Работа, за которой бегут в лес

Государственное предприятие «Брустурянское лесоохотничье хозяйство» — одно из крупнейших и успешных в области. Если же считать количество населенных пунктов, расположенных на территории, подчиненной лесничеству, то предприятие, наверное, вообще будет иметь первенство в области по густонаселенности.

Не так давно лесхоз существенно «вырос»: к нему присоединили часть Буштинского ЛХ. Поэтому сейчас эффективная работа предприятия влияет не только на экономические показатели района или области, а конкретно на жизни тысяч людей. Ведь известно, что лесхоз в горах — это ось, вокруг которой вертится жизнь. Сегодня это предприятие возглавляет бывший руководитель областного управления лесного и охотничьего хозяйства Валерий Мурга. «Замок» отправился в Брустурянскую чащу, ознакомился с жизнью лесников и поговорил с Валерием Ивановичем об успешном менеджменте в лесном хозяйстве.

 

Целенаправленно в лидеры

 Валерий Иванович, каким в общих чертах является подчиненное вам хозяйство?

— Сейчас структуру лесоохотничьего хозяйства составляют семь лесничеств: Лопуховское, Кедринское, Турбатское, Плайское, Буштинское, Груникивское и Грушевское. Общая лесная площадь ДП «Брустурянского ЛМХ» — 39 777 гектаров. На этой территории расположены уникальные плантации кедра. Кроме того, в лесных массивах лесхоза несколько объектов природно-заповедного фонда, среди которых государственного значения — «Горган и Тавпиширка», «Гладин», «Кедринский», а также местного значения — «Аршична», «Яворник», « Бертяник ». В Груникивском лесничестве есть буферная зона, примыкающая к Карпатскому биосферному заповеднику площадью 2126 га. Общая площадь природно-заповедного фонда составляет 2795 га, или 7% всей площади предприятия.

— Не так давно лесхоз переживал тяжелые времена, были проблемы с выплатой зарплат. Как удалось выйти из этой ситуации?

— Действительно, было непростое время, я его пережил, работая руководителем областного управления. В частности, пострадали лесохозяйства, на территории которых растут буковые леса. В 2009 году, после паводков, абсолютно не шла буковая продукция, разве что на дрова для населения. Мы обращались и в Государственный комитет лесного хозяйства с просьбой предоставить какую-либо государственную поддержку. Но возможности тогда не было. Сейчас небольшое бюджетное финансирование лесное хозяйство получает. Но в нашем случае его хватает только на покрытие расходов этих лесничеств, которые к нам присоединили. Их долги мы уже закрыли, несколько рассрочили и выплачиваем каждый месяц. Также забрали на работу почти всех их сотрудников, потому что где эти люди вообще трудоустроятся в этом регионе? Поэтому сейчас говорю, что поскольку зарплата у нас одна из самых высоких в системе (средняя по предприятию составляет 3000 грн. — Авт.), То моя задача как директора — побудить людей нормально и четко работать.

 Однако вам пришлось без помощи государства выплачивать задолженности, которое имело расформированное предприятие. А ведь деньги можно было направить на другие нужды, например, на закупку новой техники …

— Можно, конечно, было сделать это и с помощью государства, однако проблемы я в этом не вижу. Просто пришлось свои планы отсрочить на несколько месяцев. А относительно государственного финансирования … Понимаете, мы работаем с государственным ресурсом, и наша задача — работать эффективно для того, чтобы заработать. Единственная помощь, которая нам действительно не помешала бы, — это строительство лесных дорог и закупка лесозаготовительной техники. Сейчас наметилось определенное  движение в этом направлении, в частности, из Киева должны на  днях получить хороший экскаватор. Сейчас человек проходит обучение. Один уже есть, когда будет второй, то и со строительством дорог понемногу справимся сами. Потому что  это действительно серьезная проблема, которая осложняет нам эффективную работу и доступ к ресурсам. Так, например, есть в горах большой участок сухостоя, который срочно нужно срезать, но добраться туда пока просто не можем.

