Игорь Бондаренко: «Фреймут вела себя нагло, но пирожные ей понравились»

Мимо нас все время носят пирожные и наводят последний лоск: мы разговариваем за несколько минут до официального открытия «посольства» Кондитерского дома Бондаренко в Ужгороде. Наконец-то фирменные сладости «из первых рук» можно будет попробовать и в областном центре – в уютной кофейне-кондитерской на Театральной площади, совсем близко от филармонии. Кажется, эти ароматы – а воздух уже пропитан шоколадно-ванильно-ягодным духом — вскружат голову, но наша беседа и про бизнес, и про поиск, и про мечты, хоть и начинаем мы, конечно же, со сладостей… А потом не забудем и о волшебной вишенке с торта, которая украшает логотип Дома и является важным символом…

1888

 

— Игорь, вот почему – именно «сладкая жизнь»?

— Началось это давно. Мне было где-то 14 лет, когда мы, мальчишки, в летний период (я вообще-то из Крыма, из города Евпатории) шли где-то подрабатывать – чтобы были карманные деньги. Кто-то шел на лодочную станцию, кто-то еще куда-то, а у меня дядя работал на Комбинате питания города Евпатория кондитером. Спросил его – можно ли пойти на какую-то практику, чтобы чуть-чуть подзаработать. И он позвал меня учеником, — «будеш помогать». И меня поставили на такую простую, самую элементарную работу: сеять пудру, банки перекладывать, выкладывать сгущенку – тогда она еще в котлах варилась, клепали эти алюминиевые лотки – двумя буквами, «К» и «П» — комбинат питания… Так это начиналось, было очень интересно, первая моя зарплата, как сейчас помню – была 32 рубля…

— И как оно начало превращаться в бизнес?

— Зацепило оно меня тогда еще – в детстве, потому что тогда я и начал пробовать что-то печь сам. Первый мой торт был «Пражский», абсолютно простой, потом «Наполеон» — на радость маме и радость себе. Оно шло как шло, я взрослел, и хотел выбрать другую профессию… Хоть и отложилось, что мне это нравилось, и я никогда это не скрывал… И на протяжении последующих лет я иногда дома что-то «подпекал»… Судьба меня вела по разным делам – была и военная служба, и другая государственная служба, а дальше я пошел уже в бизнес – тот, который получалось делать, я начинал с охранного… А потом … я создал первую кофейню в городе – в Мукачеве мое «Edusсho», это был 1998 год. И сразу было ясно, что ее надо дополнить сладкими изделиями, и я начал их брать в мукачевских кондитерских — «Виктория», «Каравай»… Продукция мне не очень нравилась, и так я решил создать свой маленький кондитерский цех.

1941

— Начали воплощать мечту…

— Я взял на работу одного кондитера, вместе с ней ездили в Киев на обучение – так это начиналось. А когда завертелось-закрутилось, появилось самое важное: единомышленники, с которыми мы и творим все это. Мы начали скромно, и при этом – все обязательно старались делать качественно. Это наш основной принцип – качество и соответствие сырья – они такие, как должно быть, без компромиссов.

— Первое, что начали делать в том цеху, помните?

— Тогда у нас были пирожные «Птичье молоко», творожно-персиковые, трубочки, и такие «наполеончики». В принципе, это классический «наполеон», но на Закарпатье эти пирожные «тремеш» называют. Работала у меня тогда одна венгерка, очень увлеченная. А масштабней мы начинали работать с кондитером Надей Попович, высококлассный специалист – она в то время пекла в основном дома, и я пригласил ее начальником нового цеха. Мы его открыли и начали в нем работу – с одного человека, развивались поэтапно… И в 2006 году мы отрыли новый цех, и в качестве начальника цеха я пригласил Беатриссу Коробкину, профессионала в кондитерском деле.

— Вы брали традиционные рецепты или экспериментировали?

— Мы не шли одним путем. Мы искали. Поднимали традиционные, классические рецепты, экспериментировали, пробовали, творили… И это все происходило комплексно.

— Есть произведения, которые прошли с вами с самого начала, которые и сейчас есть в ваших кондитерских?

— Конечно. Хотя у нас нет фирменных пирожных или тортов, что носят название нашего кондитерского дома. Наша продукция базируется на том, что собиралось по крупицам на основе домашних рецептур. Это и штруделя, и песочные пироги… много всего. К нам пришел Игорь Зарицкий, бронзовый призер чемпионата мира по кондитерским изделиям, наш кондитер-шоколатье. Сейчас мы были с ним в Стамбуле – на отборочном туре на чемпионат мира, Игорь занял второе место, представлял там Украину…

— Слышала о ваших экспериментах – вы делаете и мармелад…

— Да. Ручной работы, который делается из натуральных фрешей. Выдавливается сок из апельсинов, из грейпфрутов, делаем пюре из клубники, малины, киви, и на основе этого и готовим мармелад – с добавлением натурального пектина. Его у нас около восьми видов. Также мы делаем такую прекрасную вещь, как макаруны – печенье на основе миндальной муки…

1969

— Вы занимаетесь производством удовольствия –общеизвестно, что именно сладким люди поднимают себе настроение. И поэтому так важно уметь не просто правильно печь пирожное по рецепту, а и превращать его в радость. Что нужно, чтобы состоялась эта магия?

— Да все просто. Важно, что бы каждый кондитер вкладывал свою душу в то, что делает. Тогда и получится. В чем фишка? Да в том, что люди, которые работают в моей команде, команде единомышленников, они не просто работают, «ходят на работу», а они вкладывают частицу себя – своей души, своего умения, своего творчества… Важно работать с удовольствием. Потому и вкусно, потому и приятно.

— Это и есть именно та «вишенка на торте» — элемент, который завершает, украшает, превращает в чудо?..

— Вишенка на торте – это … мечта. Символ моей мечты, что сбылась. Я действительно хотел быть кондитером. И когда мы решили поставить в Мукачеве возле нашей кондитерской скульптуру, это должен был быть памятник кондитеру – просто кондитеру, тем людям, которые работают сегодня, дарят свой профессионализм, всем людям этой профессии. А потом решили копнуть глубже. Ведь каждый из нас хотел кем-то быть, как и я, будучи тем 14-летним пацаном, мечтал стать кондитером, как те люди, которые на моих глазах творили торт-книгу, свадебные торты – фантастически красиво… Так и возникла идея поставить памятник детской мечте – ученику кондитера, который мечтал быть кондитером и стал им. И эту легенду, историю из моего прошлого, мы и решили воплотить…

1971

— То есть, историей из детства вы вдохновили скульптора?..

— Мы пригласили для работы прекрасного молодого скульптора со Львова Степана Федорика – его нам порекомендовали во Львовской академии художеств как очень талантливого. Он приехал и сделал первый вариант – мне сразу безумно понравилось. Я пригласил его в цех, чтобы он увидел, как все работает, как эта кондитерка сделана – что я это создал не просто, чтобы делать бизнес, а вкладываю в это дело себя, свое желание, свою душу, свою мечту… И Степан стал моим единомышленником. Сказал, что тоже мечтает – про свою первую бронзовую скульптуру. Я ему сказал: «Твоя мечта сбудется» и мы сделали этот памятник – по сути, памятник мечте. Я ему говорил: «Степа, увидишь, после этой скульптуры у тебя все будет хорошо». И после Ученика Кондитера ему за год заказали 5 бронзовых работ, более того – это произведение вошло в десятку лучших в Украине.

— Во время работы над памятником автор ел ваши пирожные?

— Безусловно. Они ему очень понравились и он приговаривал: «Однозначно у нас будет очень хороший памятник!» (смеется – авт.) Загорелся. Знаете, очень важно передавать людям искру, искру желания. Не надо строить свое дело так, чтобы оно только приносило прибыль. Нужно закладывать частицу своих пожеланий. Скажу честно- я в эту скульптуру вложил пожелание о том, пусть сбываются мечты и желания каждого человека – самые позитивные, самые добрые. Вот и у Степана сбылось. И он сказал мне – «Игорь Семенович, я начинаю верить, что эта вишенка просто действительно приносит удачу!». А совершенно недавно мне позвонила девушка и сказала, что ее очень важное и сокровенное желание сбылось – благодаря нашей вишенке. Тут важно верить. Говорят – мечтать вредно. Да нет! Мечтать – необходимо!

— Будем! …Так что же Ольга Фреймут из «Ревизора» — ей действительно что-то не понравилось?..

— Она пришла, была довольна, ей все нравилось: и цены, и чистота, и красота, и пирожные… Просмотрела каждое помещение. Мы не знали, что она придет, и у нас был полный зал людей (слава Богу!)… И вот что не понравилось мне — что она все делает без спроса. Знаете, существует статья 307 Гражданского кодекса Украины, которая четко регламентирует такие вещи. Я дословно не помню. Но речь о том, что аудио видео-съемки могут проводится только лишь с разрешения собственника заведения. Даже если это журналистское расследование, тоже надо учитывать – она работает на коммерческом канале, программа является коммерческой, и целью ее деятельности, будем откровенны, является не только «донесение всей правды людям», но и заработок. Если ты хочешь так работать – то приди и конкретно обратись, как делали всегда, и приходили с разных каналов к нам и нормально общались. Безусловно, она – шоумен, ее цель – шоу, и чем больше будет провокаций и шоу, тем больше будет внимания. И именно так она и выстраивает эти действия и провоцирует реально. Она подошла к столу, постучала, невежливо обратилась к моему сотруднику, сказав при этом «ку-ку» — ну разве так делается?.. Некорректно. И даже по-хамски. Хотя претензий к чистоте у нее не было…

1925

— Так в чем же причина того, что рекомендацию «Ревизора» вы так и не получили?

— Она хотела зайти в десертный цех, его площадь всего 30 квадратных метров. Учитывая, что он заставлен, например, холодильниками, рабочая площадь – всего 5-6 квадратов. Пробует войти, ее останавливает администратор – «Ольга, на каком основании Вы хотите войти?». Она отвечает – «Это – журналистсткое расследование. вы не можете меня не пустить. У меня санкнижка, я имею право». «Вы спрашивали разрешение у собственника заведения?». «Я не должна»… Ну, давайте так – допустим. Она проводит свое расследование, но ведь когда в Австрии ходит по этим отелям, она же прячет камеры и делает все нелегально. И скажите – почему, когда она там делает это нелегально, то почему тут она может себе позволить делать так, как хочет? Потому что она живет в стране Украина? Я считаю, что это некорректно, у нас тоже есть законы, они работают, и дают права не только ей, но и тем гражданам, к которым она приходит.

— Так на чем вы разошлись?

— Она, узнав, что хозяин заведения на улице, вылетела ко мне с двумя видеокамерами, мне микрофон под нос и спрашивает «Почему нас не пускают?». Я в первую очередь ее поприветствовал и поблагодарил за визит, хотя, она, может, и ждала другой реакции, и сказал: «Нами принято решение запустить Вас в сердце нашего производства, в кондитерский цех». Она сходу – «Вы нас запустите всюду, куда мы захотим». Я отреагировал спокойно и предложил: «Раз вы уже тут, давайте я расскажу о нашем заведении – концептуально, что это такое, ведь если Вы его посетили, значит, Вам интересно». На что она отвечает – «Мне это вообще не интересно». «Ну раз так – мы прекращаем с Вами общение». Она: «В таком случае, я вызываю милицию». «Ольга, это Ваше конституционное право». И тут: то милицию не дождешься, то вот идут сразу четверо, с целым подполковником. Я приостановил их, попросил просто вести себя максимально корректно и объяснил ситуацию, о том, что снимать в моем заведении можно только с моего разрешения. Телевизионщики это сняли и потом сказали, что «вот так бизнес договаривается с милицией». Они подошли к ней. Таким образом Ольга Фреймут наткнулась на «законные» грабли, грабли законодательной системы, которая регламентирует, что можно, а что нельзя…

— Но в кофейню они все же зашли…

— Да, телевизионщики вошли в кафе, Ольга начала ходить от стола к столу, говорить с людьми, всем все нравилось. И тут – как говорят, «из искры возгорится пламя», наткнулась на женщин, которые не захотели общаться. Были и компании из Ужгорода, которые начали возмущаться – почему их снимают во время отдыха, и даже хотели заказать ведро воды, чтобы вылить на Фреймут. К счастью, до этого не дошло… Она вышла из кондитерской и на улице сказала: «Если бы не упрямство хозяина, я бы дала этому заведению рекомендацию от «Ревизора»!". Вот так это было… Что меня порадовало – что пирожные ей понравились (кажется, она ела «Яблоки на снегу»), и чистота, и персонал, и интерьер. Но поведение ее было наглым. Я считаю, что, кроме журналистской работы, существуют нормы человеческого общения, и они важны. 

1976

— Кстати, о нормах. Каким, по вашему мнению, должен быть бизнес?

— Честным и порядочным.

— Что Вас вдохновляет?

— Люди. Близкие люди. И люди, которые работают, которые творят. И еще — я стремлюсь в той сфере, к которой причастен, постоянно сделать что-то лучше, еще лучше. Много езжу по Европе, и очень хочу, чтобы и у нас было не хуже. А в моей сфере это означает – что еще красивее, еще вкуснее, еще радостней… Может, кому-то кажется, что это – только бизнес, но для меня это больше. И, наверное, это определение, когда «хобби – это бизнес, а бизнес – это хобби» — это про меня.

— Часто едите сладкое?

— Практически каждый день. Не потому, что хочу контролировать продукцию. Просто люблю. Честно. Но сам уже не пеку, конечно – просто нет времени.

— В Мукачеве возле Вашего кафе-кондитерской есть известная скульптура Ученика Кондитера, знаменитая вишенкой на торте (и эти «счастливые вишенки» уже стали фирменным знаком – их можно увезти как сувенир, на удачу). А будет ли тут, в Ужгороде, какая-то «изюминка», то есть, своя «вишенка»?

— Обязательно. У нас уже есть задумки насчет «фишек», ну или «вишенок», и, в том числе, по поводу прилегающей территории, этого уютного уголка города. Мне очень нравится Ужгород, это прекрасный город, он очень красив, здесь много интересных людей, и мне бы хотелось, чтобы это заведение дополнило его атмосферу. Ждем в гости!

1978

Будьте першим, додайте коментар!

Залишити відгук

Ваша електронна адреса не буде опублікована.


*