Юридические аспекты трансплантации

Владимир Мартин, «Зеркало недели. Украина» №1, 13 января 2012  15 января 2012 09:58  5383907 04124
Юридические аспекты трансплантации

Сегодня мало кто помнит, что громкое "дело черных трансплантологов" вызвавшее совершенно противоположные оценки в обществе — от осуждения врачей до неприятия действий правоохранителей, начиналось на Закарпатье. В 2009 году милиция возбудила два уголовных дела за незаконную торговлю человеческими органами и подделку документов. 

Врачи Национального института хирургии и трансплантологии им. А.Шалимова проходили у них как свидетели. Обвинение им выдвинули позже по другим эпизодам (некоторые из них, кстати, тоже связаны с Закарпатьем), сейчас находящимся на стадии расследования или на рассмотрении в судах. Тем време­нем первые два «закарпатских» дела уже прошли через суд, приговоры у них вступили в законную силу.

Дело раскрыли в значительной степени благодаря слово­охотливости одного из потерпевших. 37-летний житель Рахова,  перебивавшийся случайными заработками, неожиданно начал устраивать громкие гулянки, на которых проговорился, что продал собственную почку. Этим фак­­том заинтересовались оперативники Раховского райотдела милиции, однако, когда выяснилось, что дело весьма серьезное, его передали в Следственное уп­равление УМВД в Закарпатс­кой области. Именно работники этой структуры проводили все следст­венные действия и довели дело до суда.

Предметом расследования были два эпизода. По первому проходит юноша из Рахова Ми­ха­ил Ш. — из бедной семьи с больной матерью. Парень жил и ра­бо­тал по найму в соседнем Тячевском районе — у хозяина, который знался с раховскими ромами.

Один из родственников ромского барона, 44-летний Николай К., с детства болел почечной недостаточностью. В последние годы болезнь обострилась, и врачи предупредили — надо искать донора для пересадки почки. Никто из родственников, как показали анализы, Николаю не подходил, поэтому он начал искать потенциальных доноров на стороне и обратил внимание на батрака своего приятеля. Больной ром несколько раз подходил к парню с предложением продать почку, на что тот отвечал категоричным отказом. Но со временем Ни­колай таки уговорил Михаила сдать анализы, и когда выяснилось, что почка подходит, убедил согласиться на трансплантацию. Как позже рассказал парень, в то время ему негде было жить, больная мать нуждалась в лечении, а денег не было. Ром пообещал юноше за почку десять тысяч долларов.

Мешало договоренности существенное препятствие — по украинскому законодательству, трансплантацию органов можно осуществлять лишь между близкими родственниками. Проблему решили таким образом — ромский барон написал «справку», что Михаил Ш. является племянником Николая К., а в сельском совете бумагу заверили печатью.

В июле 2007 года в Нацио­нальном институте хирургии и трансплантологии им. А.Шали­мо­ва после всех анализов и процедур Михаилу Ш. удалили левую почку и пересадили Николаю К. Всех обещанных денег парень так и не получил. Сначала на Михаила Ш. по доверенности переписали автомобиль ВАЗ, который принадлежал рому и был оценен им же в семь тысяч долларов (хотя даже новая машина стоит значительно дешевле). При этом родственники рома и дальше зарабатывали на автомобиле, используя его как такси. Позже выяснилось, что ВАЗ, купленный в рассрочку, находится в залоге в банке. Так что парню, который нуждался в дорогом реабилитационном лечении, деньги начали выдавать отдельными «траншами»: то тысячу гривен, то мобильный телефон, то несколько сотен долларов. В завершение этой невеселой истории Михаилу выплатили всего около шести тысяч долларов. Чтобы выжить, он и дальше вынужден зарабатывать тяжким физическим трудом…

Второй эпизод связан с первым, однако намного циничнее, поскольку в нем есть посредник с корыстными мотивами. Пле­мян­ник Николая К. (того самого, что нуждался в пересадке почки) Василий Р. занимался тем, что организовывал строительные бригады в другие области Украины. Помогая родственнику в поисках донора, он нашел «добровольца» среди своих рабочих — 35-летнего Николая Д. (живущем, кстати, в одном общежитии с первым пострадавшим Михаилом Ш. Это Николай К. позже начал устраивать на заработанные деньги громкие гулянки.). На непривычное предложение Николай также сначала ответил отказом, а через какое-то время согласился продать почку за семь тысяч долларов. «Вер­бовщик» заверил его, что операцию сделают высококлассные специалисты, а с одной почкой человек может жить без каких-либо проблем. К тому времени больной ром уже нашел донора, но его племянник, не желая терять «шанс», предложил почку своего рабочего соседу дяди по палате — 21-летнему парню, тоже рому, но не из Закарпатья, а из Бориспольского района Киевс­кой области. Анализы показали, что почка больному подходит, сам донор против смены реципиентов не возражал, осталось согласовать цену. Василий Р. запросил пятьдесят тысяч долларов. Родственники больного таких денег не имели и в конце концов сошлись на сорока тысячах долларов. Деньги для больного собирали родственники из нескольких стран, однако смогли собрать только двадцать восемь тысяч, остальное вербовщик, «смилостившись», согласился взять натурой — автомобилем ВАЗ и тремя золотыми браслетами. О всех этих торгах сам донор даже не догадывался.

Документы, которые удостоверяли родственные связи между донором и реципиентом, и в этом случае подделали — фото Николая Д. вклеили в справку настоящего племянника больного, почка которого не подошла по анализам. В начале сентября 2007 года в том же Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А.Шалимова левую почку Николая Д. пересадили реципиенту — Павлу М.

После операции Василий Р. выделил своему рабочему из полученных 28 тысяч долларов, автомобиля и трех браслетов семь тысяч долларов и тут же попросил две тысячи в долг под проценты. Деньги Николаю отдавали очень медленно и неохотно, полностью с ним рассчитались только после возбуждения уголовного дела.

Самое грустное в этой истории то, что обе операции оказались неудачными. Пересаженная Николаю К. почка проработала всего три года (врачи обещали 15). Когда началось следствие, а потом и суд, почка уже не работала, подследственный (который получил инвалидность 1-й группы) между допросами трижды в неделю ездил в соседние районы на гемодиализ. Что касается второй трансплантации, то почка вообще не прижилась. В течение месяца больному сделали еще девять операций, после чего орган пришлось удалить. Родственники парня обращались к Василию Р., пытаясь вернуть деньги, однако безрезультатно…

Уголовные дела о торговле человеческими органами и подделке документов возбудили в октябре 2009 года. У следователей были вопросы и к врачам Национального института им. А.Шалимова — как случилось, что под видом родственников реципиентов прошли посторонние люди? Однако механизм установления родственных связей четко не прописан (это пробел законодательства), проверять родственность врачи не уполномочены, поэтому обвинение им не выдвигали.

Подследственные на допросах вели себя по-разному. Николай К. все признал и объяс­нил, что почку искал лично для себя, чтобы выжить. Василий Р. все отрицал, но на суде «полностью признал вину и искренне раскаялся». Пострадавшие никаких претензий к подсудимым не выдвигали.

Раховский районный суд, учтя все обстоятельства дела, пришел к выводу, что к подсудимым нужно применить ч. 1 ст. 69 Уголовного кодекса и назначить наказание ниже самой низкой границы, установленной кодексом. Николая К. признали виновным в торговле людьми (ч. 3 ст. 149), подделке и использовании подделанных документов (ч. 1, ч. 3 ст. 358 Уголовного кодекса) и осудили к штрафу в 1100 гривен и пяти годам лишения свободы с испытательным сроком три года. Другими словами, осужденный остается на свободе и если на протяжении трех лет не совершит новое преступление, будет считаться несудимым. Впрочем, состояние здоровья Николая К. настолько тяжелое, что ему явно не до новых преступлений.

Василия Р. признали виновным в торговле людьми (ч. 1 ст. 149 Уголовного кодекса) и осудили к четырем годам лишения свободы с испытательным сроком два года. Сейчас он, как и раньше, организовывает строительные бригады в разных областях Украины.

Ни потерпевшие, ни прокуратура приговоров не обжаловали…

Кстати 

Игорь ГУК:

— ...Вена, ночь с 11 на 12 января 2012 года.

