивляет не только современных ценителей творчества Владимира Микиты, это удивляло даже его коллег.

Глюк долго не мог понять - как так можно: портрет нарисовать без того, чтобы кто-то тебе часами позировал. Не мог, потому что он тоже писал портреты - и писал их именно классическим способом.

- И как вы обычно объясняете такую ​​особенность работы? - спрашиваю у мастера.

Я ставлю в пример великих. Вот Леонардо, Боттичелли или Гойя - мировые мастера. Они такие мастера были, что портрет за полдня могли сделать - так для чего тогда они по полгода ходили на разговоры к своим героям - королям, князям? Почему месяцами писали? А потому, что они искали способ, вот так приходя к ним и разговаривая - чтобы их раскрыть изнутри, чтобы понять их нутро, суть, характер. Почему-то это никому не приходит в голову, а именно это и есть сущность портрета.

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (3)

«Мама, как вставала перед портретом Снигурского молилась»

Именно из-за такой особенности работы, портреты Владимира Микиты для его героев часто выходили неожиданностями.

Вот такая была ситуация, когда я написал Дмитрия Снигурского, известного невропатолога. Мы с ним сдружились, он мне помогал как врач, начали общаться, и я его полюбил как врача, и он часто приходил, чтобы изучать меня - такой получился хороший контакт между нами. Он имел физический недостаток, генетически имел форму лица такую ​​удлиненную - это называют «лошадиная челюсть». Поэтому часто отказывал известным портретистам. Говорил, что отказал Глюку, когда тот просил его позировать. Он боялся, комплексовал, что его изобразят с таким его лицом. Хотя этот физический недостаток для художника, наоборот, очень интересный - поэтому можно понять, почему Снигурского просили позировать. Но меня эта его особенность совершенно не интересовала, я видел в нем просто Человека - уникального, глубокого. И вот как-то ночью я проснулся от того, что увидел его, встал, пошел в комнату и начал рисовать. Я видел перед собой, он стоял перед глазами. Но тот портрет создавал долго, надо было потом композиционно формировать полотно. Ну а когда было готово, позвонил ему: «Дима, придите, посмотрите портрет» - «Какой?» - «Ваш портрет». - «Мой, не может быть, я вам не позировал! Не видел даже, чтобы вы зарисовку делали» (я редко, действительно, делал зарисовки к портретам, и фотографировать я вообще никогда не практиковал, и сам, кстати не люблю сниматься). Но он пришел. Перед тем переспросил, может ли прийти с коллегами. Я их пригласил. Он пришел с семью друзьями, среди них - с тогдашним главным врачом области Степаняном. Зашли в комнату, а портрет стоял на мольберте. Степанян первым делом спросил: «Дима, ты что, позировал?» - «Нет», - отвечает. - «Интересно. Дима, стань рядом с портретом. Дима, ну отойди. Интересно, почему ты на портрете лучше, чем на самом деле?» Видно, они так же видели его душу - красоту человеческую, а не его уродство.

Этот портрет был в двух вариантах, первый подарил в итоге Снигурскому, на какой-то юбилей, а потом еще второй сделал. А пока тот. первый еще был у меня, мама еще жила, то утром она как вставала - перед портретом молилась всегда. Она там тоже видела его душу.

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (snigurskij)

«Мне стало плохо, наблюдая, как Фединец оперирует - пришлось выходить» 

- Другой известный врач - ужгородский хирург Александр Фединец тоже часто ко мне заходил после операций, - говорит Владимир Никита. - Мы тоже с ним были очень близки определенный период - хотя и разница в годах была 40 лет, как-никак. Но,тем не менее, он во мне видел того, с кем можно поделиться сокровенным - мыслями. Ни с кем из своих коллег или даже учениками этого сделать не мог - знал, что все были завербованы. Поэтому ему было чрезвычайно трудно. Ведь человеку необходимо исповедоваться. А во мне он нашел того человека, с кем можно было поговорить. Однажды во время таких вот разговоров мне пришла идея написать Фединца. Я ему сказал об этом - мол, имею желание тебя нарисовать, но хочу видеть при работе. Он говорит: «Володя, в четверг придешь? Буду иметь большую операцию - надо вырезать желчный камень». - Говорю: «Да». Пришел. Начали операцию. Меня тоже одели, он сказал стать сбоку и наблюдать. И вот когда я увидел, как он вскрыл брюхо, как оттуда кровь потекла, как он с легкостью орудовал там между внутренностями - мне стало плохо. Пришлось выходить. Фединец сказал потом после операции за кофе: «Видів-ім, що сь виходив, но айбо ти не ганьбися, бо я теж коли вперше був на операції в войську, то зомлів».

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (mikita_fedinec)

«Мики-и-итка! - он понял цель моей работы, - так я того заслужил, чтобы меня увековечить?»

