Виктор Балога: Украина. Динамика торможения

Виктор Балога   22 декабря 2012 13:11  10626739 227314
Виктор Балога: Украина. Динамика торможения

Политические события последних нескольких месяцев, связанные главным образом с парламентской избирательной кампанией, обществом и экспертной средой воспринимались, преимущественно, фрагментарно и эмоционально. Это вполне объяснимо, поскольку страсти в ходе гонки накалялись, и к моменту подсчета голосов и установления результатов достигли максимальной температуры. Тот факт, что на востоке страны были округа, где имена счастливых финишеров были известны еще до старта, лишь подтверждают уже ставший расхожим тезис: после пятилетней передышки выборы снова превратились из соревнования в битву. А воля избирателя зачастую совсем не влияла на процесс определения победителя.

Волна эмоций захлестнула интересующихся политикой и тогда, когда недоукомплектованная, но формально легитимная Рада собралась под куполом. Телекартинка была эффектной. Сторонники оппозиции наслаждались тем, как их избранники всыпали размякшим от вседозволенности провластным депутатам. Электорат последних сокрушался агрессивностью «националистов», посягнувших на святое — русскую речь в стенах украинского парламента. Политологи уже учатся определять сценарии развития событий, отталкиваясь от количества и качества зуботычин.

По моему убеждению, все эти визуальные и шумовые эффекты малосодержательны. От смеси околополитического гламура с провинциальным театром для общества и страны проку мало.

В государстве происходят значительно более важные процессы. Внешние тенденции становятся устойчивыми явлениями. К глубокому сожалению, суть и характер многих из них не сулит Украине ничего хорошего, поскольку речь идет о ключевых сферах общественных отношений, экономики, внутренней и международной политики.

Анализ именно этих процессов и тенденций действительно должен сегодня занимать умы, определить поступки и тех, кто сегодня находится на ключевых позициях, и тех, кто к этим позициям примеряется. Как в команде власти, так и в рядах оппозиции. Должно, наконец, возникнуть понимание того, что лавинные последствия негативных явлений сметут всех, невзирая на политическую принадлежность, пол и возраст.

Размышляя о происходящем в Украине, я, безусловно, опираюсь и на личный опыт, в том числе, на опыт последних двух лет работы в правительстве и недавней избирательной кампании. Контакты с серьезными политиками и высокопоставленными чиновниками западных государств (официальные и неформальные), работа с экспертной средой, тесное общение с представителями различных общественных групп привели меня к убеждению: процесс накопления проблем в Украине происходит с заметным ускорением.

Как мне кажется, высшее руководство страны недооценивают или (что значительно хуже) не вполне осознает истинное положение дел. Сложилось впечатление, что в высоких кабинетах попросту отсутствует спрос на трезвый взгляд на вещи.

Начну с главного — состояния общества. Его гражданская активность год от года сдувается, что отчетливо иллюстрирует процент явки, снижающийся от выборов к выборам. Стихийные акции протеста являются моментальной реакцией на локальные либо тактические проблемы и не являются фактором общенационального масштаба. Апатичное отношение к политическим процессам стало трендом, власть раздражает практически всех. Политикам доверяют все меньше. Недовольство, нетерпимость и озлобленность продолжают накапливаться повсеместно, и остается лишь уповать на Бога, чтобы эта гремучая смесь не спровоцировала взрыв гнева, вызвав к жизни бунт, бессмысленный и беспощадный.

На глубоко потребительское отношения власть имущих к своей стране избиратели ответили симметрично. Неслучайно на последних выборах в ходу были не столько идеи, программы и личности, сколько наличность, продпайки и всевозможные услуги. Народ рассудил по-своему, он следовал принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок». В результате «быкующие» получили возможность победить «идейных». Пускай не везде, но достаточно часто, чтобы говорить об этом, как о дикой, неприглядной тенденции. Которая, судя по всему, надолго сохранить свою актуальность.

