«Выборов 28 октября Европа не признает» - Закарпатский политолог Виктор Пащенко - о голосовании и его главных отличиях от демократических народных волеизъявлений предыдущих лет

Юрий Ливак, Старый замок  30 сентября 2012 10:56  17021765 022298
«Выборов 28 октября Европа не признает»

До выборов в Верховную Раду еще довольно много времени, но их итог, а также, собственно, сама процедура, волнуют не только кандидатов, журналистов и других, причастных к гонкам, а каждого, кто хоть немного интересуется украинской политикой. За историю независимости выборы у нас так и не стали обычной процедурой продления кредита доверия власти или ее изменения.

Каждый раз это - война кандидатов и партий за избирателей и друг против друга. И, как водится в войнах, не чураются никаких методов. Выборы, которые состоятся 28 октября, особо подчеркивают эту тенденцию, ведь власть не гнушается ничем, чтобы гарантировать себе положительный результат.

Подробнее обо всем этом «Замок» беседовал с закарпатским политологом Виктором Пащенко.

 Возвращение к 2002-му

- Виктор Владимирович, до выборов осталось меньше месяца, хотелось бы обозначить тенденции нынешнего волеизъявления. Чем оно будет отличаться от предыдущих?

- Я могу утверждать, что эти выборы не будут признаны мировым сообществом, хотя, конечно, речь идет еще о масштабе непризнания.

Парламентские выборы 2006 и 2007 годов были признаны демократическими, прозрачными и такими, которые показали реальное волеизъявление. То, что тогда побеждала оппозиция, тоже говорило в пользу демократичности.

Нынешние выборы из предыдущих больше всего напоминают 2002-й год. Они так же проводятся по смешанной системе и имеют такой же контекст: репетиция будущей президентской гонки и подготовка к жесткой борьбе. В 2002-м условно шла борьба между партией власти и демократической прозападной оппозицией, с которой тогда ассоциировалась «Наша Украина» во главе с Виктором Ющенко. Сегодня картина примерно такая же: четко выраженная партия власти с условным сателлитом - коммунистами - и прозападная оппозиция, представленая ​​«Батькивщиной» и «Ударом».

После выборов 2006 и 2007 годов перед ОБСЕ, другими европейскими структурами уже встал вопрос о снятии мониторинга политических процессов в Украине, поскольку в части объективности волеизъявления народа наше государство приблизилась к западным стандартам. Сейчас все возвращается полностью: наблюдение за выборами и отслеживания политических процессов. Как политолог, я даже в 2002-м не имел столько встреч с иностранными наблюдателями. Такой интерес был разве что после скандальных выборов 2004 года в Мукачево. А теперь я общался с представителями посольств Германии, Канады, США, а также независимой организации «ENEMO» и ОБСЕ. По накалу нынешняя предвыборная атмосфера примерно такая же, как накануне Помаранчевой революции.

- Не слишком ли рано утверждать, что выборы не будут признаны демократическими? Может, все-таки не будет фальсификаций, вброса бюллетеней, то есть всего того цирка, который мы наблюдали раньше ...

- Выборы и день голосования - это не тождественные понятия. Поэтому уже сейчас есть много оснований усомниться в их демократичности. Даже если от сегодня (разговор происходил 20 сентября. - Авт.) Вплоть до 28 октября все будет идеально, нарушений до сих пор было так много, что предстоящие выборы уже нельзя назвать демократическими и прозрачными.

Во-первых, два главных опозиционера нынешней власти, лидеры крупнейших партий прошедших выборов, находятся в тюрьме. Ни формальная прозрачность во время голосования и подсчета не способны этого факта компенсировать. Ибо устранены конкуренты не политическим, а административно-репрессивным путем.

Далее - давление на СМИ - известный скандал с телеканалом TVi, инцидент на мировом конгрессе прессы, когда охрана пыталась запретить журналистам демонстрацию плакатов.

Также стоит отметить попытки подмять полностью под Партию регионов весь административный ресурс. Настолько сильно не давил даже Леонид Кучма. Сейчас рычаги государства прежде всего используется для того, чтобы подмять под себя основные финансовые потоки и ресурсы. Благодаря денежным вливаниям, подчинению СМИ, правоохранительной системы, вообще всей структуры, которую называем государством, пытаются «победить» на выборах.