Точно такая же ситуация была с Манайло, - продолжает Владимир Васильевич. - С Федором Федоровичем мы были близкими друзьями, несмотря на то, что он был моим преподавателем, профессором. Мы сблизились в последние его годы - он даже настоял на том, чтобы мы были с ним на «ты». Я часто у него бывал - в его мастерской всегда было много выдающихся людей. Мне было интересно наблюдать за ним в работе, в общении. Мы часто также выезжали вместе в горы рисовать - у него была машина, а я был за шофера. И вот я решил его портрет нарисовать. Имел несколько зарисовок - дружеские шаржи, которые сделал во время каких-то скучных заседаний, но их использовать нельзя. Опять рисовал по памяти. Я хотел показать его двоякую суть. С одной стороны, он был человек чрезвычайно жизнеутверждающий, он любил жизнь чрезвычайно, веселил всех, был глубоким философом. А с другой стороны - имел большую трагедию. Его преследовали - постоянно придирались к его работам, как и всех художников того времени, ведь он в свое время, как и все художники его возраста, служил в мадьярской армии. Поэтому он не писал  социальные работы, которые хотел бы, был вынужден перейти на пейзажи, так вечно над ним висел петля той войны. Он всегда чувствовал здесь тревогу, и это чувствовалось -  теми, кто близко его знал. И вот, когда портрет был готов, я также позвонил и пригласил его прийти ко мне, посмотреть. «Федор Федорович, зайди посмотреть портрет». - «Чей? Мой? Никогда не видел, чтобы хоть один набросок сделал! И когда успел?» - Я ему: «Зайди». - «Слушай, - говорит, - если ты меня старика обманываешь!» - Но зашел. Взял по дороге бутылку коньяка подмышки - и ко мне на квартиру. Там я имел и мастерскую долгое время. Зашел, посмотрел и застыл. Смотрел несколько минут, молча, а потом раз - и слезы закапали. «Мики-и-итко! - он понял цель моей работы, - так я того заслужил, чтобы меня увековечить?» - «Да, - говорю, - если не вы  заслужили, то кто?» Обцеловал меня, просидели мы весь день тогда, и не за одной бутылочкой...

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (mikita_manajlo)

 «Вот по портрету Чендея должен признаться: сделал несколько зарисовок

углем»

 Похожая ситуация была и с портретом Чендея. Жена его посмотрела впервые на портрет - и говорит: «Как так можно? Чтобы в одном портрете видно, что это - талантливый писатель, что он одновременно добродушный и злобный?» Потому что Чендей временами бывал, действительно, злобный, беспардонный, грубый. Такую имел натуру - и одновременно мог так писать! «За света Божьего не понимаю», - сказала его жена. 

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (portret_chendej)

Хотя, если действительно сказать правду о портрете Чендея, то должен признаться, что к нему делал несколько зарисовок углем. Так же как и со Скунца. А уже потом портреты завершал композиционно сам, в мастерской. Кстати, потрет Петра Скунца - единственная из работ, которая есть в частном музее мастера и которую могли увидеть в тот день.

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (mikita_skunc)

«Я категорически против, чтобы меня рисовали»

 - То есть, Ваши портреты для вас самого были откровениями об определенном человеке? А для модели - почти всегда сюрпризом?

 Так, по крайней мере, получалось - что именно как сюрприз.

Когда, по-Вашему, человек достоен портрета от художника?

 - Ну, это очевидно: когда он оставил какие-то серьезные следы в обществе, не впустую прожил - это бесспорно.

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (mikita_avtoportret2)

– Ну, очевидно или нет - еще вопрос, потому что мы в последнее время видели немало портретов, которые потрясли общество. Вот прокурор в виде Цезаря или Наполеона. И наверное, не только у него такие произведения искусства есть ...

 - Ну, это больные люди, однозначно.

 - Многие просились к Вам на портрет в свое время?

О-о, не то слово! Конечно, - говорит мастер. - Да я и рисовал в свое время много портретов. - Здесь у мастера в голосе проблескивают грустные нотки: - А вот сейчас бы не смог нарисовать портрет, зрение, знаете, уже плохой. Ну разве абстрактный стиль выбрал бы ...

- А автопортреты писали?

 - Ну, конечно, это - тренировка перед написанием чьего портрета.

Владимир Микита: «Тогдашних великих современников хотелось запечатлеть на полотне, а современным - только сказать: опомнитесь!» (03)

Вы с себя писать картины позволяете?

 Я категорически против, чтобы меня рисовали, так ни разу никому не позировал для портрета. Но как-то позволил себя фотографировать, одна из студенток запланировала писать мой портрет по фотографиям - это была ее дипломная работа. Она приходила ко мне, много фотографировала, потом сделала эскиз, показала, я сделал замечание. Тогда по тем эскизам она создала работу.

- Ну, вот если бы сейчас кто-то из чиновников попросил: «Владимир Васильевич, нарисуйте – меня или жену, любые деньги плачу!» Вот, например, Вы за них себе музей достроите ...Согласились бы?

 - Ну, во-первых: я не имею крошки высоких чувств, или дружбы, или увлечения кем-то из нынешних чиновников - чтобы их захотелось рисовать. А во-вторых, есть ненависть к деньгам. Мне нужен мой минимум: столько, сколько нужно для моей жизни, а еще - чтобы где-то помочь внукам, заметьте: не баловать их, нет, а именно - помочь при необходимости. Когда есть необходимость в деньгах - привык продать что-то из работ. Но чтобы был интерес в деньгах - для меня это непонятно. Вот смотрю на властных мужей наших - я бы в их шкуре одну ночь не хотел пробыть. Так, мне кажется, несчастные люди в жизни: чтобы без охраны не мог спать, есть, выйти на улицу, в магазин ... Я не могу их понять! Так и хочется сказать: опомнитесь, потому что в действительности же человеку так мало надо!


Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет