1 мая 1955

Kurucz Bandi  10 декабря 2016 15:02  180140054 0141439

Дата как-то сама собой легко запомнилась. У нас вновь был отец (шёл второй год, как он вернулся с Мордовии) и почти год уже жили на Первомайской, где у меня появились новые друзья. Отец вновь работал в "Универмаге", откуда забрали 14 сентября 1948 года - в аккурат на день рождения мамы, между прочим (видать это входило в планы).

Какую должность занимал, теперь не помню, был то ли товароведом, то ли заведующим складами. При "советах" на всех предприятиях в государственные праздники - а другие не признавались - назначались дежурные ( на случай войны?). Вот так был назначен мой отец дежурным по конторе "Универмаг" . Рано утром засобирался и предложил мне пойти с ним. В те времена мы почти не расставались, я был преисполнен гордости за отца и вообще, считал его самым лучшим, умным, мужественным человеком на свете. Был несомненно рад приглашению, меня давно разбирало любопытство, на сей раз еще прибавилось ожидание необычных впечатлений. Очень хотелось увидеть эту контору изнутри. О ней отец часто рассказывал маме, и потому я был наслышан о её делах и сотрудниках, знал даже их поименно.

По "Универмаговским" складам уже водил как-то, когда меня принимали в пионеры, и надо было выбрать галстук. Помню, полки складских помещений были завалены товаром, правда, весьма неприглядным - горы одинаковых, с ярко красной тканью внутри галош, таких же резиновых сапог со специфическим едким запахом, какие-то неуклюжие ботинки, совершенно одинаковые голубенькие женские трусы. В общем, всякой дряни, но много.

И вот, мы с отцом почти по пустому городу, увешанному флагами, дошли до конторы, прошли через ворота, что напротив фотоателье "Бадо", (недалеко от "Золотого ключика") и по ступенькам поднялись на второй этаж, пройдя по навесной внутренней галерее балконов, к большой входной двойной двери в канцелярию. С коридора вели двери в несколько помещений. Отец ключом открыл одну из них, и мы оказались в просторном помещении с двумя, выходящими на этот самый балкон окнами. Стоял специфический канцелярский дух. С одной стороны поближе к стене - огромный стол с кипами папок, бумаг, с черным арифмометром "Феликс", что сразу же приглянулся, и черным же телефоном с металлическим диском с отверстиями, через которые видны были цифры и какие-то буквы. Столов, кроме этого было много, но мне приглянулся именно он. На одном из дальних стояла еще пишущая машинка. Эти три предмета особенно привлекли мое внимание.

Отец усадил меня за этот самый стол с арифмометром и телефоном, дал несколько листов бумаги, карандаш и предложил, пока он походит по делам, заняться чем-то: рисовать, писать или считать, для чего, перед тем, как уйти, показал, как пользоваться арифмометром. Я с интересом принялся крутить рукоятку - щелкая и дзинькая, забегали цифры. Отца довольно долго не было, и я, отодвинув арифмометр, стал подбираться к телефону. Надо сказать, телефон тогда вообще был редкостью. Даже будок телефонных еще в городе не было. Он был роскошью, стоял лишь в конторах , на предприятиях.

Домашние имелись исключительно у высшего начальства.

Как им пользоваться, думаю, кое-какое представление у меня имелось. Аппарат притягивал меня, словно магнит. Я снял трубку и, услышав гудок, быстро поставил на место. Но любопытство взяло все же верх: я приставил трубку к уху и после гудка набрал наугад какие-то числа. В ухо щелкнув стали поступать равномерно прерываемые сигналы-звонки. Длилось это довольно долго, и я, поставив трубку, снова снял и набрал очередной номер.

Тут появился отец.

"Кому звонишь?"- спросил он.

"Никому." - ответил я.

"Видишь рядом большую книгу? Это телефонная. Полистай, посмотри, выбери, кому хочешь позвонить."

Отец часто бывал участником, а то и вдохновителем моих шалостей. И вот, я стал выбирать себе абонентов. Сначала квартирных. Набрав номер, волнуясь, ожидал реакции с другого конца провода. Домашний почти никто не брал, но если я слышал вдруг "алло!", вздрогнув от неожиданности, моментально ставил трубку.

Тогда отец предложил набрать какие-то конторы, предприятия. И я, полистав книгу, остановился почему-то на мукачевской шоколадной фабрике. С того конца отозвались моментально. Опять от "ожидаемой" неожиданности бросил трубку, даже отскочил в сторону. Попробовал еще. На этот раз хватило на "алло". Отец то выходил куда-то, то возвращался обратно. Вновь застав у телефона, опять спросил, куда звоню. И узнав куда, сказал:"Ты не ложи сразу трубку, а спроси что-то. Коль уж набрал шоколадную фабрику, спроси: "Есть у вас "Чио Чио Сан" ( были тогда такие вкусные шоколадные конфеты). И вот, в который раз набрав злосчастный номер, я спросил: " Скажите, есть у вас "Чио Чио Сан"?"

На этот раз знакомый уже мужской голос с той стороны, злобно прокричал в ответ :"Засранка! Сейчас же положи трубку, а то сообщу в милицию!"

Я в ужасе кинув трубку, отпрянул от стола, как ошпаренный. Теперь не от испуга, а до глубины уязвленный - меня приняли за "засранку-девчонку". Тут уже и отец, сменив тон, наказал: "Все, больше не хулигань!"

На следующий день, или еще в тот же вечер, я уже хвастал перед друзьями своими первомайскими подвигами.

P.s. Советские праздники вызывали у меня смертельную тоску, необъяснимую скуку. Город ставал алым. Всюду портреты престарелых, серых, все на одно, не обремененное интеллектом лицо - вожди. Город оккупировали "медалисты", забывшие, а скорее не желающие вернуться на родину. А местные в городе становились чужаками, пока и саами не втянулись в это лицемерное действо.

15390955_336906133363111_4351164804019774339_n

Оставить комментарий

Комментаторы, которые будут допускать в своих комментариях оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без каких либо предупреждений и объяснений. Также данные о таких пользователях могут быть переданы правоохранительным органам, если от них поступил соответствующий запрос. В комментарии запрещено добавлять ссылки и рекламные сообщения!

Комментариев нет
]]>