Не добежали до Европы

Надежда Вишневская, "Старый Замок"  20 апреля 2012 15:49  29910223 010544
Не добежали до Европы

Статус беженца в Закарпатье годами стремятся получить тысячи нелегалов

Третий мир до первого никак не доберется - преодолевает тысячи километров к заветному Евросоюзу, а все не дойдет. Бегут его выходцы от войны, преследований, стихийного бедствия, просят убежища подальше от родной земли. 59 нелегалов из Афганистана, Сирии, Сомали, Египта сейчас  «зависли» в Мукачевском пункте временного размещения беженцев. Трое из них уже получили статус беженца, с которым смогут найти себе работу. Другим остается ждать. Возвращаться не хочет никто.

В течение многолетних ожиданий мигранты заводят семьи, рожают детей, пытаются как-то «осесть». Пункт содержания нелегалов в Павшино хоть и закрыли, но в крае осталось несколько таких временных убежищ, в частности в Мукачево и Перечине. Здесь иностранцам есть где переночевать, что есть и пить. На замке никто не держит - они свободно могут выйти в город, прогуляться по набережной. На условия не жалуются: государство оплачивает им еду (15 гривен на одного суточных) и коммуналку. Помогают Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев и Датский совет по делам несовершеннолетних беженцев без сопровождения. Таких, без взрослых,  здесь пока 8. Всего же в пункте растет 32 детей. Ходят в местную школу, учат понемногу украинский язык, родину видят в Интернете или телепрограммах.

Паспорт в лотерею

17-летняя Ханна Осман в Украину попала два года назад. Девушка сама сбежала из Сомали. Ее маму и двух маленьких сестер убили. Остался только дядя. В Винницкой области  Ханну задержали и отправили в тамошний пункт размещения нелегалов. Здесь судьба и свела Ханну с Чего Али, тоже из Сомали. На родной земле друг друга они не знали. Парень и девушка поженились, и в прошлом году у них родился Азиз. Сейчас Ханна ждет второго ребенка. Мечтает о работе, нормальной жизни и спокойствии за будущее.

Сам Чега в Украине уже четвертый год. 23-летний парень надеется, что ему повезет - и свидетельство беженца у него все-таки появится. Хотя и относится к этому документу скептически: «Нам хочется не только существовать ... Теперь мы едим и дышим. А для жизни нужна работа, и ее следует познать. Мы хотим надеяться на лучшее, строить будущее. Пока здесь ничего не получается. Ни дня я не работал. Работы, пока не имеешь бумажки о статусе беженца, не найти. Из Сомали бежали, потому что там война - ни жить, ни учиться, ни работать ... Направлялись в Европу. Родственников за границей нет, но есть друзья в Англии, Норвегии. Там они зарабатывают деньги, неплохо живут. Если бы удалось найти место работы в Украине, остались бы. А то, что Ханна получила статус беженца, ничего не дает, - мы в одинаковых условиях. Это лишь паспорт, который действителен год ».

Ханна и малый Азиз - двое из трех иностранцев, которым удалось получить на Закарпатье статус беженцев. Есть еще журналист из Афганистана, которого власти преследовали за критические статьи. В пункте также проживает землячка Ханны и Чегы. Сейчас ее нет - уехала в Киев с надеждой на документ. Статус беженца большинство нелегалов воспринимают как счастливый лотерейный билет ... Веры не теряют ни на минуту - а вдруг судьба улыбнется, как и 35 иностранцам из почти 5 тысяч просителей убежища. Именно столько - 35 скитальцев - на Закарпатье официально признали беженцами за все годы независимости Украины.

«Доченьку сводит судорога, ночью кричит ...»

На этой неделе 34-летний Харун Сарвар Зада и 24-летняя Масуда, его жена, повезли дочь Кайнат в Киев на операцию. У 9-месячного ребенка врожденный порок сердца, эпилепсия.  Медицинскую помощь из столицы беженцы ждали более полугода. Поехали в сопровождении врача из области. На Закарпатье нет детского кардиохирургического отделения, поэтому помочь малышке смогут лишь в Национальном институте сердечно-сосудистой хирургии им. М. Амосова.