Надежды на действующую власть год от года сживаются все сильнее, подобно шагреневой коже. Совсем не триумфальный результат правящей партии на выборах — тому свидетельство. Копеечные пенсионные повышений или языковой закон — не те шаги, по которым можно судить о состоятельности власти. В конце концов, какая разница, на каком языке жаловаться на бедность, коррупцию и произвол, если твои стенания не слышат, а твои проблемы не решают? Любой профессиональный социолог без труда пояснит, чем общественные настроения марта 2010 года отличаются от декабря 2012-го. Меньше ожиданий, больше скепсиса. Потасовки в Раде способны на какое-то время развлечь, но уж точно не способны обнадежить.

На разобщенные верхи и усталые низы тяжким бременем давит экономика. Стагнация грозит обернуться падением. Денег в казне почти нет, долги неуклонно увеличиваются. Бюджетная дыра к концу года разрослась почти до 60 млрд. грн. Базовые параметры госбюджета на следующий год вызывают смешанное чувство растерянности, смеха и возмущения: любому понятно, что нет повода рассчитывать ни на такой оптимистичный рост ВВП, ни на такую низкую инфляцию, ни на такой благоприятный валютный курс.

Источник внешних заимствований неизвестен. Летом 2010 года Международный валютный фонд оценил формирование новой власти в Украине как признак стабилизации политической ситуации и как шанс для старта программы финансовой помощи (я писал об этом в «ЗН»). Нам предложили чуть больше 15 млрд. долларов. Получена была лишь пятая часть, поскольку в Вашингтоне увидели, что деньги уходят не на программы развития (это условие кредита), а исчезают в неизвестном направлении. Упрятав за решетку или выдавив из страны оппозиционных деятелей, Киев серьезно осложнил свои отношения с Западом. После этого в контактах с МВФ политика начала играть определяющую роль. Сегодня нет ни малейшего повода рассчитывать, что Фонд, равно, как и другие мировые финансовые институты, изменят свой подход к Украине.

С оглядкой на позицию МВФ принимают свои решения зарубежные инвесторы. Они продолжают считать Украину зоной, рискованной для вложения капиталов. Тягучая процедура «входа», громоздкая система администрирования и тотальна коррупция (у многих компаний и фондов нет такой статьи расходов, как взятка) отбивают даже очень сильное желание вкладывать средства. А правительство, опираясь на большинство в Раде, фактически ничего не сделало для существенного изменения инвестиционного климата. Отвергаю оптимистичные цифры лукавой статистики. Поскольку, если я не прав, то вся страна знала бы о крупных совместных проектах. А где они? «Хюндай» их знает, прости Господи!

Отсутствие внешней кредитной подпитки лишь усугубляется быстро ухудшающейся экономической ситуацией в стране. Мне представляется весьма некорректным проводить прямую взаимосвязь между кризисными явлениями в Европе с экономическими провалами в Украине. Природа кризисов, например, в Испании или Греции и у нас — существенно разная, речь идет о принципиально разных экономических моделях и существенно отличных общественных традициях. Кстати, в соседней Польше даже в сложном 2009 году наблюдался пускай и небольшой, но рост экономики.

Так кризис кризисом, но главная причина отечественных экономических бед кроется в неэффективной доктрине правительства. Повторное назначение г-на Азарова главой Кабинета министров означает, что ничего в этой доктрине не изменится. Даже обещанных на выборах экономических свобод не стоит ждать, не говоря уже о цельной либеральной политике. Логика экономического блока Кабмина направлена в противоположную сторону. Скорее следует ожидать новых налогов, повышения акцизов и пошлин, истощения золотовалютных резервов, денежной эмиссии. А невозвращенный НДС (ни за «откаты», ни тем более автоматически) будет оставаться чуть ли не единственным механизмом кредитования правительства, единственным источником финансирования раздутых социальных программ.

Невозможно бесконечно обирать сузившийся класс предпринимателей, который и так работает не благодаря, а вопреки экономической воле власти. Дело не только в том, что процесс выкручивания рук вынуждает бизнес опять прятать средства в глухую тень. Прижатая к стенке бизнес-среда способна взорваться первой, спровоцировав детонацию в остальных слоях общества. Отъем заработанного, чем, по сути является налоговая политика, усугубленная коррупционными поборами, в последние годы дополнился «отжимом» собственности. А это уже приемы грани фола. Бизнесу есть что терять и есть чем защищаться. Власть это обстоятельство, похоже в расчет не принимает.

Страна останавливается в развитии. С теми, кто великим экономическим прорывом считает строительство автомобильных развязок, не вижу смысла спорить. Цели четко не определены даже на ближайший год. О пятилетнем сроке даже говорить бессмысленно. Движемся наобум, главное, чтобы присутствовала видимость, что все не хуже, чем было. О масштабных проектах не слышно, ни одну отрасль нельзя считать успешной или хотя бы относительно благополучной. Всего один пример: система экстренного вызова 112 разработана и полностью готова к внедрению. Заявленные в бюджете полмиллиарда гривен на ее реализацию «выброшены в пропасть». Финиш.

Зыбкость ситуации в Украине, проблемы с государственным управлением отлично понимают на Западе. Период осторожного оптимизма в отношениях сменился сначала неприятием, а затем и противодействием. Лекционный курс Вашингтона и Брюсселя о том, что Киеву не следует делать, растянулся на весь 2012-й год. За столь продолжительный срок ни один из существующих очагов двустороннего напряжения не потушен.

Валерий Хорошковский в своей статье для ZN.UA признал, что все усилия украинских властей на европейском направлении «не смогли перевесить ряд известных проблемных вопросов». Это весьма дипломатичное выражение человека, на тот момент занимавшего пост первого вице-премьера и лично пытавшегося разблокировать жесткий клинч противоречий. Моя собственная оценка более категорична: западное сообщество прошло точку невозврата в отношениях с правящей ныне властной командой.

В ведущих западных столицах и офисах Киев признан глухим, неспособным к диалогу и выполнению розданных обещаний. Поступающие с той стороны месседжи повторяются почти дословно. Уже все сказано, ничего не происходит, дальнейшие увещевания бессмысленны.

Не стоит ожидать чего-то прорывного и от будущего саммита Украина-ЕС, проведение которого до сих пор под вопросом. Более того, думаю даже освобождение Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, а также прекращение уголовных дел против оппозиционных политиков уже не способно способствовать разрешению даже части двусторонних проблем. Запад расценивает политические преследования не как ошибки и недоразумения, а как точные свидетельства превращения Украины в государство, правящая элита которого не понимает и не принимает европейских ценностей. А с такой страной не хотят иметь дела.

Скажу искренне: мне лично очень хочется ошибиться в оценках и прогнозах. Если вскоре «оттуда» придет опровержение моим выводам, я буду только рад. Рад тому, что остается шанс стать полноправным членом европейской семьи в обозримом будущем.

Окончательно уничтожить этот шанс могут неуклюжие игры в геополитику и геоэкономику, которые Киев затевает всякий раз, когда падает температура в отношениях с Брюсселем. Имею в виду нарочито громкие разговоры о сближение с теми структурами на постсоветском пространстве, которые фактически управляются Россией. Сейчас «темой № 1» стал Таможенный союз. Но, во-первых, Запад на подобный примитивный шантаж давно не обращает внимания. Для него недемократичная коррумпированная Украина не представляет безоговорочной ценности (без Беларуси Европа как-то обходится, и ничего…). Во-вторых, выбор в пользу евразийских надстроек означает превращение нашего государства в Абсурдистан, поскольку бОльшая половина населения хочет идти в Европу.

Трудно обоснованно судить о том, понимает ли нынешнее украинское руководство всю степень угрозы, исходящей от таких маневров и, тем более от таких решений, скрепленных соответствующими договорам. Ясно одно: даже частичное вступление Украины в любые организации под эгидой России, будь то политические союзы, военные блоки или экономические образования — это превращение ее в вассала с перспективой порабощения в нео-СССР. 46-миллионную страну в центре Европы, с колоссальными ресурсами северный сосед, с его непомерными аппетитами и имперскими замашками, возьмет занедорого. Так в свое время индейцы продали европейским дельцам Манхеттен за ширпотреб стоимостью в пару десятков долларов.

