Сальто-мортале или почему Украине не нужны медали в Сочи?

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине  16 октября 2013 09:38  12848272 049031
Сальто-мортале или почему Украине не нужны медали в Сочи?

Следом за Станиславом Кравчуком подготовку к Олимпиаде-2014 прервали еще двое украинских фристайлистов Ольга Волкова и Александр Абраменко

  В конце прошлого и начале этого года в «Спорт Экспресе» вышел ряд публикаций, рассказывающих о конфликтной ситуации, возникшей между руководством национальной сборной и участником четырех Олимпиад, победителем и призером этапов Кубка мира Станиславом Кравчуком. Что ж, на сегодняшний день конфликт исчерпан. 35-летний мукачевец поедет на свои пятые Игры, правда, готовить трамплины и склон для других спортсменов, а не добывать медаль для Украины. 

Кравчук со своим открытым письмом президенту НОК Сергею Бубке и на тот момент министру образования и науки, молодежи и спорта Украины Дмитрию Табачнику, так и остался гласом вопиющего в пустыни.  Тогда никто из коллег по сборной его публично не поддержал. А главный тренер Юлия Фоминых, не нашедшая в начале сезона возможности пообщаться с корреспондентом «СЭ», позже в интервью еженедельнику «2000» (выпуск от 31 мая - 6 июня 2013 года) объяснила ситуацию следующим образом: «Кравчук по характеру закрытый, недоверчивый, к окружающим относится немного предвзято, вот и мне не удалось войти в доверие. Но, повторюсь, с нашей стороны негатива к нему быть не могло. Он возрастной спортсмен, с большим опытом, посему мы осознанно пошли ему навстречу… 

Станислав просто переосмыслил свое положение. В сборной теперь не только он, но и другие спортсмены со стабильным результатом, в частности Александр Абраменко. Кравчук, наверное, искал повод, но уйти красиво ему не удалось...» Избавившись от неблагонадежного элемента, разлагающего коллектив, команде казалось больше ничего не должно мешать спокойно готовиться к Олимпиаде в Сочи. Но как гром среди ясного неба грянула новость: досрочно расположение сборной на сборе в канадском Стоунхэме покинули еще двое спортсменов. Причем, не просто спортсменов! Александр Абраменко после ухода Кравчука оставался в мужской сборной единственным, кто поднимался на пьедестал почета этапов Кубка мира. Ольга Волкова была и есть первой и на данный момент единственной в истории украинской лыжной акробатики медалисткой чемпионата мира. Когда такие люди вдруг без видимых причин прерывают свою подготовку за пять месяцев до Олимпиады, это, по меньшей мере, странно. Когда мы набрали телефонный номер спортсменов, они, как это довольно часто бывает в подобных конфликтных ситуациях, отмалчиваться не стали. Наоборот, оказалось, что звонка они ждали...   

- Проясним ситуацию, с канадского сбора почти на месяц раньше вы уехали по собственной инициативе или же вас, что называется, оттуда «попросили»? 

- Давайте начнем с самого начала, - предложил Александр Абраменко.

