Украинцы воюют за свою территорию, родных, а россиянам не за что воевать, считает закарпатец

Радио Свобода  29 марта 2016 00:16  263119968 0121169
Украинцы воюют за свою территорию, родных, а россиянам не за что воевать, считает закарпатец

Украинский курсант отказался присягать России в Крыму, учился в Англии и теперь отправляется служить на восток Украины.

Андрею Гладуну - 21 год. Он - новоиспеченный лейтенант Вооруженных сил Украины. Решил идти в военное училище подростком, когда армейская служба в его стране не была ни престижной, ни денежной.

- Я не из военной семьи. Я не знаю, почему выбрал военную службу, может, потому что у меня тяжелый характер. Я чувствовал, что в военной сфере у меня многое получится. Больших перспектив в Ужгороде не было, городок маленький. Хотелось куда-то выбраться. Когда я закончил военный лицей, мне предложил командир взвода: если хочешь, можешь пойти в университет. Я подал документы в университет, получил по внешнему тестированию хорошие баллы, меня приняли. Я не помню, какой точно факультет. Я сказал: спасибо, я остаюсь здесь. Так началась моя курсантская жизнь.

В Крыму Гладун провел три года. После Майдана, когда Крым был аннексирован Россией, его вместе с другими курсантами, отказавшимися принять присягу России, перевели в Одесскую морскую академию. Там сдал тесты по английскому языку в рамках программы по обучению курсантов в военных академиях других стран, и его пригласили в Англию, в колледж Королевского флота в Дартмут. Через полтора года обучения Гладун вернулся домой - служить в украинской армии.

Он не помнит точной хронологии событий в Крыму. Он описывает, как курсанты пытались защищать свою академию и как им предлагали перейти на службу России.

- У нас не очень хорошее питание было. Они начали завозить свое, нам даже пельмени давали. Сами понимаете, для курсанта это очень хорошая еда. Разные салаты, омлеты по утрам. Еда привлекает - до каждого доходит через желудок. Говорили, что зарплаты будут хорошие, что по выпуску будут места нормальные. Но мы понимали, что присягу дать одной стране и служить в какой-то другой, не имея там никого, - полный бред.

- Вы помните, как это развивалось, как Вы почувствовали, что что-то происходит?

- Я только помню, что сначала по городу ездили непонятные люди в непонятных формах. Народ говорил: вот, мы присоединимся к России, - это чаще от гражданского населения шло. Затем различные шишки, генералы, адмиралы приезжали в нашу академию. Я уже понимал, что это не просто так. Мы говорили, что не будем сдавать академию, я думал, мы будем держаться до конца. Но так получилось - не хотели кровопролития, наверное, потому сдали оружие. И как только появилось новое начальство в академии, быстренько офицеры перепрыгнули, не задумываясь, чтобы удержаться на плаву.

- Вы, когда приехали в Крым, не осознавали, что у людей вокруг Вас совсем другие настроения?

- До этого нет. Когда я приехал, там все спокойно жили. Черноморский флот был. Знал, что много россиян, потому что российские корабли там дислоцировались. Что все были настроены пророссийски, не замечал. Затем заметил, когда люди стали выступать с флагами российскими ходить, с лозунгами «Крым - Россия». Там всегда жили люди, более склонные к России.

- Когда появились, так называемые «зеленые человечки», Вы, курсанты, обсуждали военное противостояние?

- Да конечно. Мы были готовы. Нас ставили в патрули, у нас даже было оружие, в автомате - магазин без патронов и четыре, полностью заряженных магазина на крайний случай. Предупреждали, если кто-то залезает - делайте предупредительный выстрел. Курсанты готовы были, если бы на территорию кто-то напал, я думаю, они отстреливались бы. Я общался с ребятами и не сказал бы, что кто-то боялся, страха не было ни у кого. Может, мы не понимали полностью всю серьезность ситуации, но все были настроены защищать свою академию. Затем оружие у нас забрали. Нас строили, говорили, не знаю почему: наверное, в 5 часов планируется нападение на академию. Мы стали в окружение, все курсанты, друг за друга держались. Нам было весело, стояли перед казармой. Никто не пришел.

- Когда российские войска без опознавательных знаков начали блокировать воинские части, подразделения, вы тоже оказались в осаде?

- Мы были рядом с портом, у нас кораблей было очень много, подводная лодка стояла, мы на них практику проходили. Российские буксиры перегородили полностью залив. Наши корабли были заблокированы. У нас был мыс, сказали, что, возможно, будут нападать водолазы с моря. Мы не растерялись, у нас были выставлены все посты. Единственное, мы не стреляли, мы забросали камнями. Было несколько водолазов, подплывали, не знаю, русские- не русские, мы не разбирались, мы просто забросали их камнями, заставляли отходить.

- Вы когда-нибудь сталкивались с российскими военными, «зелеными человечками»?

- В городе сталкивались. Мы в гражданской одежде выходили, поэтому я не помню, чтобы у нас какие-то конфликты с ними были.

- В академии было построение, когда Вам предложили перейти на российскую сторону. Как это происходило?

- Просто построили, сказали: те ребята, которые хотят остаться, будут давать российскую присягу. Сказали несколько слов о зарплатах, что будет в будущем с академией, как ее полностью перестроят, бассейн будет, каток. Я даже не дослушал до конца, что они предлагали, сразу вышел, со мной многие ребята. Мы жили отдельно, выходили на свое построение на плацу лицея, поднимали свой флаг, пели свой гимн, пока нас не вывезли из Крыма.

- При этом не обсуждались высокие материи, Россия - родина или Украина - родина? Только бытовые вопросы - что будет с зарплатами?

- У нас одна Родина - Украина, мы о России даже не думали.

- Кто-то думал. Сколько людей перешло на российскую сторону?

- Более половины перешла, нас выехало 103 человека.

- А всего сколько было?

- Около 300, наверное, может, больше.

- А Вы уже давали до того момента украинскую присягу?

- Конечно, я был уже на третьем году обучения.

- Соответственно, те, кто остался, присягали России?

- Да.

- Что было дальше?

- Было много офицеров, которые отказались присягать России, они выводили нас на построение, рассказывали, что нам следует сделать, какие документы забрать, когда готовиться к выезду. Все потихоньку собирали вещи, планировали, что будет «зеленый коридор», будут вывозить нас.

- Как вас вывезли?

- Мы сели в автобус, и уехали. На границе проверяли, я так понимаю, россияне, полностью все, что мы завозим, чтобы оружия, ничего такого не было. Все вещи. Грубо говоря, обыскивали нас.

- И куда вас дальше?

- Мы приехали в Одессу в Академию сухопутных войск. Ночью мы приехали, нас приняли хорошо, разместили в казармах новых. Затем мы перешли, - я уже уехал в то время, - к Одесской национальной морской академии.

- Вас как героев приветствовали, поскольку вы отказались переприсягать?

- Да, нас встретили с почестями. Я героического ничего не вижу, так каждый должен был поступить.

- Вы не храните отношений с теми людьми, которые остались в Крыму?

- Нет, я не общаюсь ни с кем, у нас другие интересы.

- Были конфликты, Вы выясняли отношения?

- Подкалывали их в шутку. Такого, чтобы все переросло во что-то еще, не было. Мы не осуждали, если они так решили - это их выбор. Все-таки, как никак, прожили три года вместе.

- Вы были в ком-то разочарованы?

- Да, конечно, были. Там многие были даже из Львовской области, два слова на русском связать не могут и остались там - это просто смешно было.

- У Вас было ощущение, что правда на вашей стороне?

- Конечно. В любом случае, мы ничего плохого не делали, нас не осуждали, по крайней мере, люди, находившиеся "за забором". Мы поехали на Родину, знали, что будем продолжать учиться, закончив обучение украинскими офицерами.

- Когда Вы поехали учиться в Англию?

- Мы пробыли в Одессе примерно месяц, были постоянные наряды, патрулирования. Затем нам предложили написать тесты по английскому языку, всем 103 курсантам. Мы написали, пятерых выбрали для дальнейших тестов. Мы приехали в британское посольство в Одессе, там сдали тесты, из этих пяти были выбраны трое, чтобы учиться в колледже в Великобритании. Затем мы поехали в Киев, оформили визу, поехали учиться.

- Как долго Вы там учились?

- Полтора года.

- Это был шок после Украины?

- Быстро привык, шока не было.

- Там понимали, что Вы из Украины, Украина находится в конфликте с Россией, война идет?

- Да. К нам очень хорошо относились все. Я готовил презентацию по средам, докладывал о ситуации в Украине, по информации, которую можно найти в интернете, - о надвигающейся опасности.

- Вы пользовались поддержкой, мнение людей было на вашей стороне?

- Да, однозначно. Недолюбливают, я бы сказал, русских. Не только из-за того, что с нами произошло, а у них своя неприязнь.

- Вы вернулись, теперь как Ваша судьба складывается?

- Я закончил университет лейтенантом. Сейчас я в 36-й отдельной бригаде морской пехоты, которая располагается в городе Николаеве. Весь мой взвод находится непосредственно в АТО. Сейчас я заканчиваю лейтенантские сборы и я еду к своим ребятам - знакомиться со взводом, принимать личный состав, материальную технику.

- Как Вы думаете, у кого сильнее мотивация - у украинских или у российских военных?

- Я думаю, у нас. Потому что мы защищаем Родину, мы за это деремся. Россияне, я думаю, сами понимают, многие не хотят идти, потому что эта война - безрассудство полное. Зачем им идти, за что им воевать? Им не жизненно важна эта территория - это все политика, это деньги, жадность политиков. Украинцы - за свою территорию, своих матерей, за свои семьи воюют. Однозначно у нас сильнее боевой дух.

Украинцы воюют за свою территорию, родных, а россиянам не за что воевать, считает закарпатец (8711CEFE-96A9-4885-95DC-6466E811FC05_w268)

Читайте также

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>