Зарабитчанство: угроза или панацея?

Укринформ  24 января 2017 10:50  226143237 0144646
Зарабитчанство: угроза или панацея?

Эксплуатация иностранных рабочих превратилась в Европе в сверхприбыльный бизнес. Закарпатцы - на острие этого трафика

Ответы на этот вопрос журналисты Укринформ поискали в регионе, где это является исторически традиционным видом заработка – на Закарпатье.

Это область, жители которой полтора века живут с заробитчанства. Здесь обычное дело, когда на золотой свадьбе семейная пара досчитывается до того, что на самом-то вместе прожили едва ли 15 лет, хотя детей родили и дома им построили. Здесь, по словам акушеров, дети чаще всего рождаются в январе и августе, потому что зачаты на два больших праздника – Рождество и Пасху, когда мамка и папа физически имели возможность быть вместе. Это один из регионов, где позор признаться, что не имеешь денег – значит, ленишься заработать. И еще здесь есть целые села, которые так и называют – заробитчанскими: большие дома-дворцы, двухметровые заборы и две-три машины во дворе. И все, казалось бы, логично: край граничит с четырьмя странами - ну как этим не воспользоваться?

И люди пользуются. И едут. Кто-то строит дом, кто-то учит детей, кто-то просто предпочитает хорошо зарабатывать, кто-то - выйти замуж за европейца, кто-то, в конце концов, выбирает для себя эмигрантскую судьбу. У каждого на это свои причины. Но как такой выбор большой части населения региона влияет на общественную жизнь края? Положительно? Ведь есть устойчивое благосостояние: дом или квартира, машина, хорошие деньги... Есть также зарубежные переводы, стимулирование внутренней экономики, развитие торговли... Или все-таки негативно? Ведь заробитчанство – это очень часто разбитые семьи, сломанные судьбы, брошенные дети... Да и не только на семейном фронте беда, ведь не зря же заробитчанство еще называют «оттоком мозгов». На Закарпатье сейчас есть целые отрасли. такие, как медицина и образование, с которой последние два года этот отток стал настолько тотальным, что в некоторых районах, как вот Береговское, некому лечить и учить.

Итак, свои вопросы про позитивы и негативы закарпатского опыта подработки, общественную пользу и зло от этого явления, а также о его последствиях, мы задали экспертам общественного мнения в регионе. И вот что нам ответили.

ЗДЕСЬ ПСИХОЛОГИЯ НАЙМИТА ПРОТИВ ДОСТОИНСТВА ХОЗЯИНА

- Закарпатье - регион с избытком трудовых ресурсов, который более века традиционно поставляет рабочую силу в края или страны, где ее хронически не хватает, - говорит историк, писатель Роман Официнский, профессор УжНУ.

- С одной стороны, кратко - или долгосрочные заработки снимают социальную напряженность, также такой способ зарабатывания денег является мощным источником внутренних инвестиций и роста качества жизни отдельных семей и населенных пунктов. С другой - это "бегство от реальности" значительной части активных и мобильных граждан, которые, имея пути отступления и запасные аэродромы за пределами края, почти не занимаются модернизацией архаичных общественных отношений на родной земле. Сейчас психология вечного наймита является более живучей, чем достоинство хозяина, который постоянно занимается обустройством собственного дома (в широком значении) и ведет текущие домашние дела сам, а не перепоручает их.

Зарабитчанство: угроза или панацея? (1485181974-8134)

Роман Официнский

Эксплуатация иностранных рабочих повсюду в Европе превратилась в сверхприбыльный бизнес. Закарпатцы находятся на острие этого трафика во всех ипостасях. Поскольку они массово втянуты в батрацкие одиссеи, то сейчас в инвестиционно привлекательных секторах и отраслях экономики края ощущается нехватка рабочих рук. На Закарпатье нередки случаи, когда предприниматели или предприятия, которые динамично развиваются, вынуждены искать наемных рабочих за пределами края.

ЭТИМ ФАКТОРОМ УКРАИНСКОЕ ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО УМЕЛО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ – НО ПОКА НЕ УМЕЕТ

Интересуемся у господина Романа, отличается ли общественный опыт заробитчанства на Закарпатье от, например, той же Галичины.

- По основным параметрам замеченного явления это однотипные регионы, - считает он. – Трудовые потоки из обоих регионов пересекаются во многих странах. На современное поколение закарпатских и галицких заробитчан подсознательно влияет фактор "между войнами" - пребывание украинских земель между Первой и Второй мировыми войнами в составе Чехословакии и Польши. Как не парадоксально, в Чехии для закарпатцев и в Польше для галичан сейчас больше возможностей достичь материального благополучия. Определенные различия касаются степени самоорганизации представителей различных украинских регионов в странах пребывания. Речь идет о национально-культурных, религиозных, медийных и других аспектах.

В общем, украинцы очень быстро адаптируются и интегрируются в западных странах. Именно там они пытаются осесть, формируют многочисленные диаспорные острова. Это не вызывает никакого беспокойства, просто этим фактором Украинское государство должно умело пользоваться. А вот действительно самой большой проблемой является низкая квалификация и инертное поведение украинских дипломатов за рубежом, которые обязаны отстаивать национальные интересы и горой стоять за соотечественников.