Опыт, полученный до и после ратификации Харьковских соглашений, показывает, что Россия в отношениях с нашей страной руководствуется правилами игры «в наперстки». Сегодня есть серьезные основания говорить об угрозах, относящихся к сфере национальной безопасности. Ключевую роль в противостоянии этой угрозе должны сыграть те депутаты (в том числе и представляющие фракцию Партии регионов), которые считают себя гражданами Украины, а не Советского Союза и способны объединить украиноцентричную часть общества. Дело за малым: прекратить ненужную суету возле трибуны и начать заниматься решением приоритетных задач.

Я рассматриваю новый состав Верховной Рады как возможность для старта качественных изменений в стране. Все зависит от способности депутатского корпуса показать пример работы на интересы общества и государства. Первая прививка от «одножестового законотворчества» уже сделана, но важно, чтобы вся энергия оппозиции не ушла только на потешные бои.

Парламент способен подать пример обществу, в первую очередь, той его части, которая осознает важность государственных институтов в развитии государства. Только если можно будет вести речь о широком общественном договоре — явлении, пока еще малоизвестном элитам и малопонятном гражданам.

Между тем, через заключение подобного договора прошли все развитые государства мира по обе стороны Атлантики. К примеру, шведскому постулату «страна строится на законах и их соблюдении» несколько сотен лет, и правило это в Швеции выполняется неукоснительно. Именно он лег в его основу консенсуса, позволившего в середине прошлого столетия приступить к «шведской модели» преобразования государства. Этот консенсус стал вершиной многолетней эволюции отношений между элитами и обществом. Точно так же в разрушенной и подавленной послевоенной Германии общество, пережившее ужасы гитлеризма, поверило обещаниям своего правительства в сжатые сроки построить эффективную динамичную экономику. Даже немецкая полиция, бросавшая людей в застенки, всего за какой-то десяток лет вернула доверие большинства граждан.

Европейская история обретения партнерских отношений между правящими элитами и обществом — хранилище бесценного опыта для Украины. Недостаточно уповать на некую абстрактную политическую волю — ее нужно требовать. А тем, кто уже имеет властные рычаги, в том числе и народным депутатам, необходимо воплощать ее в законах и контроле за их соблюдением.

Президенту следует начать диалог с новой Верховной Радой не с экрана проектора, а через личное представление своего видения дальнейшего курса страны. Сделать это нужно безотлагательно. Причем оппозиция обязана как минимум услышать президента, поскольку он и де-факто, и де-юре является главной политической фигурой. Не верю, что между главой государства и даже самой радикальной частью парламента не может быть точек соприкосновения. Вопросы, для решения которых нужен честный и открытый диалог как внутри власти, так и в обществе, вкратце изложены выше. Любые дополнения, направленные на улучшение ситуации в стране, принимаются.

«Зеркало недели. Украина»

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментарии (2)

Валентин  24.12.12 8:10

Мені здається, що такі серйозні політики, як Балога, мали би менше зосереджуватися на критиці стану речей в державі, бо це тільки підсилює небажані настрої у суспільстві – апатію, зневіру, розгубленість, розчарування. в масах. Фактично така критика є слідуванням таким настроям. Щоб підняти політичну активність широких мас, треба більше оптимізму і конкретики. Коли ми говоримо або натякаємо, ЩО би треба було змінити в державі, у владних структурах, то треба говорити, ЯК це можна зробити і яка політична сила може це зробити


Валентин  24.12.12 8:10

Якщо такої політичної сили нема, то треба говорити про те, як таку політичну силу створити, бо можна йти різними шляхами – можна об'єднати існуючі політичні парті в одну, можна створити нову партію, можна створити громадський координаційно - консультативний центр для опозиційних партій, можна робити ще щось інакше. Проаналізувати такі можливості, вибрати з них одну і зосередитись на її виконанні – ось що я маю на увазі, коли говорю про конкретику

Всего комментариев 2
]]>