Революция по-ужгородски

Сергей Федака  27 февраля 2016 11:56  102117391 0118564
Революция по-ужгородски

Прошло уже два года от победы Революции достоинства. Поэтому вспоминаются те события и в Ужгороде. Над городом глухо ухала сова. Неизвестно, то ли один из любимых Шевченко персонажей готовился к его 200-летию, то ли это была душа самой революции. Ведь днем ​​та революция была так же слепа и беспомощна, зато как только темнело, она начинала бить крыльями. На каждый из телеканалов вылезала своя команда вурдалаков и начинала пить человеческую кровь. Каждый из них проклинал преступный режим, порождениями которого был сам.

Ребята на Театральной площади те передачи не смотрели. Им хватало своих собственных - тех, где они сами были и ведущими, и гостями, а заодно еще и операторами, и звукотехниками. Но больше всего - пиротехниками. Ведь всю ночь ребята грелись вокруг металлической бочки. Внутри полыхали дрова. Да и вокруг все горело виртуальным пламенем. Горючий материал для этого накапливался в течение двадцати трех лет. Если не еще больше. Это только на первый взгляд жгли деревянные поддоны. На самом деле в каждой треске сидела душа ненавистных им столпов и прислужников режима. Было в этом что-то от магии вуду. Ребята мечтали, что после какой-то сожженной трески все эти чудовища от Сяна до Дона начнут биться в конвульсиях.

Если и не подохнут, то того здоровья уж точно не будут иметь. Удивительно, но в конце концов так оно и случилось. Ибо всякая революция имеет какой-то непостижимый компонент. Поэтому революции лучше всего объясняют не политологи с историками, а все-таки фольклористы с этнографами и вообще специалисты по народной демонологии. «Черти бы их забрали», - постоянно звучало над площадью. И как ни странно, такие черти нашлись. Правда, с разными мужиками, которых к ним посылали, нечистые попытались прихватить себе еще и хороший кусок украинской территории. Но это будет уже потом. Тогда об этом еще никто не догадывался.

Будто Ганс-Кристиан раскрывал над хлопцами зонтик своего Оле-Лукойе, который воняла жженой резиной. Ребятам снилось украинское будущее. Они хотели прогнать с кресел злых дядек, даже не представляя, кто усядется в те кресла вместо них. А ведь кто-то усядется. И совсем не факт, что следующие будут лучше. Просто - другими. Но и это уже неплохо. Поэтому ребята не то что спали, но сладко дремали. То, что они видели в своих нервно-рваных снах, никогда так и не реализуется. Однако они упорно смотрели эти сны о небе в алмазах над всей Украиной. Это останется на всю жизнь. Ну а то, что реальность всегда серее снов - что ж, к этому они уже привыкли.

А вот город вокруг восприняло очередную революцию абсолютно равнодушно. Сколько их уже было на его веку! А сколько еще будет! Только где-то глубоко под замком вздыхал Тот, что в скале сидит. Те охи перекликались с криками совы, накладывались друг на друга - и тогда от этого резонанса вздрагивали дома мэрии, областной администрации, милиции и еще многих властных офисов.

Городские контрабандисты ломали головы. Когда-то полноводные реки обмелели и превратились сначала в мелкие ручейки, потом вообще тоненькие струйки, а затем и полностью высохли. «Ни тебя аванса, ни пивной - трезвость!». Зарубежный ширпотреб, который ранее струился в Россию, теперь стал оседать в Ужгороде, вызвав настоящую революцию магазинов секонд-хенда и бутиков. Товар и там и там не слишком отличался. Это напоминало золотую лихорадку где-то в Калифорнии или на Аляске. Ужгородцы лихорадочно избавлялись от гривны, чья покупательная способность таяла на глазах.

Парни на Театральной площади все больше напоминали ранних советских беспризорников. Время от времени они заводили жалобные песни. Из-за их спин время от времени выглядывало еще несколько персонажей, которые напоминали то Кота Базилио, то Лису Алису. Они бросали пару обнадеживающих фраз о будущих жатвах на Поле Чудес и озабоченно растворялись в воздухе. Мальчики упорно жгли все, что горит. А впрочем ,Ужгород просто старался не быть в последних.

Ленин говорил, что всякий писатель (если только он не безнадежный графоман) обязательно отражает в своем творчестве революционную стихию. Классик всего-навсего стыдливо умалчивал, что писатель отражает эти события как махровый контрреволюционер: красиво, вкусно, эмоционально, увлеченно, но с позиции «против». Литератор является контрреволюционером по самой своей гнилой сути. Нет, можно, конечно, рифмовать и так - «Майданный» и «Богом данный». Но это чисто от себя, а муза все равно диктует совсем другое. Бедный автор даже и не подозревал никогда, насколько она может быть беспощадной в ​​своем сарказме. Как сова, которая сейчас кружит над городом. Пуга, пуга, ветер с Луга! Это и наша муза? Все это выглядело просто пиком абсурда. Наивные! Мы еще не знали, что настоящий абсурд у нас впереди.

 «Наш Ужгород»

Читайте также

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>