 Какая, к слову, чистая прибыль предприятия?

— Пока могу озвучить вам финансовый результат 2011-го года, половину которого я проработал директором. Это самая большая сумма в области — 2 миллиона 300 тысяч гривен. Зная, что к нам отойдут буштинские территории, мы пытались поработать так, чтобы при любом развитии событий чувствовали себя спокойными. Сейчас на предприятии есть 320 человек, а когда есть сезонная работа, число работников увеличивается на 40-50 человек. Преимущественно это женщины, занятые на посадке леса.

— Какова ситуация с лесовосстановлением?

— Поверьте, когда говорят, что лесники не сажают лес, — это неправда. Нет такого лесника, который не сажал бы деревьев. Например, на сегодняшний день мы должны делать посадку более 300 га леса. Примерно половина этой площади — естественное возобновление, которое мы будем контролировать. А еще половина — это собственно деревья, которые мы должны высадить там, где природе нужно помочь. Потому охрана леса, в том числе и его высадка, — это наша основная задача. А вырубка — уже вторично. То, что сейчас лесники заготавливают лес, тоже нормально, ведь предприятие должно зарабатывать деньги. Однако именно природоохранная работа должна быть и является нашим приоритетом.

Где дома заработать 8 тысяч?

— Валерий Иванович, насколько я знаю, вы загорелись желанием еще и полноценно развивать туризм. Какие есть идеи?

— Такой прекрасный уголок должен давать эффект не только от вырубки леса. Прежде нужен развитый туризм и рекреация. Должна быть польза от этого и для села, и для района, и для области. На нашей территории есть очень интересные места, такие как, например, линия Арпада или перевал Легионов. Есть даже плантация Масарика: старожилы рассказывают, что чешский президент был в наших горах. Также есть интересная легенда о графе Шенборне. Якобы он когда-то здесь охотился и подстрелил оленя. Но когда увидел грустные глаза умирающего животного, зарекся охотиться на оленей, а на память об этом приказал установить камень-знак. Там отчеканена голова оленя и сверху написано латынью «Губертус». Есть еще гора, которая называется Татаривка, что свидетельствует о переходе татар через эти горы. Так что есть о чем говорить и что показать туристу.

— Есть богатый материал, но будет ли для этого развита инфраструктура, в частности те же дороги, которые сейчас, мягко говоря, не в лучшем состоянии?

— Я думаю, что мы понемногу все будем обустраивать. На сегодня лесхоз работает ритмично, в нормальном режиме. При том, что он достаточно большой, по площади, наверное, в тройке крупнейших на Закарпатье. По протяженности, скажем, от Ивано-Франковской области до Хустского района — это более 150 километров. Работа идет достаточно неплохо, зарплата на предприятии одна из наибольших  в управлении. Лесорубы имеют и по 8-9 тысяч гривен, а экскаваторщик — и все 12 тысяч. И для этого региона, и для области это очень неплохо. По окончании квартала мы выплачиваем 40% премии. В этом году уже ввели и выплачивали 13-ю зарплату. Считаю, что людей надо мотивировать к работе и давать им возможность заработать.

 Кстати, вашим сотрудникам есть на кого равняться, ведь в Брустурянских  лесах работал и Герой социалистического труда, чемпион мира по вырубке леса Иван Чуса. Однако пока узнать это можно только из  мемориальной доски в Турбатском  лесничестве. В будущем не планируете создать местный музей этого выдающегося человека?

— Хотим воплотить такой замысел в ближайшее время. Сначала даже обсуждали вопрос о выкупе здания, в котором жил Иван Чуса, с его семьей. Сегодня владелец дома — его старший сын, однако есть еще один сын и дочь. Поэтому не хотелось бы вмешиваться в семейные отношения. Кроме того, выделять деньги на покупку дома, а впоследствии на его восстановление и охрану — достаточно дорого. Не менее важен и тот факт, что в селе нет такого потока туристов, как в лесхозе. Поэтому планируем обустроить небольшой актовый зал и там организовать собственно сам музей: установить стенды, экспонаты.