- Сбор длинный был, и тренеры решили его разбить на две части, сделав между ними перерыв в четыре дня для нашего отдыха. Нас, правда, никто не спрашивал, но не в этом суть. Мы думали, как провести выходные и собралось пять человек: я, Оля Волкова, Настя Новосад, Ольга Полюк. У Нади Диденко потом случился инцидент, она бровь разбила - поэтому не смогла с нами поехать. А поехать мы хотели в Монреаль, чтобы вы понимали, он в трех часах езды от Стоунхэма. Всего на один день - в парк аттракционов. В распоряжении нашей команды было два минивэна. И мы спросили разрешения воспользоваться одним из них, при условии, что мы за свои деньги купим бензин. Но в ответ услышали: что спортсменам водить машины, которые арендуются на время сборов, нельзя! Хотя в прошлом году даже сами тренеры просили нас садиться за руль. Тогда мы предложили им самим отвезти нас в Монреаль. На что услышали: мы же вам не таксисты. Вот на этом, казалось бы, пустяковом фоне, и возник конфликт. В течение недели мы обсуждали возможную поездку, но никак не могли прийти к консенсусу. Разговор шел в русле: дескать, они, тренеры, для нас все делают, а мы еще что-то требовать посмели. Юлия Владимировна Фоминых говорила, что она так старается, сборы для нас выбивая. А когда я удивился, а разве это не ее работа, она обиделась. Фоминых и наш новый тренер Василий Воробьев в конце концов, согласились отвезти нас в Монреаль. Но с одним условием: вместо дня, они оставят нас там на три и поедут по своим делам. Но это, во-первых, дорогое удовольствие, а во-вторых, город большой, провинция французская, английским там мало кто владеет, нам сложно было бы. В общем, закончилось все тем, что мы сами арендовали машину и поехали, как и планировали, на один день. Когда вернулись, обнаружили, что одного минивэна нет. Тренеры на нем отправились таки в Монреаль. Только без нас... А перед выходными у нас проходила контрольная тренировка, по формату соревнований. То есть, было ограниченное время на разминку, по окончании которой мы должны были сдать три прыжка. Но в этот день шел сильный дождь. Я дождался пока он пройдет, сделал пару прыжков и слышу, что тренировка уже заканчивается. Подхожу к своему тренеру Юрию Михайловичу Кобельнику. А он мне очень грубо отвечает, дескать, да, конец! Так я же не успел размяться! На что последовало: «Это твои личные проблемы!» Погода что ли мои личные проблемы, я что ее контролирую? «Нет, но должен подстраиваться, - услышал я в ответ. - Все же прыгают, а ты что особенный!»  Согласен, я не особенный, но нужно же объективно оценивать ситуацию. На данный момент в сборной только у меня все прыжки с четырьмя винтами. Коля Пуздерко сдавал менее сложные тройные сальто, девочки вообще двойные прыгают. А вы представьте, когда на такой скорости дождь глаза залепляет - можно просто мимо трамплина проехать. И на этом вся подготовка к Олимпиаде закончится. Но тренеры, молча, пошли на свое место и стали ждать, пока мы начнем прыгать. 

Ольга ВОЛКОВА: «У МЕНЯ БЫЛА ОПУХОЛЬ, А ВРАЧ СБОРНОЙ ГОВОРИЛ: НЕ ВЫДУМЫВАЙ, ЭТО ПРОСТО ДЕПРЕССИЯ... » 

- Вечером на собрании у нас было подведение итогов этой самой контрольной тренировки. - вступает в беседу Ольга Волкова.

- Тренеры по каждому прошлись и остановились на Абраменко. Начали выяснять, почему он так себя повел. То, что в дождь прыгать травмоопасно, для них не аргумент. А когда Саша обронил фразу: «Такое впечатление, что вам плевать на здоровье спортсменов», это их, естественно задело. Вердикт был следующий: Абраменко не сдал контрольную тренировку. А потом пришел и мой черед.  «Оля, ты все только пробуешь трамплин, тебе надо взять себя в руки и начать нормально работать» - сказала мне Фоминых. Я ответила: тогда разрешите мне, пожалуйста, попрыгать один из четырех выходных дней. Все же лучше, чем грибы собирать (это их идея была) или без дела в номере сидеть, тем более, что мы не сошлись на счет поездки в Монреаль. Это вызвало такую бурю! Юлия Владимировна заявила: «Тренеры тоже ведь устают, войди в наше положение». Юрий Михайлович Кобельник сказал: «Нет, я могу, конечно, с тобой поработать, но это же мне доктора с собой на склон надо брать, а ему ведь тоже надо отдыхать». А мы что прилетели на другой континент, чтобы отдыхать? Саша еще подлил масла в огонь своим замечанием: «И вы для нас все делаете, вам даже тяжело на тренировку выйти в выходной и поработать один лишний день». После этого Фоминых вообще крик подняла: «Это мы для вас ничего не делаем. Оля, расскажи, спортсменам, что мы сделали для тебя и для того, чтобы ты вернулась в сборную». Даже не представляете, как мне в тот момент больно было. Тренироваться я хочу и чувствую я себя хорошо. А тут слышишь от главного тренера такое: «Ты нагрузок не выдерживаешь, неуравновешенная, а суставы болят, потому что у тебя рецидив...»  

- Оля, думаю, не все наши читатели в курсе, с какой страшной болезнью вам удалось справиться. Я как сейчас помню наш с вами разговор на ступеньках гостиницы в белорусских Раубичах после этапа Кубка мира в марте 2012-го года. Вы ведь уже тогда говорили, что плохо себя чувствуете, но руководство и врач сборной вам до последнего не верили... 

- Перед Белоруссией была Австрия. И действительно я еще там просила помощи у доктора. Но вместо помощи, получила от руководства ультиматум: либо ты выступаешь на этих соревнованиях, либо едешь домой и лечишься. Я тогда надеялась, что это простуда и все обойдется. Не хотела пропускать этапы, так как шла на третьем месте в общем зачете Кубка мира. Я пожертвовала своим здоровьем, выступила и попала в призеры в Австрии. В Белоруссии сделала все для того, чтобы поддержать третье место в общем зачете, и тоже с температурой отпрыгала. В таком же состоянии поехала и на финал Кубка мира в Норвегию. Я понимала, что если выступлю там, могу стать второй, а если нет, то в любом случае - останусь третьей. В том состоянии, в котором я находилась, я для себя решила, что и третье место довольно таки неплохо. Целый сбор я ныла, что со мной что-то не так. Я даже предположение высказала, может, у меня опухоль. Все симптомы на это указывали. Но доктор мне сказал: «Оля, успокойся и не выдумывай, у тебя просто глубокая депрессия». Я предложила послушать мне спину. «Есть стетоскоп?» - спрашиваю. Доктор отвечает: «Зачем, я и ухом могу». В общем, просто цирк какой-то. И когда я получила кубок за третье место в общем зачете ко мне подошла Юлия Фоминых якобы с поздравлением: «Оля - молодец, но могла бы быть и второй». Я ответила, что так как я себя плохо чувствую, меня и третье место устраивает. А она мне в ответ: «Ты только за себя переживаешь, ты же о тренерах не думаешь!» А в марте 2012-го года мне поставили диагноз лимфома Ходжкина. Курс лечения я проходила дома, просто на обследование летала в Германию. 

- Как удалось собрать деньги на лечение, ведь сумма наверняка получилась с несколькими нулями?

  - Мне очень помог Сергей Назарович Бубка. Моя мама лично к нему обращалась, и он лично с ней и со мной общался. Еще поддержку оказали федерация и министерство. Я за это всем большое спасибо уже сказала и надеялась еще сказать своими результатами. Что может быть лучшей благодарсностью с моей стороны! Юлия Фоминых помогала мне с проживанием, когда я в период лечения приезжала к команде на сборы в Швейцарию и Финляндию. За что я ей тоже признательна. Но мне не понятно, почему сейчас она ведет себя так, будто мое выздоровление исключительно ее заслуга. Тыкать мне оказанной помощью - по меньшей мере, не корректно, как и говорить, что я неблагодарная. Потому что на самом деле я просто тренироваться хочу нормально.  

- Но, согласитесь, не может же тренер без всяких на то оснований взять и выгнать со сбора кандидата на участие в Олимпийских играх в Сочи? 

- Так и я о том же говорю. На момент контрольной тренировки, я уже прыгала «лэй-так», «лэй-лэй» и «лэй-фул», а после четырех дней отдыха запустила уже и «винт-винт». Еще месяц был до конца сбора, то есть куча времени, чтобы вспомнить и напрыгать свои «винт-два». Опоздания по поводу выполнения программы не было, я шаг за шагом шла к своей цели. После того, как на собрании я услышала в свой адрес столько «лестных слов», решила молчать и ни в какие диспуты больше не вступать ни с кем. Прошли четыре дня, мы сходили за грибами, и начался новый цикл работы. Я дорвалась до трамплина. Около пятнадцати прыжков сделала за первый день, на второй у меня, естественно, заболели голеностопы. Говорю, естественно, потому что я давно не прыгала, а тут столько ударов об воду. Но это не страшно - за день проходит, и дальше тренируешься. 

