Почему горчит карпатский мед

Ярослав Свитлык, "Старый замок"   14 мая 2012 16:20  236012358 012720
Почему горчит карпатский мед

Прошедший 2011 год оказался очень прибыльным для закарпатских пчеловодов. И меда собирали много, и, главное, конъюнктура на мировом рынке пчелопакетов сформировалась более чем привлекательная. В прошлом году цены на карпатскую пчелу выросли в несколько раз, а продавали пакеты почти как на аукционе - тому, кто больше предложит. С началом нового сезона медосбора «Замок» заинтересовался перспективами наших пчеловодов в нынешнем году. Однако, как выяснилось, сладкая тема имеет достаточно устойчивый и резкий привкус горчинки.

Белые акации ... не будут цвести

Изучить проблему мы попытались на примере Хустского района. Прежде всего, из-за того, что здесь есть профессионалы-пасечники, которые стремятся привлечь внимание к проблемам отрасли. Кроме того, они с достойным удивления энтузиазмом самоорганизуются и не только поддерживают коллег, но и отстаивают общее дело даже тогда, когда с законом не считается ни один чиновник. Оценить положение, в котором сейчас находится пчеловодство на Закарпатье, и найти болевые точки, с которых надо прежде всего начинать лечение отрасли, нам помогли председатель общества пчеловодов «Нарцисс» Виктор Папп и почетные пасечники Украины Иосиф Рачок и Михаил Тегза.

Прежде всего отметим, что сейчас закарпатские пчеловоды не жалуются на малые заработки. Хотя, как это ни странно на первый взгляд, собранный ими мед не дает прибыли. Дело в том, что в Карпатах с одного улья качают усредненно лишь около 10 килограммов меда, тогда как в равнинных регионах Украины - в 5-6 раз больше. А выживают и зарабатывают наши пчеловоды благодаря пакетному делу - разводят для продажи карпатскую пчелу. Это один из немногих отечественных продуктов экспорта, который успешно конкурирует на мировом рынке. И тенденция только радует: за последние 10 лет стоимость пакетов карпатянок выросла в 3-4 раза. При умелом подходе к делу тысячи закарпатских семей могли бы иметь постоянный доход от пчеловодства. Однако сейчас на пути к этому стоят две серьезные проблемы.

Первая - уменьшение кормовой базы. Проще говоря, в последние годы пчелы в Карпатах весной должны поститься. А причина в том, что массово и бесконтрольно вырубаются медоносные деревья и кусты. Из одних изготовляют мебель, из других - заборы и качели для детей, третьими «обшивают» сауны и бани состоятельным бизнесменам. Не говоря уже о тех деревьях, которые рубят на дрова. В итоге скоро получим настоящий пчелиный голодомор.

«Раньше весной Карпаты будто надевали белую шапку - в лесах зацветали медоносы, - рассказывает Иосиф Рачок. - И наш край был настоящим раем для пчел. А сейчас им негде присесть. Дикие черешня и груша, акация, клен - все идет под пилу. А это - не менее 50% кормовой базы карпатских пчел ».

В результате пчелы после зимы по-настоящему голодают. Опытный пчеловод приводит конкретный пример: если раньше весной даже брали немного товарного меда, то теперь все наоборот - не мед забирают, а самих пчел подкармливают, чтобы нормально перевесновали.

Председатель союза пчеловодов «Нарцисс» Виктор Папп поддерживает коллегу: говорит, что за последние двадцать лет количество диких медоносов уменьшилась примерно в 6-8 раз. И если не менять ситуацию, трудно представить, что же будет лет через тридцать. Пасечник настаивает: надо ввести строгий контроль за вырубкой деревьев и кустарников. А, кроме того, перенимать передовой зарубежный опыт.

«Например, в Венгрии или Чехии разработаны соответствующие государственные программы, предусматривающие насаждения медоносов за бюджетные средства, - объясняет Виктор Васильевич. - Когда еду по Венгрии, то сразу замечаю, что на обочинах высажены липы, софора, съедобный каштан. Это прекрасная кормовая база для пчел. И это не случайность, а продуманная государственная политика. Или возьмем для примера Корею: там работает целенаправленная государственная программа - на непригодных для ведения сельского хозяйства землях специально высаживают медоносы. А мы не только ничего не сажаем, но и рубим, что росло ».

