Заключенные дворца Ковнера

Михаил Могорита, ответственный секретарь Закарпатского объединения ВУТ «Просвита» им. Т.Г.Шевченко  10 августа 2012 12:57  20418634 019136
Заключенные дворца Ковнера

Прошло 70 лет со времени событий осуждения юных националистов в Мукачево
 В конце июля прошло 70 лет со времени так называемого Ковнеровского процесса - суда над молодыми закарпатцами, которые стремились отсоединить наш край от Венгрии. Проходил суд в Мукачевском заброшенном ныне дворце Адольфа Ковнера, за что и получил такое название. Это здание стало для молодых националистов тюрьмой, где они подверглись страшным физическим и моральным издевательствам.

 Били палками по стопам

А началось все с событий Карпатской Украины. С марта и до конца 1939 года за участие в противостоянии венгерским властям или по наговорам на Закарпатье, по статистике Министерства внутренних дел Венгрии, было расстреляно, повешено или замучено до смерти более 4,5 тысячи человек, преимущественно горцев. Летом 1940 года обо всем этом говорилось на заседании краевой ОУН, которое проходило в Хусте на квартире городского юриста Николая Бандусяка. Особое отличие на том собрании получили Дмитрий Бандусяк, Маруся Бисун, Иван Романец, Михаил Човганин и Михаил Орос за то, что в годовщину провозглашения независимости Карпатской Украины вывесили сине-желтый флаг на Хустском замке.
В поймах Тисы в Вилоке и других поселениях еще продолжались поиски тех, кого по 4-5 человек недалеко Красного поля связывали проволокой и бросали в бурную реку.
В 1941-1942 годах в подпольных организациях национально-освободительной борьбы, подпольных библиотеках украинской исторической и художественной литературы молодежь внимательно изучала историю, отмечала громкие даты, годовщину независимости Украины. За уровень подготовки молодежи отвечали Андрей Глуханич, Михаил Орос и Василий Маркусь.
Аресты студентов начались с января, а активизировались ближе к июлю 1942-го. Сажали людей во дворец Адольфа Ковнера в Мукачево, где, наконец, оказалось более 150 душ, в том числе 16 селян из Тячевщины, Иршавщины, Перечинщины и Ужгородщины. Такое, когда небольшое количество людей начинает борьбу за свое национальное освобождение без учета собственных сил и без мыслей о конечном уцелении, не раз случалось в мировой истории. Вспомнить хотя бы тех же 300 спартанцев, юных защитников на станции Круты, наших героев на Красном поле.

Заключенным дворца Ковнера тоже пришлось пережить много мучений. Те, кому удалось уцелеть, не раз упоминали  непревзойденных садистов, которые ужасно мучили молодых националистов, но не услышали из их окровавленных уст ничего «ценного». Рассказывали, что заключенных избивали палками по голым подошвам и животу. Особенно мужественно переносили издевательства Иван Сочка, Маргарита Бабота, Иван Пагиря. А один из главарей молодежи, Андрей Глуханич, умудрился спланировать и реализовать свой побег из дворца Ковнера. Из загородных кукурузных плантаций он добрался до самой Австралии, где работал над консолидацией украинского общества и собирал материалы, которые впоследствии издал в фундаментальной книге о голодоморах в Украине «Преступление».

 Многие из «ковнеровцов» стали духовными отцами

 Суды над привлеченными к ответственности проходили 17 и 22 июля 1942-го. Самые большие сроки тюремного заключения получили Михаил Габовда, Дмитрий Бандусяк и Андрей Цуга - их лишили свободы на 10-11 лет. Однако вскоре епископ греко-католической церкви Закарпатья Александр Стойка обратился с просьбой о помиловании осужденных к регенту Венгрии Миклошу Горти, поэтому заключенных впоследствии выпустили из лагеря неподалеку Уйпешта.
Многие из бывших ковнеровцев и их сторонников после этих печальных событий начали готовиться или же продолжать свою подготовку, чтобы стать отцами духовными. Среди таких был будущий епископ Мукачевско-Ужгородской греко-католической епархии Иван Маргитич, автор многих литературных трудов Степан Пап, духовные отцы, работавшие в США, Иосиф Данко и Юлий Кубин.
Немало бывших «ковнеровцев» уже с конца 1944 года вливались в новую борьбу - антибольшевистскую. Из них пятеро были расстреляны уже в первые годы противостояния. В дальнейшем многие работали над поиском архивных материалов, работал в «Просвите». Это, прежде всего, Михаил Шваб, который сейчас уже на 91-м году жизни продолжает активно поддерживать добрые начинания просветительской организации. Особого слова благодарности заслуживают доктора исторических наук, профессора Василий Маркусь и Василий Худанич, которые активизировали поиск архивных материалов об этих героических событиях в истории Закарпатья и выдали несколько книг на эту тему.
Всего, Ковнеровский процесс интересен тем, что был одним из проявлений борьбы закарпатцев за свою судьбу. Конечно, и до этого наши земляки становились к оружию за лучшую жизнь, в частности в восстании Дьердя Дожи 1514 или во время освободительной войны 1703-1711 годов под руководством Ференца Ракоци II. Однако это были войны за чужие интересы, а тут закарпатцы взялись за решение собственной судьбы, проявив человеческое достоинство и настоящую силу духа.

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>