 Отпрыгали мы, значит, днем и пришли вечером на полянку делать ОФП. Смотрим, в кустах доктор с камерой стоит. Мы спросили: для чего нас снимают? «Так надо» - услышали в ответ. Диденко, Новосад, Пуздерко и Мохнацкая работали под видеонаблюдением, а я, Абраменко, и Полюк, не получив ответа, в сторонке. После чего Фоминых потребовала от нас объяснительную, почему мы не выполняем нагрузки. Хотя откуда она может знать, что мы выполняем, а что нет, если сама на тренировке не была. Мы писать объяснительные отказались, потому что все выполняем. На следующий день вечером без предупреждения нам устроили сдачу контрольных нормативов по ОФП. Опять канитель с камерой. Но мы решили раз контрольная, плевать, работаем! Сдала я все нормативы, занимала где-то третью позицию среди всех девочек, не последняя точно была. Вечером в скайпе Фоминых мне присылает письмо: «Оля, после массажа доктор отвезет тебя ко мне на индивидуальную беседу». Я ответила, что не приеду, потому что устала. Две тренировки, три километра кросса, уже восемь часов вечера, мне надо в душ и спать. Разговоры нагружают меня психологически, а мне завтра еще работать. Ответ не заставил себя долго ждать: «Все понятно, тебя больше трогать никто и никогда не будет, доброй ночи». На следующий день меня ставят перед фактом: забирай свои вещи с трамплина, ты едешь домой, потому что освобождена от тренировочного процесса. И напиши объяснительную, в связи, с чем ты не справляешься с нагрузками. Я сказала, что писать ничего не буду, поскольку со всем справляюсь. Юлия Владимировна позже через скайп так обозначила причину моей отправки домой: по состоянию здоровья, якобы я не выдерживаю психологически. И теперь в спорткомитете всем рассказывает, что я не благодарная и не уравновешенная, чуть ли не псих, со мной нельзя работать, одним словом поливает грязью.

 - Кажется, где-то мы уже слышали формулировку на счет «неуравновешенности, сложности характера...» 

- Удивительное совпадение, да? - улыбается Волкова. - С приходом Юлии Фоминых один за другим сборную начали покидать сильные спортсмены: сначала Энвер Аблаев, затем Станислав Кравчук, а теперь еще я и Абраменко. 30-го сентября у нас запланировано очередное собрание, а перед ним медосмотр. Я не удивлюсь, если в диспансере меня признают непригодной и запретят тренироваться, как это было в свое время с Кравчуком. У меня есть официальная справка от лечащего врача: что противопоказаний и ограничений по физическим нагрузкам - нет! Помимо этого я подписывала бумагу, что сама отвечаю за свое здоровье. Когда меня опять брали в сборную, то знали, какой у меня был диагноз. А теперь вдруг говорят, что не хотят ответственность нести! Как бы там ни было, мы пытались найти компромисс. Абраменко предложил обо всех этих инцидентах забыть и возобновить работу. Фоминых ответила: «Надо было раньше думать, Оля же не хотела прийти и поговорить». Так что получается все-таки, не в нагрузках дело, и не в здоровье, и не в результатах даже, я просто не поклонилась - в этом вся проблема.  

- Станислав Кравчук, помнится, в своем открытом письме указывал на то, что в сборной попросту нет тренера, компетентного, которому он мог бы доверить свою подготовку и здоровье. Но у вас же совсем другая ситуация, насколько я понимаю. Юрий Кобельник - ваш личный тренер присутствует на всех сборах и соревнованиях вместе с командой...

  - Юрий Михайлович - единственный, кому я полностью доверяла, но очередной раз ошиблась. Он - человек в возрасте, скоро пенсия, он боится за свое место, вот и молчит. Когда я собирала вещи, он даже слова не сказал. У него еще есть ученики в сборной Коля Пуздерко и Надя Мохнацкая. Но они же молодые и не факт, что покажут результаты. Я им искренне успехов желаю, но надо же правде в глаза смотреть. Единственный, кто вступился за меня в тот момент, это был Абраменко, словами поддержали также Ольга Полюк с Настей Новосад. Саша же сказал, что с несправедливостью мириться не будет, мол тогда и ему тоже пусть билет покупают. Фоминых мне после этого прислала письмо: «Поговори с Сашей. Пусть одумается, потому что у него будут большие проблемы. Еще до приезда домой, на его карьере поставят крест».  

Александр АБРАМЕНКО: «ОКАЗЫВАЕТСЯ, НЕ МЕДАЛИ НУЖНО ЗАВОЕВЫВАТЬ, А КЛАНЯТЬСЯ» 

- Когда я сказал, что остаюсь на сборе, меня тут же вызвали на собрание. - продолжает Абраменко. - Там я сказал, что был в состоянии аффекта, что впредь буду вести себя сдержаннее, признал, что был не прав, пропустив последние два дня тренировок, и заверил, что таково больше не повторится. Я готов работать дальше. Фоминых мне ответила, что поздно, уже билет куплен. Я сказал, что все расходы, связанные с заменой, возмещу. Но мне ответили, что мы здесь не в игрушки играем. Дескать, натренировался - достаточно. Все, что я напрыгал на данный момент на воду, можно смело переносить на снег. Поэтому меня отправляют домой. А там подумай, что ты хочешь. Причем, Фоминых как всегда все чужими руками делала. Вот и сейчас последнее слово предоставила Кобельнику. Юрий Михайлович же своего мнения не имеет, а когда ему говоришь об этом - он обижается. Это факт! 