По приблизительным оценкам, сейчас в Закарпатье живут и трудятся около 45 тысяч пчелиных семей. Увеличивать их количество, говорят пчеловоды, нет смысла, поскольку при имеющейся кормовой базе они будут голодать. Если бы удалось прекратить вырубку медоносов и увеличить их количество (например, с помощью лесников, когда проводится лесопосадка), то можно было бы увеличить и популяцию пчел. Но тогда пришлось бы решать еще одну проблему, с которой даже сейчас справиться очень трудно.

Сохранить чистую карпатскую кровь

Это еще одна головная боль закарпатских пчеловодов - сохранение чистопородности карпатянки. Большинство наших читателей, наверное, знают, что украинская карпика (или карпатская пчела) - одна из самых трудолюбивых пчел в мире. Иосиф Рачок объясняет, что эта трудолюбие является следствием тысячелетнего процесса естественного отбора: ленивые не выживали. Поскольку в горах пчеле живется несладко, то ей приходится работать гораздо больше, чем «коллеге» из равнин. И кормовую базу не сравнить: наша раз в 10 беднее. На протяжении тысячелетий карпатская пчела вынуждена была научиться брать нектар из того цвета, где сахаристость составляет даже 8% (притом, что рецепторы пчел других пород настроены на 18-20%).

Проще говоря, карпатская пчела добывает нектар из тех растений, на которые ее равнинная «коллега» не то что не сядет, но даже не взглянет. Кроме того, доказано, что карпатянки имеют значительно больший рабочий день: вылетает из улья уже тогда, когда другие только просыпаются, а возвращается с работы, когда все уже укладываются. В северных регионах России, где ночи, в отличие от наших, бывают белыми, пчеловоды наблюдали, что карпатская пчела вообще не знает покоя - работает почти круглосуточно!

Неудивительно, что на такую ​​эффективную работницу есть устойчивый спрос. Михаил Тегза рассказывает, что за нашими пчелами приезжают за тысячи километров. Карпатянки работают не только в Европе (в Белоруссии, Молдове, странах Прибалтики) и Европейской полосе России, но и во Владивостоке или Омске, на Ближнем Востоке и даже в Латинской Америке. Конечно, такой спрос на наших пчел будет существовать, пока их репутация не будет подмочена. А это может произойти в том случае, если в область будут завозить другие, белее ленивые породы и будет происходить процесс гибридизации.

Теоретически, о том, чтобы этого не произошло, должен позаботиться закон. И он написан. Но не работает. Коротко говоря, законодательно предусмотрено так называемое породное районирование, согласно которому в шести западных областях Украины должна жить и работать только украинская карпика. Но если в нашем государстве не соблюдается уголовное или судебное законодательства, то что говорить о пчелином. Другие породы бесконтрольно завозят из равнинных областей Украины, и происходит гибридизация карпатянки.

Виктор Папп привел нам один из красноречивых примеров. В село Монастырец, что на Хустщине, завезли более 80 семей гибридизированных пчел из Тернопольской области. Союз пчеловодов «Нарцисс» начал бить тревогу, поскольку в окрестностях Монастырца более 1000 пчелиных семей карпатянки. А трутня к улью не привяжешь - на свидание с маткой летит даже за 10 километров ...

Представители союза «Нарцисс» обращались и в РГА, и к управлению сельского хозяйства ОГА, и в ветеринарную службу, а также в природоохранную прокуратуру. После длительного чиновничьего футбола стало ясно: ситуация парадоксальная, поскольку закон будто что-то запрещает, а механизмов контроля, ответственных за него и даже расписанных штрафов за нарушение запрета нет. Наконец, молитвами и не только представителей союза «Нарцисс» удалось убедить Монастырецкого пасечника вывезти из села тернопольских гостей.

Этот случай - лишь один из многих. Он показателен, поскольку речь идет о разовой экспансии большого количества иностранцев. А сколько такого, что закарпатцы привозят с заработков по несколько пчелиных семей, не понимая: меда больше не из-за того, что наши пчелы хуже, а потому, что на равнинной Украине лучшие условия. Другой пример - знаменитый дачный Шаян. Кто проконтролирует крутого дядю из Донецка или Киева, который привезет себе на дачу в Карпатах несколько пакетов пчел с отцовской пасеки? И еще важнее: как его заставить тех пчел вывезти, чтобы они не портили карпатской крови?