К слову, начинать есть с чего, потому что один из наших лесничих — близкий родственник Ивана Чусы, и у него уже есть некоторые вещи, принадлежавшие именитому лесорубу. Да и вообще, команда у нас очень хорошая, поэтому, думаю, помогать в этом деле будут все. Кстати, когда я возглавлял управление, мы каждый год приезжали поздравлять Героя с днем ​​рождения. Отмечу, что это была незаурядная и очень сильная личность. Поэтому считаю, что он заслуживает всяческого уважения.

Пила как «боевой» трофей

 — В Украине сейчас постепенно стараются переходить на электронную систему учета древесины. В двух районах Закарпатья уже стартовали соответствующие пробные проекты. Не планируете сделать то же самое?

— В лесном хозяйстве постоянно существует потребность в системном сборе информации. Однако проблема в том, что у нас 70% предприятия вообще не покрыто связью. Это, конечно, те моменты, которые существенно усложняют работу. Введя систему электронного учета (т.е. в каждое срубленное дерево вставляется специальный чип, который имеет штрих-код), мы четко все будем видеть в любой момент, сможем все отследить. Думаю, постараемся внедрить систему уже во втором полугодии, поскольку пока еще нужно продумать все нюансы, связанные со связью. В частности, речь идет об установлении вышек мобильных операторов. Ведь информация, считанная с чипа в лесу, должна как-то поступать в единую базу данных. Замечу, что такой учет введен повсеместно в Европе, я сам неоднократно видел, как эту работу проводят в Австрии, Германии. Считаю, что она должна быть введена и у нас, ведь это раз и навсегда снимет обвинение, что в лесу работают воры, которые ничего не делают, а только воруют.

— Вы недавно подняли вопрос о введении вахтового метода работы в хозяйстве. С чем связана такая инициатива?

— Это не просто инициатива: с апреля переходим на такой метод работы. До теперь лесничие должны  были проработать все варианты и собрать необходимую информацию. На каждом лесничестве у нас есть комнаты отдыха, где работники могут жить, а также подсобные помещения. Наша задача — создать максимально благоприятные условия для того, чтобы люди себя комфортно чувствовали: могли помыться, выпить горячего чая, поесть. Я думаю, что все это позволит повысить эффективность работы. Ведь сегодня работники должны очень рано просыпаться, чтобы добраться до места работы, а это полтора-два часа по ужасной дороге, вечером так же надо возвращаться домой. Этого уже достаточно, чтобы устать. И самое главное: и лесничие, и бригады эту идею одобряют, говорят, что им так будет лучше.

 Знаю, что в лесхозе проводят внутренние трудовые соревнования. Это такой оригинальный способ мотивации?

— Многого нам не хватает, но на все есть деньги. Поэтому проводим своеобразный рейтинг лучших работников. Победители совершенно официально и законно получат весьма ценный и полезный презент, который смогут использовать для работы у себя на лесничестве. Таким образом постепенно обеспечиваем нужным самих работников. Я вижу, что у ребят появился серьезный интерес победить. Лучшим лесорубам мы, например, презентовали пилы. Ведь если они хорошо работают, то с хорошим инструментом будут работать еще лучше. Другие же начинают тоже подтягиваться к лидерам. Кстати, мы где-то за полгода полностью одели в форму всю лесную охрану — от рабочей одежды, теплых курток и до обуви. В общем, я бы сказал, что сейчас лесхоз выглядит лучше, чем какая-то частная структура. Но оно так и должно быть, ведь люди должны быть обеспечены всем необходимым, а я в меру своих сил на это пытаюсь влиять. Кроме того, команда, которая работает в лесхозе, поддерживает меня во всем. Так вот мы впряглись и работаем. (Смеется — Авт.).

Будьте першим, додайте коментар!

Залишити відгук