- Саша, скажите честно, жалеете сейчас, что в прошлом году не поддержали Станислава Кравчука. Или может зря мы вообще его фамилию упоминаем, не стоит параллели проводить между вашей и его ситуацией? 

- Жалею, если бы можно было вернуть время назад, я бы не смолчал. Думаю, главная связь прослеживается в том, что у нас своего мнения иметь нельзя, а тем более его высказывать, потом обязательно отомстят. Когда в прошлом году нас поставили перед фактом, что мы должны отдавать федерации десять процентов призовых, мы все категорически и резко высказались против. Фоминых же все вопросы привыкла решать методами угроз, причем дифференцированных. Кравчука она по состоянию здоровья щемила. Мне угрожала тем, что снимет стипендию НОК. Якобы ее вообще могли мне не дать, но она постаралась, так что я ей обязан. Пуздерко армией страшала, и потом в качестве наказания отправила его в часть встречать Новый год.  

- Но если отбросить все эти личностные моменты, ведь никуда не деться от факта, что именно после прихода Юлии Фоминых на пост главного тренера сборной Украины, медали в украинском фристайле посыпались как из рога изобилия. Вы сами впервые поднялись на пьедестал Кубка мира, Ольга Волкова принесла стране историческую бронзу чемпионата мира-2011... 

- Я уверен, что если вы ее спросите, она именно так и скажет - это ее заслуга. Только не стоит забывать, что мы говорим о спорте высших достижений, где медаль - это результат работы не одного дня, это годы тренировок. И фундамент для всех наших успехов был заложен предыдущим тренером Галиной Петровной Досовой. Фоминых, кстати, в нашем тренировочном процессе вообще никакого участия не принимает, лыжная акробатика - это не ее профиль. Разве что посмотрит на прыжок с точки зрения судьи, укажет на ошибку, но как ее исправить объяснить не может. Она занимается исключительно организационными вопросами, а еще всех строит. Нужно беспрекословно подчиняться и кланяться, а любое слово против - сразу же преследуется.  

- Хорошо, какими вы видите возможные варианты развития событий?

  - А они уже начали развиваться, - продолжает Абраменко. - У нас было собрание после возвращение в Киев. Мы свою позицию изложили. Во-первых, нужно как-то восполнить месяц драгоценнейшей специфической подготовки на воде, которую мы потеряли. Во-вторых, у нас сложились очень натянутые взаимоотношения с тренерами, мы им не то, что доверять, даже общаться нормально с ними не можем. Если мы пытаемся высказать свое мнение, которое расходится с их точкой зрения, они обижаются как маленькие дети. Мы предложили возобновить сотрудничество с Галиной Досовой, подключить к работе Стаса Кравчука. Такого опыта как у него, ни у кого нет! Но об этом не хотели даже слышать. Эти фамилии сейчас в спорткомитете как красная тряпка для быков. Когда мы в прошлом сезоне просили разрешить работать с нами Энверу Аблаеву. Нам сказали, что это очень сложно устроить, и не факт, что хороший спортсмен станет хорошим тренером. А тут недавно приезжаем на сбор - бац, у нас новый тренер белорус Василий Воробьев. Оказывается, ничего сложного-то и нет.   На днях я позвонил президенту Федерации лыжного спорта Украины Владимиру Федоровичу Малежику. Он еще раз повторил, что, мол, соберемся все вместе в понедельник и будем разговаривать. Я переспрашиваю: «А как же сбор, который по плану должен был у нас начаться 22-го сентября в Турции? Мы что туда не едем?». «Нет, не едете» - такой был ответ. Почему? Якобы потому что я нарушил контракт, пропустив два дня тренировок. Про Олю не было и слова сказано, хотя она не по своей воле не осталась до конца сбора в Канаде. Условий никаких не нарушала и пока, по-моему, со сборной команды ее никто не отчислял! «А сбор прыжковый вы нам сделаете?» - переспросил я у Владимира Федоровича. Ответ был отрицательный. А что нам тогда делать? «Хотите на Олимпиаду? Делайте ОФП. Не хотите - не делайте» - сказал он и бросил трубку. Конфликты в работе неизбежны, но умные люди стараются уладить их для пользы дела, и мы пытались это сделать, но судя по всему, это никому не нужно. Не знаю, о чем тренеры думают, скорее всего, о собственной гордости. Я еще на собрании в Канаде говорил: если сейчас меня отправите домой, то всю подготовку испортите к Олимпиаде. У меня на этот сбор была задача выучить новый элемент: третий вариант с четырьмя винами - «фул-фул-дабл фул». Так как у меня на тот момент все шло хорошо, я даже успел его попробовать. Месяц был, чтобы этот прыжок закрепить. А теперь он у меня будет сырой. С чем я поеду в Сочи? Со старой программой? Да, ее хватит, чтобы попасть в финал, но чтобы бороться за медаль нужен более серьезный аргумент. Я готов рискнуть, оправдает ли это себя - уже другой вопрос. Прыжок технически сложный: его в мире мало кто делает, но у меня уже выбора не остается. Юлия Фоминых сказала мне на последнем собрании: «Саша, да, ты отлично прыгаешь, но физическая готовность и мастерство - это только одна из составляющих, нужно быть еще и морально устойчивым. Если тебя легко выбил из колеи какой-то дождик, что ты будешь делать на Олимпиаде!». Хотя вовсе не в дождике проблема была, как вы понимаете. Раз дело в нервах, сказал я, может тогда стоит нанять психолога, это нормальная практика во всем мире. Вот ответ услышал... смех.  

P.S. Люди без амбиций и характера в большом спорте успехов не добиваются, поэтому конфликты между спортсменами, тренерами и руководителями, были, есть и будут во все времена. Но если даже такому успешному виду спорта, как биатлон, понадобилось после переезда Елены Зубриловой в Белоруссию, одиннадцать лет, чтобы подготовить новую чемпионку мира Пидгрушную, то что говорить о фристайле. Национальный чемпионат по лыжной акробатике собирает от силы пару десятков участников, и даже пальцев одной руки будет много, чтобы пересчитать тех спортсменов, которым сложность программ позволяет бороться за международный пьедестал.  

Станислава Кравчука уже вычеркнули. Да, он ветеран, да, возможно, с непростым характером, и да, за почти двадцать лет в фристайле на нем не осталось живого места. Правда, все это не помешало ему даже в последний свой сезон выиграть этап Кубка мира. Но ведь Александру Абраменко не 35, а всего 25! Что касается Ольги Волковой и ее якобы неуравновешенности, скажите, разве смог бы слабый безвольный человек победить такой недуг?! Если мы уберем еще и этих двоих, с кем тогда будем хотя бы мечтать о сочинском пьедестале? Остается только Надежда Диденко.  

И вот что еще удивительно! Александр Абраменко и Ольга Волкова ведь не вчера пришли в сборную. Юлия Фоминых работает с ними уже четвертый год и даже в интервью  в начале олимпийского цикла отзывалась об этих спортсменах, как о талантливых, более того, на ряду с Диденко сама обозначила Волкову и Абраменко, как главные надежды на Играх-2014. И вдруг за пару дней они почему-то стали плохими. В конце концов, будь они хоть сто раз ужасными, других у нас на сегодняшний день просто нет. Даже загадочная китайская народная медицина и продвинутая заокеанская наука еще не придумали волшебных таблеток, от которых можно было бы за три месяца допрыгнуть до олимпийского пьедестала, не говоря уже об отечественных эскулапах, которые могут принять злокачественную опухоль за глубокую депрессию.  

Мы декларируем свое намерение подать заявку на проведение Олимпиады-2022. Но кто при таких раскладах будет на ней выступать? Что же мы делаем, в конце концов: сами себе роем яму или расчищаем дорогу для конкурентов из других стран? Если у главного тренера сборной, представителей министерства или федерации есть ответ на этот вопрос, мы готовы донести его до ведома болельщиков. Ведь не мы, журналисты, а они, в первую очередь будут смотреть трансляции из Сочи и удивляться, почему нет украинских фристайлистов, как минимум, в финале Олимпиады!

Источник - Спорт-Экспресс в Украине

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>