В нормальных странах этот вопрос решился бы легко и быстро. Ведь, скажем, в Европе половину расходов на покупку племенных пород пчел пчеловодам компенсируют из бюджета. Поэтому, чтобы государственные деньги не уходили по ветру, условного Шаянского дачника не только заставили  убрать пчел, но и наказали бы немалым штрафом. У нас же, как не досадно в который раз это признавать, государство не защищает тех, кто хочет работать ответственно и законно. Даже если эта защита крайне необходима.

В такой ситуации энтузиазм самих пасечников, откровенно говоря, впечатляет. Вот, например, для сохранения и размножения карпатянки Иосиф Рачок в 2007 году создал фонд-премию «Карпатские пчелы». Раз в три года лучшим пчеловодам (главный критерий определения лауреата - сохранение чистопородности) присуждается премия в размере 10 тысяч гривен. Первую награду получили братья Плиски из села Вучковое Межгорского района (именно в этом знаменитом населенном пункте стоит памятник карпатской пчеле). Очередное вручение премии состоится в следующем году. Иосиф Рачок подчеркивает, что целью фонда, кроме, собственно, сохранения промысла пчеловодства в Карпатах и ​​передачи потомкам знаний и умений пчеловодов, есть еще и создание сплошного массива чистопородных карпатских пчел на горной территории Западной Украины. С поддержкой государства или без ...

На десерт - сладкие лекарства

К сожалению, в одной газетной публикации невозможно вместить всю важную, интересную или просто познавательную информацию. Однако в заключение хотелось бы акцентировать на еще одном знаковом приоритете отрасли пчеловодства - лечебном направлении. В Японии государство финансирует потребление школьниками и студентами в учебных заведениях пчелиного маточного молочка. Доказано, что это значительно улучшает их умственное развитие, а это восточное государство заботится о своем будущем.

В упоминавшейся уже Корее ныне с традиционной медициной всерьез конкурирует апитерапия - лечение многих медицинских заболеваний с помощью пчел и продуктов пчеловодства. В стране, где специально высаживают медоносные деревья, пчела - признанный и уважаемый врач.

А вот в нашей стране апитерапия сейчас является приоритетом, к которому придут руки тогда, когда станет ясно, что надо как-то интенсифицировать отрасль (так пчелам не хватает кормов, а повышать рентабельность хочется). Однако, чтобы понять, какая пропасть отделяет нас от Кореи, где апитерапия - настоящий культ, достаточно сказать, что в отечественных медицинских вузах только теперь введено соответствующую специальность - «апитерапевт».

В то же время сами пасечники, которые с деда-прадеда знают, какие болячки можно лечить, употребляя продукты пчеловодства или давая полосатому насекомому себя покусать, сейчас ... вне закона. Михаил Тегза объясняет: «Давно известно, что экстракт восковой моли - лекарство от туберкулеза. Но он, как и экстракт прополиса, перга, маточное молочко, не внесен в перечень государственных стандартов. Раз эти продукты официально не внесен в ГОСТ, они незаконны, а мы, пчеловоды, значит, приравненные к шарлатанам ».

Разумеется, пчеловоды не прекращают работать из-за этих и других законодательных неувязок. Кроме того, не все, имея доходы, и работая как предприниматели, платят налоги. А это означает, что не только пчеловоды имеют вопросы к государству, а государство к ним. Однако, на наш взгляд, это можно быстро урегулировать, установив четкие и понятные правила игры: адекватные налоги взамен на поддержку отрасли хотя бы в необходимых направлениях. В частности таких, как полноценное ветеринарное обеспечение, финансовая поддержка пчеловодов, которые выращивают племенной материал, помощь в сохранении чистопородности карпатской пчелы. О японском опыте питания школьников и студентов пока не мечтаем. Но введение нескольких медоносных пород в перечень деревьев, которые ежегодно высаживают лесники, не выглядит непосильной задачей.

И последняя мысль. Закарпатье не раз становилось полигоном, где внедрялись передовые успешные пилотные проекты. Возможно, не надо ждать помощи из Киева, а подготовить продуманную областную программу поддержки отрасли пчеловодства, попытаться найти для нее средства и решить хотя бы те проблемы, которые под силу преодолеть самим. Ведь какой еще закарпатский продукт настолько известен в мире, что его даже не нужно рекламировать и проталкивать на рынок? На наш взгляд, потерять результат тысячелетней работы природы и свести на нет вековые старания карпатских пчеловодов было бы настоящим грехом.

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>