АМЕРИКА ДОБРИЙ КРАЙ, КІТЬ НЕ РОБИШ – ТА ЗДИХАЙ!

- Общество на Закарпатье действительно имеет огромный рабочий опыт, это вековые традиции, которые уходят корнями в конец ХІХ века. То есть, это один из способов заработка в регионе – пусть тяжелый, но им постоянно пользовались веками. Есть даже такая историческая поговорка: «Америка добрий край, кіть не робиш – та здихай!». Вместе с тем, можем говорить, что это наложило существенный отпечаток на ментальность закарпатцев - объясняет Виктор Пащенко, социолог, директор Института политических исследований в Ужгороде.

Зарабитчанство: угроза или панацея? (1485182178-4012)

Виктор Пащенко

Вместе с тем, трудно однозначно оценивать позитивы и негативы, которые общество на Закарпатье приобрело под влиянием фактора подработки, потому что одно – это продолжение другого. (Хотя, таки надо отметить, что в последнее время негативов таки больше, это прежде всего попытка выехать вообще. А главная беда – что из края поголовно выезжают медики, педагоги, инженеры. Этот глобальный для региона отток мозгов уже сказался на медицине – в Береговском районе нет специалистов в больницах. Также там некому преподавать в школах).

ЗАРОБИТЧАНСТВО НА ЗАКАРПАТЬЕ ДАЛО ЦЕЛОЕ ПОКОЛЕНИЕ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ «МАЖОРОВ»

Поясню относительно перетекания позитива в негатив - и наоборот в вопросе про заробитчанство, - продолжает господин Пащенко. - Вот, скажем, первая волна заробитчанства – это конец XIX века. Целью было заработать, привезти домой деньги и купить здесь землю – чтобы быть хозяином и хорошо жить, уметь обеспечить детей. Это была цель, смысл жизни – и в этом был позитив. В 30-е годы при чехах много заробитчанских денег вкладывалось в предпринимательство.

Но с приходом советов все это пошло коту под хвост – и землю, и деятельность у людей забрала новая власть. Но здесь стоит указать на то, что вместе с этим нивелировалась цель заробитчанства: теперь больше не было смысла зарабатывать и вкладывать деньги дома. Тогда у закарпатцев убили жилку предпринимательства. И с того времени заробитчанство стало больше интересовать закарпатцев в качестве эмиграции. Также в советский период многие начали выезжать на заработки в Россию – что тоже дало свой отпечаток на менталитет. Ну, а главное, что изменилось в этот период: люди отныне вкладывали заработанные деньги не в развитие региона, не в предпринимательство – а в себя. Именно в это время начали возводить большие дома, начинять их дорогой мебелью и вещами – появились целые батрацкие села, как Белая Церковь на Раховщине, Деловое – где люди возводили дворцы только ради того, чтобы выше и богаче, как у соседа.

С одной стороны – это и хорошо: мой дом – моя крепость, но с другой – это говорит про обособленность от соседства, от общественной жизни. Это признак отчужденности – от производства, от образования, от традиций, от культуры... Это поверхностный успех – с одной стороны деньги, дома, машины, крутые свадьбы. Но такой образ жизни на самом деле не дает положительной динамики ни в чем – ни для развития экономики, ни для общества, ни для личности.

И еще эта тенденция не вкладывать в общество, а вкладывать в себя, в конце концов, плохо сказывается на общественной жизни. Вот, например, в сфере образования: я заработаю денег, выучу детей. Но это не предполагает, что сын или дочь будут получать образование, это означает, что я дам им достаточно денег для того, чтобы они заплатили за сессию и получили диплом. То есть, нивелируется понятие образования вообще. Это то, что можно купить. Отсюда – плохой уровень образования и специалистов. Кроме того, заробитчанство на Закарпатье в последние десятилетия дало целое поколение так называемых «мажоров» - которые выпендриваются друг перед другом дорогими гаджетами и машинами, даже не представляя, что такое работа, зарабатывание денег.

С ОДНОЙ СТОРОНЫ, ОТ ГОСУДАРСТВА НИЧЕГО НЕ ЖДУТ, НО С ДРУГОЙ – И НЕ ДОВЕРЯЮТ ЕМУ

Одним из основных положительных опытов заробитчанства эксперты всегда отмечают то, что люди не ждут манны небесной от государства, готовы сами на себя заработать. Но вместе с тем, это деформирует доверие к институту государства как таковому. Отсюда и корни того, что сейчас Закарпатье называют особым регионом – который себя позиционирует отдельно от государства. То есть, были мадьяры, которые нами руководили, потом пришли русские, теперь – украинцы. Есть мы, а есть власть – что-то чужое, не мы. И эти два мира существуют как-то отдельно. Учитывая это, надо сказать, что на Закарпатье это не просто общественное явление, это фундаментальный фактор, который формирует общество. Стиль заробитчанства не предполагает создания рабочих мест, а вместе с тем экономика не развивается – потому что этих мест не создают в регионе. Такой вот заколдованный круг.