Заканчивая трансплантацию почки, я выяснил состояние пациента и решил зайти в свое бюро, чтобы проверить электронную почту. Шел через реанимацию, когда мой координатор сообщил: в городке Тулльн, что близ Вены, есть очередной донор. Таким образом, в три часа утра мы покинем Allgemeines Krankenhaus, где я работаю хирургом 35 лет). Планируем забор печени и почек. Команда из Берлина прилетает за сердцем, легкие остаются в Венском трансплант-центре.

Австрия является членом созданной в Голландии структуры под названием «Евротрансплант», которая объединяет заинтересованных в обмене органов, в легальности и прозрачности таких операций.

В своей служебной комнате я включил компьютер, потому что ожидал статью из Киева. И здесь, как показалось, на мгновение остановилось мое сердце... «Черные трансплантологи…» — перечитываю дважды. Черные трансплантологи в Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А.Шалимова?!

Покойный Александр Шалимов в 90-х годах посещал наш медицинский университет, и как хирург, профессионал был в восторге от трансплантаций органов, которые наблюдал у нас: почки, сердца, поджелудочной железы, легких, печени… Трансплантация печени потрясла талантливого украинского хирурга больше всего. Сам он в течение лет готовился к пересадке печени в своем институте. Об этом я неоднократно слышал от Александра Александровича за период нашего знакомства.

К тому времени я провел уже сотни трансплантаций органов и рассказывал коллеге, что трансплантацией почек начал заниматься еще в 1982 году, а печени —

в 1983-м. Делился, каким сложным и жестким был этот период в моей профессиональной жизни. Мы были единственным цент­ром на европейском континенте, который поднял вопросы трансплантации печени. В 90-е годы наш трансплант-центр посещал Александр Никоненко, который вскоре успешно провел пересадку печени и других органов в Запорожском центре. На сегодняшний день у нас большой опыт трансплантации почек (более 5000 операций), печени (1500 операций) и других органов. Я лично провел тысячи пересадок органов. То есть сейчас трансплантация органов — это стандартный метод лечения пациентов!

Помню, как мы с Александром Шалимовым и министром здравоохранения Бобровым ходили в Верховную Раду, чтобы вопрос законодательного обеспечения всего комплекса требований, связанных с трансплантацией, сдвинулся с места. Я с самого начала объяснял и настаивал, что без четкого современного законодательства возникнут проблемы. Ведь трансплантация органов — очень деликатный многоаспектный вопрос. И подчеркивал, что без урегулирования в этой сфере будут возникать большие проблемы, а затем судебные иски. Сегодня я снова и снова вспоминаю эти слова. У нас в Австрии судили хирургов за забор кости из-за того, что австрийским законодательством тогда не был решен вопрос забора органов! Этот инцидент вынудил австрийских депутатов проголосовать за трансплантацию.

…Координатор отчитывается о состоянии донора, и я уже думаю о следующей операции. Должен готовиться к поездке в Тулльн, а тут из Киева меня просят прокомментировать ситуацию с «черными трансплантологами»! Я понимаю положение, в котором оказались коллеги из института им. Шалимова. Проблемы, связанные с трансплантацией органов, отнюдь нельзя сводить только к хирургам. Обвинять их — это не тот путь, который даст результат, нужный обществу. Мы — лишь исполнители социально-медицинской программы, решение о которой надлежащим образом приняли общество и государство. В Австрии трансплантация органов — публичная государственная программа лечения пациентов. И только в государственной больнице мы имеем право проводить пересадку органов. Мои австрийские коллеги не могут постичь, о чем я их выспрашиваю: «черные трансплантологи» — это что-то недоступное их пониманию. Возможно, потому что они моложе меня и не помнят периода «черных ям» в австрийском законодательстве. В конце концов, каждая страна сама выбирает свой путь, но именно «черные ямы» в законодательстве порождают потенциальных «черных трансплантологов»...

Пусть мой коротенький отчет о дежурстве австрийского хирурга-трансплантолога будет услышан украинским обществом, которому небезразлична судьба пациентов и украинской трансплантологии... Мы, европейцы, сегодня гордимся тем, что первая пересадка почки в мире проведена в Европе, точнее, в Украине, — в 30-е годы ХХ века г-ном Ю.Вороным…

 Источник: http://dt.ua/

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>