Единственное, что пока более или менее сохраняется, - это свобода слова. Относительная, конечно, но она есть. Это не полностью независимые СМИ, скорее - альтернативные провластным. Они доносят другую информацию, критикуют власть и таким образом позволяют нам видеть более широкую картину происходящего. Благодаря этой относительной свободе слова и можем говорить, что пока гонки в Украине не превратились в сплошной фарс. В России и Беларуси этот процесс вообще трудно назвать выборами. Но если Партия регионов выиграет (а это вполне возможно), то начнется наступление на последние бастионы, в том числе на свободу слова.

Развращение абсолютной властью

- Несмотря на то, что рейтинг неотделимого от Партии регионов Януковича упал со времени его победы на президентских выборах, социологические опросы все-таки сегодня показывают, что эта политическая сила все еще имеет поддержку населения, и теоретически могла бы победить даже при неарестованных Луценко и Тимошенко , свободных СМИ и без использования административной машины. Зачем же тогда нарушать законодательство, ломать последние надежды хоть на какое-то примирение с Западом?

- Есть такое известное высказывание: «Власть портит, абсолютная власть - портит абсолютно». Первые «успехи», как они это называли, «консолидации власти» заставили Европу закрыть глаза на недемократические вещи. После 5-летнего «разгула демократии» Евросоюз решил простить Януковичу. Мол, он никакой не демократ, и, может, все же будет немного больше порядка. Эти «успехи» вскружили головы. Поэтому произошло совершенно силовое формирование большинства через «тушения», беспрецедентное по антиправовой сути решения Конституционного Суда, который изменил всю политическую систему Украины. К этому же ряду относим и харьковские соглашения. Причем не само подписание, а то, чем оно сопровождалось: парламентскими войнами, абсолютным игнорированием оппозиции и еще распусканием рук. Показательно, что герои парламентских битв потом становятся важными чиновниками. Как, например, нынешний министр обороны Дмитрий Саламатин.

Между тем, эти два с половиной года правления Януковича были потрачены не на реформирование страны, а на разделение собственности, которая еще не была расколота. Причем даже не под политическую силу, а под собственную семью. Известно, что за это время Александр Янукович оказался среди самых богатых людей в Украине, а его отец проживает во дворце, которому могли бы позавидовать правители богатых арабских нефтяных стран.

Все эти «достижения» развратили власть окончательно. Ей все время хочется еще больше. Об этом свидетельствует и преимущество так называемой «партии войны» над умеренной частью внутри Партии регионов. Радикальное крыло, которое мечтает полностью подмять под себя всю Украину, больше соответствует настроениям власти. Поэтому и Чечетов, как представитель «партии войны», стал одним из основных спикеров провластной фракции и разбрасывается фразами вроде «развели как котят».

Я не исключаю, что в азарте власть еще больше будет усложнять ситуацию. Может дойти и до того, что в определенных округах тупо начнут снимать с выборов соперников, претендующих на победу. Но в таком случае выборы не просто признают недействительными - власть иметь серьезные проблемы, вплоть до международных санкций.

- Наверное, слово «война» наиболее соответствует и тому, что делает сегодня Партия регионов, то есть местная власть, и на Закарпатье?

- Война, наверное, слишком сильное слово, но зачистка неугодных - самое то. Если сначала Янукович стремился играть роль президента всей страны, то сейчас власть уже взяла курс на сплошную монополизацию - и в этом ее трагедия. На местном уровне чиновники, пытаясь польстить Киеву, поступают так же. На Закарпатье верх взяла «партия войны» в среде самих регионалов во главе с Иваном Бушко. Мне, например жаль Ледиду, который сам по себе вырос из достаточно прагматичной и здоровой среды продуктивного бизнеса, но попал в жернова безжалостной авторитарной власти, которая перемелет и его. Не хочу акцентировать на собственном увольнении, однако это тенденция, когда все, кто не способен рапортовать «люминий так люминий»,  просто вытесняют из государственных учреждений. Можно сколько угодно спорить, кто лучше - Вегеш, Николайчук или Ващук, однако здесь нарушается сам принцип здравого смысла и традиции европейского университетского самоуправления. Министр образования уже полгода не назначает выборов ректора, а всевозможными интригами хочет превратить УжНУ на «колхоз животных» (Дж. Оруэлл). Поэтому, по большому счету, выбор сейчас не между партиями и отдельными кандидатами в депутаты, а между уважением и неуважением к самому себе и своим детям.