Интересно, что по сравнению с Галичиной - картина другая. Там, интересно, на заработки выезжает больше женщин, здесь – мужчин. И там все-таки сильнее идея мессианства галичан для Украины, это заставляет возвращаться домой и вкладывать в развитие их региона.

И галичане уезжают много в Польшу – а это страна, которую построили гастарбайтеры. В 90-е годы поляки ехали на заработки, но возвращались и вкладывали в свою страну, и теперь, как следствие, мы ездим на заработки к ним. Поляки действовали не так, как мы, из-за ряда факторов – постоянство традиций, в частности, большую роль сыграла церковь. Относительно Закарпатья, то тут как-то нет ощущения единства между жителями региона даже в пределах самой области. Даже в пределах маленького Закарпатья очень разнятся между собой регионы. Вот, например, закарпатская Воловеччина, где очень большой процент заробитчан, – в целом депрессивный район, там живут по принципу «полгода зарабатываю – полгода пропиваю». Совсем по-другому уже на Береговщине, где села убраны, аккуратны, не чувствуется депрессии. В Белой церкви, которая знаменита своими селянскими дворцами, известно, что население – прихожане одной из сектантских церквей, что дает определенные ограничения на употребление алкоголя.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПЛЮС ОТ ЗАРОБИТЧАН ДЛЯ ЗАКАРПАТЬЯ В ТОМ – ЧТО ИХ ЗДЕСЬ НЕТ: МЕНЬШЕ ГАЗА, ЭЛЕКТРИЧЕСТВА, МЕНЬШЕ АВТО НА УЛИЦАХ

Наиболее жестким в своих оценках относительно этого распространенного на Закарпатье общественного явления был Федор Шандор, социолог, профессор УжНУ.

- В последнее время зарабитчанство дает повод только для тревожных тенденций, - говорит Федор Шандор. – Раньше эта маятниковая миграция была источником дополнительных экономических и финансовых ресурсов. Сейчас люди мало приносят денег домой – им надо там обеспечивать свою жизнедеятельность: снимать жилье, платить страховку, налоги, кушать, тратиться на проезд. А от этого остается меньше. И выгоднее в такой ситуации жить там. Поэтому очень многие решают там остаться – раньше такого не было.

На самом деле, батрацкие деньги почти не влияют на экономическую ситуацию на Закарпатье. Перечисления на самом деле становятся все меньше и меньше – на этом сказываются еще и те факторы, что государство стало больше лезть в карман к заробитчанам – так сильно до сих пор этого никогда не делали, даже до революции. Ну а ликвидированный «Приват» тоже на этом сказался, потому что это был банк, услугами которого пользовалось много людей.

Мифом является также и то, что заробитчане вкладывают в развитие края. Собственно, в бизнес вкладывали до 10%. Другие – в себя. Если бы было наоборот, у нас была бы другая страна.

Поэтому пока единственный плюс от заробитчан для Закарпатья в том – что их здесь нет, как неприятно это не звучало бы. Так всем легче: меньше потребителей электроэнергии, газа, меньше авто на улицах, менее криминогенная ситуация. И это на самом деле единственный плюс.

Нынешние заробитчане не приносят пользы ни государству, ни обществу. И это прямая вина правительства, которое не интересовалось этим явлением. Эта взаимная апатия – власти к народу, а народа к власти, на самом деле, опасное явление, это я вам как социолог говорю. Просто общество может самоорганизоваться в нужный момент – то есть, делайте с нами все, что хотите, хуже все равно не будет. Это общество воспримет любого агрессора – внешнего, внутреннего... Им все равно. Потому что доверия к своей элиты нет, оно утрачено.

В ЕВРОПЕ ПРОШЛА МОДА НА ЧЕРНОРАБОЧИХ, НУЖНЫ КАЧЕСТВЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ

По социальным прогнозам, говорит Федор Шандор, тенденция к зарабатыванию только усилится. Но здесь есть один интересный момент: выехать хотят многие, но нужны только качественные специалисты. В Европе прошла мода на чернорабочих. Там сейчас кто попало не нужен. А для того, чтобы появилось качество – специалиста надо воспитать – это затраты, которые мы делаем не для себя. Нам остается отбракованное, потому что когда уедет за границу качество – то, что было некачественным для них, для нас - качественное. Вот так сейчас в медицине, образовании, экономике. В любой сфере 99% непрофессионалов. Многие перешли в частный бизнес. Многие просто сдались. Самые качественные смылись. Это не пессимистический прогноз – это факт. Мы уже это имеем на Закарпатье.

Зарабитчанство: угроза или панацея? (1485182384-7566)

Фото: ТАСС

Пока выглядит так, что снежный ком катится, но по законам физики он где-то должен остановиться. Где и когда именно это произойдет и какие будут последствия? Поживем – увидим. Пока работаем с теми, кто остался...

Татьяна Когутич, Ужгород, Укринформ


Читайте также

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет