Сергей Никогосян: Где бы ты ни жил, главное – оставаться человеком!

Татьяна Вашаргели для uzhgorod.in  17 июня 2012 14:17  58014883 015360
Сергей Никогосян: Где бы ты ни жил, главное – оставаться человеком!

Сергей Сергеевич Никогосян принадлежит к негусто, к сожалению, заселенной категории сильного пола, при появлении которой каждая женщина чувствует: вошел настоящий мужчина! При этом никаких особых действий ему производить и не следует. То ли кавказское происхождение, ментально определяющее харизму; то ли кадровая, советской школы, военная выправка добавила лоска и аристократического благородства; то ли непростая судьба, побросавшая этого человека по городам и весям когда-то разных культур, а ныне – разных стран, научила не книжной, а истинной дипломатии,  но Сергей Никогосян производит впечатление счастливого, много видавшего, но сохранившего любовь к окружающим, именно – мужчины.

-         Сергей Сергеевич, каким же счастливым ветром занесло истинного сына Кавказа в Карпатские горы?

-         Начну издалека. Первые мои соплеменники оказались в этих краях после Великой Отечественной войны. Это были кадрове офицеры – 5 человек. О том, что они по-настоящему полюбили этот край, а он – их, мне кажется, свидетельствует такая история.  Когда я ехал на Закарпатье, в поезде меня спросили: «А ты знаеш Петросяна?».  Меня такой вопрос откровенно возмутил: каждый армянин знает чемпиона мира по шахматам Тиграна Петросяна. Но оказалось, что местные говорили о своем Петросяне, который вывел местный колхоз в миллионеры и приумножил славу закарпатского виноделия. Вот он был сыном одного из «первой волны», и не знать его, по мнению моих спутников, означало не быть армянином! Следующими были работники, прокладывающие газопровод «Уренгой-Помары-Ужгород». Именно армянские специалисты тянули эту систему через Карпаты.  Некоторые из них остались в этих краях. И самая печальная – третья волна: после землятрясения 1988-го…  Собственно, я с семьей также оказался здесь в те годы.

-         У Вас была возможность выбирать место обитания?

-         Нет. Мне кажется, что это был последний пример всесоюзного объединения в желании преодолеть беду и помочь пострадавшим. Всем миром восстанавливали руины, всем миром приютили.  Я – кадровый офицер и привык подчиняться приказам.  Семья моя выехала на Закарпатье, я еще полтора года работал в Армении, но мой дом - там, где моя семья. Понимая, что каким-то образом я ставлю точку на собственной карьере, я присоединился к родным. Хотя многие вернулись на Родину…

-         А что побудило их – ностальгия?

-         Да не только. Видите ли, для меня, впрочем и для многих моих соотечественников, Закарпатье показалось уж слишком … европейским, что ли. К примеру, там, на Родине,  мы жили в многоквартирном доме, где не принято закрывать двери, где все знали друг друга, где вечерами сидели на лавочке во дворе, обсуждая все новости за день…

-         Но ведь мы привикли признавать «европейскость» в качестве эталона…

-         Не безусловного… Мне импонируют немецкое отношение к работе, английский стиль, итальянский темперамент, французская легкость… Но все вместе – трудно воспринять человеку, воспитанному на Кавказе… Приведу один пример.  Когда я захожу в маршрутку, никоим образом не разрешу девушке уступить мне место. Она – будущая мама, бабушка, а это – самое святое…

-         А как же с известным кавказским патриархатом?

-         Это – совершенно другое. У нас принято спрашивать совет у старших и, приняв его, не «переигрывать» это решение в компании друзей. У нас принято чтить старших, почитать семью…  Здесь же очень много национальностей, и у каждой из них свои особенности. Но со мной – вот какая история. Мои предки – из той части Армении, которая оказалася на территории Турции, потом многие из моих жили в Константинополе. Нас бросало по разным странам… Будучи кадровым офицером, я служил и в Средней Азии, и в России… Поэтому научился: надо уважать обычаи и правила страны, где ты живеш, хотя свой язык и культуру не забывал никогда.

-         И Ваши молодые ее не забывают?

-         Они выросли в других условиях, они – более современны. Да и жизнь меняется. Но есть, безусловно, вещи, которые остаются незыблимыми! Собственно, для их сохранения, в том числе, мы и основали в 1996-и году наше национальное общество «Арарат». Сначала возникла идея открыть воскресную школу. Я начал осознавать, что наши дети забывают родной язык и культуру. Первым руководителем и учителем в этой школе была моя жена. Дети приезжали из нескольких районов, возраст: от 8 до 20 лет. Потом мы издали книгу, организовали концерты. Словом, работа пошла…

-         У многих складывается впечатление, что все общества – пережиток советского, активного в общественной жизни времени…

-         Конечно, главное в этой жизни оставаться человеком, не взирая на место жительства, но забывать свои корни, проросшие в родную землю, никак нельзя.  Я обнаружил в запасниках закарпатских музеев картину Айвазовского, выяснил, что закарпатский Чендей общался с Параджановым, нашел людей, которые учились или работали в Армении... Если хочешь знать, то многое можно выяснить. И таким образом мы нашли точки соприкосновения для наших народов, сделав их роднее, ближе и понятнее друг другу.

-         Но так ли свободно живется в Украине всем национальностям?

-         Я – свободный человек! Я разговариваю на своем родном языке с теми, кто меня понимает, я читаю книги на своем языке, слушаю свою музику. Видите ли, я считаю, что всегда надо помнить, гражданином какой страны ты есть, не забывая о национальности. Но национальность – это слишком личное. Я знаю, что разговариваю с акцентом, я знаю, что выгляжу и веду себя как кавказец – не стыжусь этого, но и не выпячиваю. И очень ценю, что среди многочисленных друзей могу оставатися самим собой, и они меня за это и любят, и уважают.  В свое время я дал клятву Украине и, смею Вас заверить, никогда ее не нарушал. Я не понимаю тех людей, которые жалуются.  Материальное – это мое, личное, но все остальное… Мне всегда хочется сказать: не нравится – уезжай! А ругать землю, которая тебя кормит – неправильно и непорядочно!

-         Много ли руководителей национальных сообществ Вас поддерживают в таких взглядах?

-         А вот этот вопрос я оставлю без ответа… Скажу лишь: хотелось бы, чтобы их было больше…

-         Так какую же страну Вы, при таких, истинно европейских взглядах, считаете своей Родиной?

-         Безусловно,  Армению! Без Арарата жизнь представить невозможно: я дышу воздухом Армении! К сожалению, вот уже многие годы страна находится в фактической изоляции.  Жить пристойно помогают местным лишь родственники из-за рубежа. Очень много моих соотечественников обосновались в разных странах мира: от США до России. Но все мы надеемся, что жизнь наладится и изменится в лучшую сторону…

Сергей Сергеевич сознается: в родной Армении не был более 2-х десятков лет. Оправдывается дальностью и сложностью пути. Его же родные признаются: папе больно видеть, как тяжело живется ныне его родине, и понимать, что помочь ей он не в силах… Но тем не менее, здесь, вдали от любимой Армении, вот уже несколько десятков лет он создает свою территорию любви и уважения, на которой комфортно чувствуют себя люди разных национальностей. Хозяин этой территории четко дает понять, что она размещена на Украине, хотя над ней - такой звеняще пронзительный армянский воздух, населяют ее кавказские джентельмены и осеняет ее через тысячи километров священный Арарат, даря своим далеким детям и внукам удачу и надежду на неизбежное и радостное свидание!

Сергей Никогосян: Где бы ты ни жил, главное – оставаться человеком! (niko-2)

Читайте также

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>