Другая беда: почему власть решила, что чем больше будет привязанных партбилетом, тем более послушных и управляемых. Поэтому сейчас насильственной партизацией, тем, что каждому более-менее успешному человеку ставят ультиматум: или вступление в Партию регионов, или освобождение или разрушение бизнеса, - на Закарпатье нагнали более 200 тысяч членов партии. Наступают на те же грабли, что и прежде СДПУ (о), и получат такой же горький результат.

Закарпатье никогда не было провластным регионом

- Вы говорили, что Партия регионов скатилась к авторитаризму и поэтому не имеет перспектив в будущем, но на этих выборах еще может победить за счет консерватизма избирателей. Однако существует и такое мнение, что если позволить ПР победить сейчас, в следующий раз шанса оппозиции уже могут и не дать, закрутив гайки и превратив выборы в нечто похожее на русский или белорусский вариант ...

- Возможность власти закрутить гайки, конечно, в значительной степени зависит от нынешних выборов. Чем больше наберут голосов, тем прочнее утвердятся в собственной безнаказанности. И все туже станут закручивать. Хотя я убежден: не удастся. Резьбу обязательно сорвет - рано или поздно. Проблема в том, что чем больше эти гайки закручивать, тем сильнее будут катаклизмы для страны. До возможных кровавых разборок. И, что хуже, возрастут шансы прийти к власти радикальным силам с другой стороны, которые, по большому счету, ничем не лучше регионалов. То, что они идеологически устремлены на Запад, ничего не значит.

- Переходя к ситуации на Закарпатье, в первую очередь хочется отметить, что сейчас многие говорят, мол, на этих выборах земляки имеют протестные настроения, хотя считались электоратом, который поддерживает власть, какой бы она ни была. Неужели что-то изменилось в ментальности земляков?

- Прежде всего: этот тезис неверный. Уже первое демократическое волеизъявление в области продемонстрировало нерасположенность к власти. Первый секретарь обкома партии Генрих Бандровский в 1990 году с треском проиграл выборы народных депутатов СССР неизвестному врачу из Дубового Тячевского района, набравшему 70% голосов, хотя люди его не знали вообще - просто голосовали против лидера областной компартии.

В 2002 году на Закарпатье победила оппозиционная «Наша Украина». С тех пор в области постоянно побеждала оппозиционная на то время сила. Поэтому называть наш край провластным, впрочем как и оппозиционным, никак нельзя. Я всегда говорил, что Закарпатье является маленькой моделью всей Украины, где более или менее равномерно представлены все ведущие политические силы, за исключением Коммунистической партии и вообще радикальных сил.

То есть у нас есть мощная постсоветская ниша, которую представляет Партия регионов; проевропейская, хотя также постсоветская, поскольку авторитарного типа, воплощенная в «Батькивщине»; ну и либерально-европейская. Последнюю в Украине в разные времена представляли разные политики. Например, Сергей Тигипко, который потерял сторонников после присоединения к Януковичу. Сейчас эту либерал-демократическую нишу занимает «УДАР». Я бы сказал, что Закарпатье моделирует картину, для которой Украина еще не созрела.

- Что касается мажоритарных выборов на Закарпатье, Партия регионов громко заявила, что собирается победить во всех 6 наших округах. Разумеется, была вынуждена так заявить. А, по вашему мнению, насколько такие претензии обоснованы?

- Я снова вспомню выборы 2002 года. Тогда Иван Ризак, лидер СДПУ (о) в Закарпатье, объявил: мы победим во всех 6 округах. От них шло 5 председателей РГА и шестой - нардеп Нестор Шуфрич. Победил один кандидат - Иштван Гайдош. Да и то с явными фальсификациями, после многочисленных скандалов и судов. Прослеживается явная параллель с нынешней ситуацией. На выборах 28 октября Партия регионов может рассчитывать максимум на одного победителя в мажоритарном округе. И я буду считать это большим успехом для них.

Единый Центр может рассчитывать на 6 мандатов, включая Александра Кеменяша. При наихудших обстоятельствах, и это я считаю неуспехом для Единого Центра, они победят в четырех округах. Казалось бы, почему так? Виктор Балога и политическая сила, лидером которой он является, наделены ключевыми чертами для европейской партии - это умение договариваться, признавать права других граждан - нацменьшинств, инакомыслящих и др.. Одним словом все это называется демократией. В этом и есть главное отличие между двумя политическими силами.

Читайте также

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>