Новый уровень венгерского конфликта: кто стоит за требованиями об отделении Закарпатья

Дмитрий Тужанский, для Европейской правды  12 октября 2017 14:05  387162505 0164062
Новый уровень венгерского конфликта: кто стоит за требованиями об отделении Закарпатья

Конфликт между Украиной и Венгрией, который длится уже больше месяца, не только не утихает, а приобретает все большую остроту и серьезность. Новый уровень противостояния – анонсированный венгерскими радикалами из партии "Йоббик" митинг "Самоопределение для Закарпатья".

Это доказательство того, что конфликт выходит на новый уровень. Обе стороны демонстрируют взаимную неуступчивость, и при этом не спешат хотя бы сесть за стол переговоров. В итоге есть очень большой риск, что проиграют все.

Об этом "Европейская правда" уже неоднократно рассказывала в своих публикация, в частности в двух последних.

Но в этом конфликте есть и третья сторона, чье участие в нем не так очевидно и, к счастью, совсем не решающее. Однако этот ракурс также следует понимать, чтобы видеть полную картину.

Дело в том, что именно Кремль прежде всего не просто заинтересован в таком сценарии украинско-венгерского конфликта, который должен завести Киев и Будапешт в тупик противостояния.

Москва тщательно готовила обе стороны к конфликтному сценарию.

И анонсированная на пятницу 13 октября акция под украинским посольством в Будапеште – лишнее тому подтверждение.

Главный агент влияния Москвы

Акцию организует партия "Йоббик" под лозунгом "Самоопределение для Закарпатья". Под идентичным лозунгом эта же партия провела в Будапеште аналогичный митинг 27 марта 2014 года – в разгар трагических событий в Крыму, на Донбассе и агрессии России.

Более того, даже имя главного инициатора в обоих случаях одно и то же: как и три года назад, это Томаш Гауди-Нодь. Именно его недавно вместе с депутатом Европарламента от "Йоббик" Кристиной Морваи не пустили в Украину на закарпатском КПП "Лужанка".

Именно Томаш Гауди-Нодь в апреле 2014 года выступал на сессии ПАСЕ в футболке с надписью "Крым законно принадлежит России. Закарпатье законно принадлежит Венгрии".

"Йоббик" никогда не скрывал своих притязаний на Закарпатье, не раз требовал от официальных властей Венгрии озвучить территориальные претензии на этот регион. Венгерскому МИДу пришлось даже официально от этих заявлений и акций откреститься.

А еще партия "Йоббик" никогда не скрывала не просто своей пророссийской позиции, а тесных связей с Москвой, частых визитов туда, сотрудничества.

На ее партийца, также депутата Европарламента Бейлу Ковача, который был официальный наблюдателем на псевдореферендуме в Крыму и назвал его законным, даже завели дело в Венгрии – за шпионаж в пользу России. Следствие продолжается до сих пор.

Следует заметить, что "Йоббик" не является союзником правительства Виктора Орбана. Наоборот, сегодня это едва ли не главная оппозиционная партия и конкурент партии власти "Фидес" на предстоящих выборах, которые состоятся в апреле 2018-го.

Обе политические силы не только соревнуются в одной праворадикальной нише, между ними есть большое противостояние на уровне лидеров – Виктора Орбана и Габора Воны. В последние месяцы, кроме "войны билбордов" и взаимных обвинений, дошло даже до откровенных оскорблений "ниже пояса".

"Фидес" и "Йоббик" конкурируют и за симпатии и деньги Москвы. Обе партии за это постоянно попрекают политические конкуренты внутри страны, а премьера Венгрии – еще и вся демократическая Европа.

Но если на это Орбану в принципе наплевать, то вот стать "главным агентом Кремля" в глазах большинства венгров – очень рискованно, потому что отношение к России внутри Венгрии, мягко говоря, неоднозначное.

Именно поэтому команда Виктора Орбана тщательно работает с этой темой, чтобы венгерское общество "правильно понимало" заигрывания с Кремлем – "исключительно как вынужденные шаги преимущественно в энергетической сфере ради национальных интересов Венгрии". Отсюда и проект АЭС "Пакш-2", в который Россия инвестирует 10 млрд евро.

Кстати, дело за шпионаж в пользу России против Бейлы Ковача из "Йоббик" завели именно в рамках этого "инвестиционного проекта", и это очень умелая игра команды Орбана. Чего не скажешь о присвоении Путину звания почетного доктора Дебреценским университетом.

Также в "Фидес" не устают напоминать, с чего началась карьера их лидера в большой политике – эмоциональной речи 16 июня 1989 года, когда тогда еще малоизвестный молодой политик публично потребовал провести демократические выборы и вывести из Венгрии советские войска. Ее Виктор Орбан произнес на церемонии перезахоронения Имре Надя (дважды премьер послевоенной Венгрии) и других жертв венгерской революции 1956 года.

Память о том, как советские танки подавляли революцию в Будапеште – это очень сильная антироссийская эмоция в венгерском обществе.

И команда Орбана умело это использует.

В любом случае, несмотря на регулярные встречи премьера Венгрии и Владимира Путина, не "Фидес", а именно "Йоббик" на самом деле является главным российским агентом влияния в Венгрии. По крайней мере, пока, потому что это в интересах Виктора Орбана, и он это очень хорошо понимает.

Именно поэтому Будапешт хотя и требует пересмотра Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, но не будет блокировать продление санкций против России.

Конечно, в войне против Украины Москва играет и с командой Виктора Орбана, пытаясь навязывать собственные сценарии, и у нее это получается, но иначе, чем в случае с "Йоббик".
 

Российский след на Закарпатье

Последние два года Кремль системно манипулирует амбициями Будапешта в вопросе защиты заграничных венгров в Украине и их права на автономию, которую правительственная команда настойчиво продвигает (эта идея подробно описана в отдельной публикации "Что скрывается за идеей автономии венгров?").

Цель банальна: показать, что Украина трещит по швам и "гражданская война" возможна не только на Донбассе, а у границы с ЕС, мол, Закарпатье ничем не отличается от Донецка или Луганска, только там не русские, а венгры. Что Будапешт не просто имеет серьезные территориальные претензии, а сама же область хочет автономии.

Поэтому если еще до 2015 года для дестабилизации ситуации в Закарпатье Кремль эксплуатировал преимущественно тему "русинства" и через российские и пророссийские СМИ в Украине провозглашал "русинские автономии", то в последние годы – именно венгерские.

Это делается массово и регулярно, причем с помощью таких украинских медиа, как 112, "Подробности", "Коментарі" и "Корреспондент".

Параллельно и дальше оскверняются памятники, кресты и другая символика, либо украинская, либо венгерская. По очереди.

За последний год количество манипуляций именно вокруг "венгерского вопроса" ощутимо возросло. Это связано с обострением отношений между Киевом и Будапештом вокруг первых законопроектов о языке, которые Украина активно обсуждала в начале 2017 года.

За этим процессом тщательно следила Венгрия – и уже тогда высказывала собственное беспокойство. Следила и Россия, наращивая провокации на языковой и национальной почве везде, включая Закарпатье.

Пик был достигнут в мае, когда одновременно в нескольких районах Закарпатья, где проживают венгры (Береговский и Виноградовский районы), были установлены большие конструкции (стелы) с надписями на венгерском языке: "Вас приветствуют венгры", "Земля венгерского языка".

Новый уровень венгерского конфликта: кто стоит за требованиями об отделении Закарпатья (6eb7721-280)

Параллельно в СМИ сообщали не только об этих стелах, но и о том, что СБУ арестовала руководство Береговского района за сепаратизм, о новых требованиях венгерской общины провозгласить автономию Закарпатья и так далее. К сожалению, традиционно эти фейки тогда транслировал не только российский ТАСС, но и украинские медиа.

История с этими венгерскими стелами – вопиющая, открытых вопросов – масса, в том числе к нашим спецорганам, к местным чиновникам. Но хуже всего в ней то, что закарпатские венгры и Будапешт тогда не поверили СБУ, которая сообщала о российском следе.

Вместо этого они видели в этой провокации след Киева, который таким образом пытается "дискредитировать" венгерское нацменьшинство и его требования. Официальных заявлений не было, но представители команды Орбана разного уровня открыто говорили, что не верят в версию СБУ, мол, ФСБ работает значительно профессиональнее, и еще раз призвали украинскую власть прекратить подобные игры.

Это был еще один момент разрушения доверия в диалоге между Киевом и Будапештом. Один из многих за последнее время непростых отношений.

Путем таких системных провокаций в Закарпатье готовилась почва в венгерском нацменьшинстве, а значит, и в окружении Орбана, под новый языковой закон. В итоге получилось, что под образовательный, хотя споры идут вокруг языковой статьи, а следовательно, план России сработал.

Отсюда апокалиптические заявления венгерской стороны о закрытии венгерских школ и тотальной украинизации. Или даже абсурдные рассказы о том, что запретят молиться в церквях по-венгерски. Сегодня это очень популярная "страшилка" среди закарпатских реформатов и римо-католиков.

Таким образом, уже больше месяца венгерская сторона на самом деле реагирует не просто на украинский образовательный закон или его 7-ю статью, а также на смесь украинских решений и намерений, которые в манипуляциях Москвы обязательно будут приняты против венгерского и других нацменьшинств.

Аналогично и украинская сторона: при подготовке закона об образовании Киев был в том числе под влиянием российских нарративов о венгерском сепаратизме, территориальных претензиях Будапешта, проводились параллели между Закарпатьем и Донбассом с Крымом. До сих пор такая следующая картина.

Это и называется информационная/гибридная война.

Конечно, списывать все на Россию – легкомысленно и безответственно, поскольку между Украиной и Венгрией есть еще немало факторов для недоразумений. Но роль Москвы весома, и ее очень важно понимать, чтобы максимально очистить дискурс украинско-венгерских отношений от гибридного воздействия.

Выход из тупика

Градус противостояния между Киевом и Будапештом сегодня слишком высок, чтобы конфликт решили одни переговоры или встречи. Но они крайне необходимы, так как их отсутствие только углубляет пропасть между странами, и именно это является сценарием Москвы.

Украина заняла выжидательную и сдержанную позицию, настроившись на игру в долгую. Поэтому на фоне резких и эмоциональных заявлений Киев порой выглядит более уверенным в себе.

Но наша слабая сторона – это юридические формулировки в законе, которые могут "забраковать" в Европе, и инструменты давления, которые есть у Будапешта как члена ЕС. Еще одна проблема – еще большее осложнение двусторонних отношений с Будапештом и Бухарестом в перспективе, а также с венгерским и румынским нацменьшинствами, поддержку которых Киев стремительно теряет.

В то же время угрозы Венгрии инициировать пересмотр Соглашения об ассоциации Украина-ЕС являются не столько сценарием Кремля, а пусть и специфическим, но очередным приглашением к переговорам. Но на другом – высшем уровне.

Именно поэтому министр МИД Петер Сиярто так откровенно игнорирует украинского коллегу (мол, время уже прошло), и внезапно прилетает в Ужгород, чтобы передать послание.

Конечно, это послание Петру Порошенко – от Виктора Орбана.

Конечно, угрозами для Соглашения об ассоциации Украина-ЕС у Орбана поднимают ставки, в том числе к дебатам в ПАСЕ и заседанию Совета ЕС. Но вот что примечательно: премьер Венгрии до сих пор не сделал ни одного резкого заявления относительно конфликта вокруг закона об образовании. Только сказал, что расстроен. А значит, готов к диалогу.

То есть Будапешт, на самом деле, не только стремится уладить конфликт, причем оперативно, но и явно не против, чтобы это сделал лично их лидер Виктор Орбан, который готовится в третий раз подряд возглавить венгерское правительство. Дополнительные баллы ему не помешают.

Фактор выборов действительно давит на венгерского лидера, потому что каждое его поражение тот же "Йоббик" использует, чтобы отхватить еще часть праворадикального электората.

Именно поэтому для Орбана очень важно, чтобы этот диалог с Киевом был не только об образовательном законе, а по всем чувствительным темам двусторонних отношений, которых накопилось немало. Хотя бы потому, что если к апрелю 2018-го в отношениях с Киевом и не будет ощутимого прогресса, то по крайней мере политические конкуренты Орбана не получат оснований для сокрушительной критики в его адрес, как это произошло с законом об образовании.

Список этих тем примерно такой: двойное гражданство, закон о языке, децентрализация и создание объединенных территориальных общин (ОТГ), Притисянский избирательный округ. Законопроекты по первым двум темам в парламенте – среди первоочередных.

На самом деле принятие закона об образовании, даже с такой 7-й статье, для Будапешта не было сенсацией и не является трагедией. Более того, в этой статье закона есть пункт 4, который на самом деле оставляет венграм образование на родном языке на том же уровне, что и до принятия закона.

Будапешт попытается это отстоять в переговорах с Киевом, и проблема поражения будет снята.

Другой выход – спихнуть всю вину за украинский закон об образовании на Венецианскую комиссии, обвинив ее в предвзятости и работе на Сороса, как это Будапешт уже делал недавно в вопросе собственного закона о высшем образовании.

Петр Порошенко лично не меньше заинтересован в таком разговоре, чем Виктор Орбан. Разговор на самом высоком уровне с Будапештом не только об образовательном законе, но и на другие упомянутые темы – это возможность:

- несколько снизить градус напряженности в отношениях с Будапештом и нацменьшинствами, проявив себя как эффективный переговорщик;

- закрыть венгерский дипломатический фронт, сосредоточившись на многих других, гораздо более сложных – Минск, Совет Европы, санкции;

- избежать других подобных конфликтов, на которых спекулирует прежде всего Москва и ее агенты влияния.

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>