Чиновники ужгородского горсовета торговали детьми?

Олег Ризун для uzhgorod.in  28 ноября 2012 13:36  13625380 025938
Чиновники ужгородского горсовета торговали детьми?

Здоровый, белый, до года, - такие (и уже годами) основные критерии желанного ребенка, которого ищут на Закарпатье те, кто по разным причинам не имеет, больше не может иметь собственных биологических детей. Но в нашей достаточно патриархальной и религиозной, по сравнению с большинством других, области именно здоровых и не ромской народности младенцев, от которых отказались родители, не так и много. Кроме того, государством в вопросах усыновления, принятия в семью ребенка предусмотрена не слишком совершенная, но длительная и хлопотная процедура. А по законам бизнеса, когда спрос превышает предложение, находятся люди, желающие обойти установленные нормативы и те, кто берется им в этом способствовать.

Странные совпадения

Ничего не будем утверждать, только отметим интересную особенность: до июля этого года, когда в одном из ужгородских кафе во время получения взятки была задержана заместитель главного врача ужгородского перинатального центра, неонатолог Оксана Л. (вместе с бывшим работником службы по делам детей Ужгородского городского совета, который пошел на сотрудничество с правоохранителями), в этом медицинском учреждении за 6 месяцев 2012-го было 7 «ничейных» новорожденных.

Девять таких деток - от которых отказались или просто сбежали мамы, было в течение 2011 года. После июля 2012-го и до сегодняшнего дня - ни одного ребенка.
Еще один момент. Ужгородский перинатальный центр, поскольку находится в «столице» и здесь, как считается, наиболее квалифицированные медики, сейчас частично выполняет функции областного учреждения по родовспоможению и сюда направляют «сложных» мам из других районов. Но это единичные случаи. Остальные роженицы из-за пределов Ужгорода и Ужгородского района попадают в перинатальный центр только по личной договоренности с врачами и это не слишком афишируется.

Но среди рожденных детей, которых мамы покинули или от которых отказались, не так много «своих», то есть из города или района - есть из Виноградовщины, Великобезнянщины, Мукачевщины, Воловеччины. Вряд ли женщины, настроенные избавиться от ребенка, очень бы стремились рожать при высококвалифицированных врачах. Так не идет ли  речь  о «конвейере» скрытого суррогатного материнства? Так, последнее в Украине не запрещено законом, но совсем другое дело, когда это делается с участием «заинтересованных» врачей.

Бардак или «так задумано»?
Украинские законодатели предусмотрели 2 месяца на то, чтобы мамы, которые родили ребенка и скрылись или отказались от него, могли передумать и забрать кровинку. Если же этого не произойдет, необходимо решать дальнейшую судьбу младенца. До полугода после роддома ребенок может находиться в местной больнице, а до тех пор исполнительный орган местного самоуправления придает ему статус ребенка-сироты или лишенного родительской опеки и принимает решение о форме устройства. Конечно, лучше, когда ребенка берут в настоящую семью, усыновляют, потому что тогда он приравнивается в правах, в том числе и имущественных, к родному биологическому ребенку и даже может никогда не узнать, что люди, которых считает родителями, физиологически такими не были. И для государства при усыновлении меньше хлопот, чем при передаче ребенка в приемную семью, под опеку или в детский дом семейного типа или, тем более, интернатные учреждения.
Родители, которые хотят взять ребенка, должны пройти длительную процедуру и собрать множество документов в подтверждение возможности должным образом воспитывать его. Необходимо иметь медицинские справки, о судимости, уровне доходов и т.д., подать заявление о желании стать усыновителем в местные органы опеки, пройти обследование жилищных условий, получить заключение о возможности стать усыновителем. Далее - пребывание в так называемом банке данных, или на очереди в ожидании ребенка. Всем этим занимается служба по делам детей и должностные лица местного органа самоуправления. Окончательно усыновление происходит по решению суда.
Поэтому ужгородский городской совет должен был иметь, с одной стороны - перечень детей, нуждающихся в устройстве в семьи или детские дома, с другой - перечень желающих усыновить ребенка. Однако учет таких детей в мэрии - по халатности или по какому-то умыслу, не велся. А, например, супружеские пары Н. и Т. которые в этом году усыновили детей, в очереди на усыновление не находились. Еще одна семья, К., за два месяца до решения суда об усыновлении ребенка, изменила регистрацию места жительства с Воловецкого района на Ужгород и по некоторым, хотя и не точным данным, уже в областном центре не проживает.
Городской совет интересно избирательно рассматривал и принимал решение о судьбе детей. Например, относительно подброшенного под роддом в феврале примерно месячной девочки приняли решение о предоставлении ей статуса лишенной родительской опеки, но ничего не указали о дальнейшей форме ее устройства. Поэтому малышку вернули в городскую детскую больницу, где она безосновательно находилась еще месяц, а затем усыновили. Так же было с еще одними мальчиком и девочкой, которых мамы оставили в роддоме, тогда как тем же решением исполкома городского совета другой девочке присвоили статус ребенка, лишенного родительской опеки с четким определением устроить в областной дом ребенка в Сваляве.
К слову, городские чиновники ни по одному «ничейному» ребенку даже не пытались что-то сделать, чтобы вернуть его родителям или их близким родственникам. Также почему-то чиновники городского совета уже после усыновления детей не меняли их статус, хотя должны были документально оформить, что такой-то ребенок уже усыновлен, а назад утратил статус ребенка-сироты или лишенного родительской опеки. Опять же, правоохранители должны установить почему - из-за обычной халатности, или потому, что в государстве действует принцип «деньги ходят за ребенком», а деньги эти немалые.
Можно предположить, что все делалось «на грани фола», так, чтобы в отношении детей было как можно меньше бумажных «следов», а в процедуру их устройства было вовлечено как можно меньше людей. В то же время, очевидно, установленные процедуры «обходили» достаточно аккуратно, чтобы «если что» нарушения тянули не на явный криминал, а на просто огрехи, халатное исполнение обязанностей.

 
Вопросы без ответа

 
Пресс-служба прокуратуры области сообщила, что 18 октября дело по обвинению заместителя главного врача Ужгородского городского перинатального центра Оксаны Л. в получении взятки 1000 долларов США, как части вознаграждения за содействие в усыновлении ребенка, направлено в Ужгородский горрайонный суд. Но только ли на одном человеке сходились все нарушения закона о новорожденных? Просто ли халатно или умышленно «небрежно» действовали чиновники ужгородского городского совета? А дети, которые не имеют родителей, по должностным обязанностям относятся к сфере компетенции заместителя городского главы, управляющего делами Даниэллы Геворкян. Именно она организовывает и отвечает за эту работу. И не потому ли, что с июля оборвалось одно из «звеньев» схемы, сейчас мэрия (как утверждают источники, именно по инициативе Геворкян) так настойчиво пытается сменить руководство городского перинатального центра?

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>