 Харун рассказывает, бежал из Афганистана, там война и преследования. «Я милиционер, все законы знал и понимал ... Но выхода не видел, пришлось покинуть родину, чтобы выжить. Хотел в Европу, но на границе поймали. Три года назад в Украине познакомился с Масудой. Поженились, родилась наша прекрасная Сурия. А потом и Кайнат. В Афганистане остались наши родители. Иногда мы общаемся по телефону. Если вернусь обратно в Афганистан, в постоянный страх, войну, то меня можно считать не в своем уме ... »

Молодая семья не жалуется на условия. Проживают в комнате с видом на реку Латорицу. На кухне сами готовят себе еду. «Проблем никаких нет, только здоровье дочери беспокоит, - говорит Масуда. - Ночью моя маленькая Кайнат не спит, ее постоянно сводит судорога, очень кричит ... А теперь еще и простудилась ... »

«Если будет возможность, хотим остаться в Украине, - говорит Харун. - Здесь хорошо, потому что нет войны и люди хорошие. Только работы и документов нет. А наша дочь серьезно болеет. И что будем делать, если в больнице нам скажут: нет паспорта, то не поможем!. Этого боимся больше всего ».

Где папа - не знают

В украинском «плену» на целый десяток лет оказалась семья из Сирии. 35-летняя Исмахан Мустафа мечтала с мужем и детьми попасть в Германию. Задержали их на границе со Словакией. Отец вернулся в Сирию, и где он сейчас и жив ли вообще, - не знают.

Три года семья жила в Харькове, еще три - в Киеве, и уже почти пять находится здесь, в Мукачево. Самый старший  из шести детей, 16-летний Дияр Мустафа, хорошо владеет украинским. Учится в здешней школе, хочет поступать в Ужгородский медицинский колледж. Самой младшей Хаджи - шесть. Она единственная родилась на Украине. Исмахан показывает ксерокопии справок об обращении к Государственной миграционной службе - документов у них нет.

«Пока дети в школе, я делаю домашние дела, - рассказывает Исмахан. - Готовлю, стираю, убираю ... Муж в Сирии, уже не помню, когда последний раз виделись. Его забрали. Я кричала, расспрашивала, кто они, куда ... Никто не ответил. Документов жду уже 10 лет. Мои мама и папа часто плачут в телефонную трубку, спрашивают когда вернемся ... Но если приеду назад, посадят в тюрьму, могут убить. А у меня маленькие дети ... Нет, в Сирии нам нечего делать ».

Семье Мустафы предлагали поехать в Канаду, но Исмахан говорит, устала постоянно не знать, чего ждать дальше. Хочет осесть здесь, в Украине. Иметь документы и жить, как все.

Кому - убежище, кому - транзит

В прошлом году в июле начал действовать новый закон о беженцах и лицах, которые нуждаются в защите. «Этот закон существенно расширяет права нелегалов, - объясняет Игорь Михайлишин, начальник главного управления Государственной миграционной службы Украины в Закарпатской области. - Иностранцы, которые обратились к нам, могут законно находиться на территории Украины. Статус беженца получить трудно. Есть разные категории иностранцев: одни просят защиты из-за войны, религиозные, политические преследования, пытки, стихийное бедствие. Другие видят в Украине транзитный коридор. Депортировать таких лиц можно только тогда, когда установят личность нелегала. А своих правдивых данных озвучивать не хочет никто. Кроме того, во многих странах нет наших дипломатических представительств, поэтому нередко запросы надо через Москву отправлять ».

Всего же на 1 января 2012 года в нашей стране находится около 2500 признанных беженцев и почти 6 тысяч лиц без гражданства. На Закарпатье за ​​годы независимости Украины беженцами официально стали 35 иностранцев из Афганистана, Ирака, Шри-Ланки, Ирана, Сирии и Сомали. Просили о таком статусе около 5 тысяч человек. Никто не получил гражданство Украины. В 2012-м только Ханна, малый Азиз и журналист из Афганистана официально признаны беженцами. Другим выдают справки об обращении к Государственной миграционной службе в Украине. Ежемесячно их нужно обновлять.

«Наш пункт открытого типа, рассчитанный на 120 человек, - заметил Петр Росола, заместитель директора Пункта временного размещения беженцев в Закарпатской области. - Никто здесь не держит людей в клетке. Дети учатся, в частности в Мукачевской СШ № 16, имеют много друзей, осваивают язык, играют ... Взрослые тоже приспособились ».

Финансирует приют государство. Пункт заключил договор с Датским советом, по которому для подростков обустроен класс украинского языка. При поддержке Международного фонда охраны здоровья и окружающей среды «Регион Карпат» (NEEKA) они смогут экстерном сдать экзамены и получить соответствующие сертификаты. Датский совет также помогает с одеждой, игрушками. Общество Красного Креста дает телефонные карточки, чтобы нелегалы ​​могли общаться с родными. Лечат иностранцев в здешних медицинских учреждениях.

Поэтому хотим или нет, а люди, которые попали к нам как нелегальные мигранты из стран третьего мира, становятся частью закарпатского социума ...

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>